Легендирование

Я всё понимаю, ну не до легенд нам теперь, много забот навалилось, в мiре крутейший крутяк на подходе, но мысль же стратегическая не должна замирать. А мысль такая, между прочим. Ведь ничего не мешает нынешней власти российской начать создавать… легенды.

Власть совецка, как бы к ней ни относится, в этом деле была мастаком: не жалела денег, статусов и ништяков для работников этого «фронта». И всё работало, как часики, пока нюх не начали терять от старости или получения имени аж мiровой державы, ну и расслабились.

Хотя вот совершенно с неожиданной стороны пришло мощнейшее движение. Я имею в виду Глазьева/НХ совершенно недавно. Это же давно зрело в обществе, с тех пор как СССР перестал существовать, а своры, набросившиеся на старые «легенды», оставили от них за 30 лет клочья и рванину, которая сейчас выглядит смешно, да, сшитая и склеенная, да, не сдавшаяся, но всё же «подпортившаяся» немало.

Наверно, пришла пора создавать новые легенды. Нового времени. Те, которые будут «питать» наше общество ещё лет пятьдесят вперёд. И дело даже не в том, что, разумеется, это будут «легенды», а не голимая правда, т. е. приукрашенные и отлакированные, в соцветии величий и тёплого злата-серебра, а в том, что БЕЗ легенд, каких бы то ни было, жизнь скучна и даже мерзка. К тому же легенды «тянут» вперёд, а безлегендье, если можно так сказать, это удел сирых и безпомощных территорий, а мы же всё-таки не хухры-мухры, а целая цивилизация.

Правда, легенда легенде рознь, как водится. Легенда всегда должна опираться на то, что было, пусть и немного не так, не в таком масштабе, не в такой заострённости, но всё же – на РЕАЛЬНОСТИ.

Для того же, чтобы понять, какие именно легенды Руси нужны вот прямо уже сейчас, имхо, нужно сначала проанализировать, а какая легендарность нам тоже сейчас вот не нужна от слова «совсем». Думаю, что для этого нужно сначала сформулировать общее впечатление от России в мiре, как оно есть, ну и от это и «плясать».

Общее же такое: водка, медведь, балалайка, просторы, загадочная русская душа, непонятной природы агрессия (и это при таком-то обилии территорий и полезных ресурсов, что закачаешься!!!), красота наших женщин. Можно добавить более мелких «черт», но, в принципе, они уже повторяют вышеуказанные, высвечивая дополнительные аспекты, либо вообще уходят в непонятный скулёж.

Помолясь, начнём. Нужна ли России «водка»? Как элемент, как знак, как эмблема, как сувенир/ориентир, как ипостась, как что-то вообще в ментальной сцепке с Русью? Есть два подхода: один культурогический, другой – более общий. С точки зрения культуры этот вопрос ерундов, у всякой более или менее приличной общности, не говоря уж о цивилизации, есть в этом плане своё: виски, сакэ, в общем. А вот с точки зрения более общей – представляется ли нам картина будущего, как страна-цивилизация, в которой предпочитают НЕ ПИТЬ, или ну его нах такие вопросы обсуждать? Если «не пить», то и водку надо устранять, не правда ли? Если же «пить», то тогда надо с ней делать то, что давным-давно сделано не у нас: к примеру, наделять некоторые сорта особыми свойствами и двигать только их в информационном пространстве, поддержанными государственными усилиями со всех сторон.

Что такое «медведь»? А это ярость и неуклюжесть одновременно. Ярость причём непонятная и почти всегда неуместная, а неуклюжесть явственная и повседневная (то, что медведь на самом деле не дурак, а крайне ловок, при всей его косолапости, и всегда себе на уме – знают преотличнейше дрессировщики и охотники, ну и немного «обыкновенных» т. с. людей). Нужен ли он нам в таком качестве? Есть два пути: первый – убрать медведя с ассоциацией с Россией вообще (на это потребуется лет 100, масса усилий и не факт, что удастся, к тому же жалко убирать-то), и ПЕРЕАССОЦИИРОВАТЬ медведя на нужные и величественные свойства. Мультики всем желающим в руки: сценаристам и художникам. Лично я был «вложил» в медведя редкой красоты ум, резко выделяющегося обаяния, немалую толику благородства, крепость ДРУЖБЫ, верность слову (брать «хорошие» качества, присущие нашей цивилизации, не обращаться внимания на «плохие») и т. д.

С одной стороны, «балалайка» – это невнятица, смех и грех, дурь и треньканье (подразумевается, в серьёзных делах), с другой – всего лишь музыкальный инструмент русичей. Здесь тоже следует крепко подумать, а что делать с ней? Лично мне вот больше нравятся… гусли. Они торжественнее, при взгляде на них не возникает улыбки, да и побылиннее как-то, тягучие – идут в рифму с нашими просторами и подразумеваемой безконечностью желаний. Но это, опять же, вопрос, который нужно сначала обсуждать.

С «просторами» вот всё ясно. Это и так есть, и так всё «работает», как надо. Но можно и добавить перчика и цимеса, чтобы понимание «простора» ясно ощущалось, что простор под надёжной защитой для ВСЕХ, кто по этим просторам хаживает, детей заводит, и буреломы расчищает, а также то, что место есть для всякого-якого, кто с хорошими намерениями намерен может и придти, ну и т. д. Тема эта хорошая, её можно обыгрывать, да обыгрывать, с вариациями.

«Загадочная русская душа». Пока не знаю, что и сказать, поскольку сам загадочен, как и все русские, хотя на самом деле знаю, что ничего загадочного особо и нет. Но тут уж надо послушать, и внимательно, что говорят об этом партнёры-противники, чтобы ЗНАТЬ, где, в чём состоит или может состоять ЗАСАДА. Ну и тщательно этой засады постараться избегать, имхо.

«Агрессия». Многие люди могут со мной не согласиться, но я считаю, что русские – очень агрессивный народ. Следует заметить, что в бОльшей мере это выражается лишь вербально, тогда как на практике дело обстоит ровно наоборот, но лишь до тех пор, пока на нас не нападают или нам не делают больно, обидно или ещё как. Вот тогда агрессия переходит от вербализации к действию. И этот вопрос очень сложен на самом деле. А ещё более сложно выработать к нему соответствующий академический подход, поскольку велика вероятность здорово ошибиться и назвать то, что есть, не тем, что есть. Мы-то сами знаем, что это не совсем «агрессивность». А что тогда? Как точнее обозначить то, что есть, и то, что мы сами про себя знаем? Я пока обозначил это как «агрессивность». Но это всё же не совсем то.

Красота наших женщин. Имхо, с этим даже делать ничего не надо, и так всем всё ясно. Но определённые толчки всё же нужно делать время от времени. К примеру, возьму опыт меня, моей семьи. Когда я сказал моей жене, что хочу, чтобы она стала моей женой, то следующим предметом нашего обсуждения было не то, что в дальнейшем будут кисельные берега на молочной реке, а некоторая максима, которую я изрёк.

Вот она: «У меня будут все обязанности, а у тебя, моя любимая будущая супруга, будут все права. Ты согласна делить со мной по жизни всё вот так ПОРОВНУ?» Она с удовольствием согласилась, конечно, но до сих пор ещё иногда думает над предельно отточенной краткостью и явной нелепостью, хотя, конечно, что ж тут нелепого, ведь права и обязанности есть же, и что плохого в том, что у мужика будут обязанности, добровольно на себя принимаемые, а у меня – все права, достающиеся мне по факту… Понятно, в общем, да? Тут тебе и удар по гомосекам (с неожиданной стороны!), тут и есть над чем женщине подумать, причём приятственно так, а не с надрывом, тут тебе… бездна разного чего. Щекотливая, изысканная, но притягательная.

Разумеется, будь я государственным деятелем – я бы организовал под вышесказанное целое министерство с нехилым бюджетом, и ну его осваивать. Но ничего не мешает это делать добровольно, каждому человеку на своём месте, через собственноручно предпринимаемые усилия.

Цель же – наше общее будущее. Которое, как пластилин, как его будешь мять, то примерно таким оно и выйдет.

Добавить комментарий