Критика, обзор, раскрытие смыслов

Речь в статье пойдёт об авторе, едва скрывающемся за ником NeaTeam, о его творчестве, статьеписательстве, темах его писаний и всё таком прочем, что позволяет анонимно представить некий мiровоззренческий блок сего отдельного человека. Чтобы не переходить постоянно на латиницу – ниже я буду называть его Нитимом.

Как известно из его бытописаний, по профессии он – переводчик, жалующийся в последнее время на то, что его профессия умерла. Менее заметно то, что он ещё и тот, кто может втихаря назвать себя и лингвистом, поскольку области переводческие и лингвистические много где соприкасаются смыслами. Ну и совсем незаметно то, что он позволяет себе достаточно эльфийски судить об экономике и философии, последнюю он называет «о/заседалищем всех наук».

Разберём от конца: начнём с философии. Пресловутая калька с греческого «любовь к мудрости» в данном случае ни на гран не раскрывает самой сути философичности и/или, допустим, философского склада ума. Дело в том, что сама «мудрость» – есть понятие малоопределяемое и малоопределимое. Поэтому и указание на то, что нечто есть любовь к чему-то малоопределяемому/малоопределимому, есть очевидный недостаток языка, который вряд ли способен на чёткость и ясность в областях, где ими и не пахнет.

Поэтому-то Нитим постоянно подчёркивает в своих писаниях (через приведение притчевых сюжетцев), что философия – это просто сфокусированная ЛЮБОВЬ. Любовь к тому, что окружает человека, ну а уж описание этого самого окружающего – это просто попытка передать аспектность многогранной любви. Вот именно поэтому философия есть попытка передать эмоции, окрашенные безумством танцевального марафона разума.

Философский склад ума в таком случае – это явная и неприкрытая эльфичность высказываний. Потому что пессимизм убивает любовь. Всё ведь просто. На пессимизм влияет (и в большей части своей вызывает) разум, который сталкивается в жизни с необъяснимым и банально шугается этого. Именно поэтому доброе старое отстранение от разума (в небытовых вопросах) вызывает приближение к искомой философичности.

Следующая стезя Нитима – экономика. По ней он совершенно эльфийски полагает, что мiром управляют архетипические варианты, которые в своей рассогласованности друг с другом и определяют те или иные тенденции. Причём, определяют достаточно хаотично, чтобы найти искомую базу, от которой можно было бы отталкиваться в рассуждениях. Поэтому вместо экономической базы для рассуждений об экономике Нитим берёт постоянно базу расхождений человеческих психотипов. Когда в экономических отношениях преобладает влияние одного психотипа, на более высоких уровнях по отношению к другому, вот тогда и возникают коллизии разбалансировки экономического развития. И данная максима, по мнению Нитима, тоже очень проста для понимания, а следом – и всей экономики целиком.

Поскольку экономика – есть творчество людей, поставленных в определённые рамки, то для изменений в ней следует поменять рамки. «Рамки» в данном случае обозначают смену главенства психотипа. Психотипы Ж и НЖ Нитимом описаны достаточно подробно.

Следующее в экономике на что совершенно безрезультатно уповает Нитим – это переход от труда безсмысленного, вызванного скорее инерцией предыдущего и тоже безсмысленного развития, на труд совершенно отвязный по своей креативности. Вопрос же о том, а кто будет производить ништяки, потребные для жизни людей, он, ничтоже сумняшеся, относит к роботам, которые ещё только предстоит создать и отладить их функционирование. С одной стороны, подобные мысли не имеют никакого отношения к текущей действительности, а с другой – а какой ещё тренд развития нашей земной цивилизации, заточенной под техничность и технику, можно ещё предложить? Да никакого, в том-то и дело. Вот и ругай после этого Нитимку.

Лингвистические и переводческие эксерзисы Нитима могут быть интересны лишь двум категориям людей: тем, кто сам глубоко погружён в эти области, и тем, кто о них имеет самое отдалённое представление. Первым интересны новые мысли, которые возможно могут проявиться, вторым – интересно вообще, а в чём в лингвистике проблемы. Но найти новое в лингвистике сложновато в нынешнее время, почва достаточно разрыхлена и удобрена разнообразными отходами мыслительной деятельности предыдущих поколений. На ней давным-давно колосятся стальные цветы, нержавеющие такие, а нектар этих цветов напоминает по вкусу… ничего.

Поэтому, и исходя из этого, Нитим делает вывод об ущербности самого языка, как системы, искусственно созданной и искусственно же внедрённой в бытие. Причём, эта ущербность не ощущается нашим разумом, потому что ему для оценки требуется сравнение. А сравнивать язык пока не с чем: только системы разных языков друг с другом, хотя все они совокупно представляют собой одну и ту же ипостась.

Некоторая подвижка, по мысли Нитима, произойдёт в неопределённом будущем, когда своё место займёт совершенно другое направление – телепатия. В ней, телепатии, место символики займёт концентрированная завязь эмоций, прозываемая изредка (неточно, разумеется) концепцией, но понять это разумом трудно, потому что у телепатии нет достойного «примерно того же самого» для сравнения. Ещё труднее понять способ передачи концепций друг другу – через обыкновение взвихрение мысли.

Нитим изредка рассуждает на эту тему: телепатическом концептуальном общении сущностей, но для разума один чёрт всё сводится всё к той же невозможности сравнить, а посему эти рассуждения выглядят глуповато, если не сказать – фантастически.

Ну и, наконец, переводческие прибамбасы. Они просты, как две копейки, потому что для разума нет лучшего упражнения, нежели сравнивать схожести, а языки людей схожи друг с другом по массе параметров, извлекаемых не то чтобы легко, но всё же. Это наглядно показывает интерес людей к этим «таинственностям». Разум вообще любит загадки и тайны, его, разум, хлебом не корми, а дай покопаться в плетёностях и переплетёностях. С этой точки зрения тема переводов – многогранна и «безгранична».

Другие темы, как-то: политоту и текущие события Нитим предпочитает не трогать, а, если уж трогать, то поглобальнее по возможности (чтобы уйти от суетности деталей). Политота, в отличие от переводческих проблем, вызывает гораздо больше эмоций, уходящих корнями в концептуальные вещи – именно поэтому она содержательнее и привлекательнее для многих. То, что «растёт» из неведомых глубин, подвержено разнообразным интерпретациям, здесь есть даже игра ума, потому что находится место и обыкновенному интеллектуальному хулиганству.

Но Нитима не привлекают эти темы, больно они суетны, блин.

Добавить комментарий