Ли 2

Первая часть здесь.

В наших безчисленных поездках, посиделках в ресторанах Ли часто вспоминал и рассказывал мне про свою жизнь. Мне было страшно интересно слушать его, потому что я тогда о Южной Корее (на 1993 год) не знал вообще ничего, кроме того, что корей там две, северные – наши, а южные – под америкосов вроде как легли. В общем, какой-то бред пропагандистский, а больше и ничего.

Ли же рассказывал со смаком, с личными подробностями.

Краткая история корейского государства

В начале 20-го века Корею оккупировали русские, но это была торговая, мягкая такая оккупация, потому что русские заняли пару городов, построили там военные базы, провели железную дорогу, затем воевали против японцев, в общем, использовали территорию нашу. Потом японцы выиграли у русских, те заняли всю Корею, сношали нас в хвост и гриву. Против японцев воевали только коммунисты, но японцы и их подавили всех.

Затем русские разбили фашистов в Европе в 1945-м, американцы побили японов во всей Азии, русские снова пришли в Корею с севера, а с юга пришли американцы. Ну и поделили Корею на две зоны (северную и южную), вот взяли карту и посередине по линейке карандашом провели по карте, писец полный. А Корея же страна маленькая, все родственники друг другу. До сих пор у нас в каждой семье есть родственники по другую сторону. А ездить друг к другу нельзя было. Только сначала пару лет можно было. Я родился уже после этого всего.

Мы страшно завидовали северянам, у них за спиной стоял СССР, Китай. Всё им туда возили, помогали. А у нас, на юге, нищета была страшная, ничего же не было, никакой промышленности. А то, что было, либо японцы уничтожили, либо вывезли, либо войной стёрло. Американцы же помогали в основном вооружением, да жвачкой с кока-колой. Ну иногда еды подбрасывали. Баров себе понастроили тоже, с девочками.

Последняя война

В 1950-м коммунисты решили нас захватить. За несколько месяцев прокатились как катком по всей стране, с ними был миллион китайцев, кстати, дошли уже до моря, у наших остался лишь один город в руках, но снова пришли американцы, подогнали флот, авиацию, ну и мы пошли вперёд. Прошлись ещё раз катком, теперь уже в обратном направлении, дошли до этой разделительной линии, всех китайцев положили, ну и заключили мир.

Т. е. с начала 20-го века, нас, корейцев, постоянно били и уничтожали. Да ещё и мы сами между собой воевали. 50 лет войн. И, если у северян хотя бы последняя война не велась на их территории, их только бомбили, то вот Южную раскатали этими войнами просто в хлам, одно голое место. И это буквально. Я ещё помню развалины от той войны, они везде стояли.

После войны

Когда Кореи разделили в 1953-м, то у нас потом была лет 15 военная диктатура. Постоянно ловили шпионов-северян, северяне слали их к нам целыми отрядами, казнили их публично. Но те не переводились ни хрена. В школу ходили строем, песни там пели постоянно, все в форме одинаковой, воспитывались, как кадеты, готовились к ещё одной войне с севером. Муштра была, причём не только детей, но и взрослых. Сейчас это вспоминается, конечно, с улыбкой, а тогда… ну не очень приятно было. Вот, к примеру: каждое утро вся страна выходила из своих домов, чистила улицы прилегающие, затем все вставали в строй и пели гимн. Выходили все от мала до велика, всё правительство, вся армия. И так 15 лет подряд.

Дрессировали нас, школьников, знатно. Всё строем делали, с барабанами, галстуки на шее, все в одинаковой форме, занятия по военной подготовке, в общем, такой большой лагерь был. Я его в детстве застал ещё, можно сказать до середины 60-х гг это продолжалось. Затем стало проще как-то, потому что военные отдали власть гражданским, стали строить другие вещи.

Экономика

Военные, которые страной правили, в 60-х ввели пятилетки промышленного развития. Ну да, у русских учились, а чего такого? Умную вещь неплохо и скопировать. Не мы одни так делали: китайцы тоже, японцы, ну и само собой северяне. Страна же была сплошь сельскохозяйственной, больше половины населения жили в деревне, нищета голимая. Жрать нечего было, и это буквально.

Акцент сделали, как я понимаю, на производстве средств производства сначала, опять же, потому что никакой промышленности же не было. Были созданы специальные военизированные отряды, они всё и строили. До конца 50-х весь бизнес в стране был – едальни уличные, да всякие мастерские по пошиву обуви и одежды. А вот уже с 60-х военные ввели и развили государственные промышленно-образующие предприятия, прямо по отраслям, по плану: строительные, машиностроительные, судостроительные, авиастроительные и другие. Но их сразу начали делать и частными, т. е. вводили гражданских в управление ими через акционирование, а военных убирали оттуда.

Уже в 70-х гг, на выстроенной слегка промышленной базе, отпустили вожжи, военные ушли из управления страной (утренние подметания прекратились, но все их продолжали делать самостоятельно какое-то время на автомате), введя выборы там и наладив кое-как мелкий бизнес. Из этих чоболей, бывших государственных отраслевых предприятий, образовались целые цепочки передела.

Мы их изучали в институте, когда я бизнесу там учился. И вообще это было толково устроено: государство создавало предприятия, начинало выпуск продукции, затем плавно передавало его в руки частников. Ну а затем государство и вовсе перестало что-либо строить, потому что частники уже окрепли. Мы из школы выходили страшно злые на учёбу, нас же постоянно шпыняли: не будешь учиться, человеком не будешь, все стремились продолжить образование, получить высшее, сутолока была страшная. К учёбе до сих пор корейцы относятся с огромным прилежанием.

Но пятилетки продолжались, уже под другим соусом, типа кидали клич частным буржуям, в этой пятилетке надо поднять такой-то сектор, государство помогает кредитами и прочими льготами, частник туда и устремлялся. Пятилетки отменили совсем недавно, в 1992-м году, кстати.

Обычная жизнь

Очень бедно мы жили. Очень. К тому же ещё в постоянном ожидании того, что скоро придут коммунисты с севера и будут нас кошмарить. Моё постоянное воспоминание детства – хотелось жрать. Постоянно. В школе, конечно, кормили, вернее подкармливали, но этого было мало. Я впервые отожрался вволю уже будучи студентом. Кстати, образование у нас в Южной Корее безплатное. Я ж говорю, опыт русских перенимали будь здоров как. Многие вещи у вас взяли.

Но уже когда я был в студентах всё как-то образовалось, достаточно быстро. Всё поменялось: исчезли дефициты, всё можно было купить. Ну не всё, конечно, но жить стало проще. Затем стало ещё проще, потому что американцы открыли нам свой рынок. У них правило такое есть, ну или было, если, мол, страна демократическая, диктатуры такой нет, то она у них получает статус наибольшего благоприятствования, к ним можно было свой товар подгонять и у них продавать. А у нас как раз провели демократические реформы, то, сё, вот удачно так сложилось в этом плане. По товарам, конечно, как сложится, в США, но всё же, мы, корейцы, рынок свой своим же добром быстро насытили, а вот дальнейшее развитие – это только международная торговля. Ну и США помогли, конечно, в этом плане, без них хрена с два чего получилось бы. А раз США, то и все остальные в мiре подтянулись, ну кроме соцлагеря, конечно. Поэтому наши чоболи своих хоботки начали в окружающий мiр пускать, экспансия пошла.

Следом Китай открылся, когда у них тоже реформы начались, корейцы наши тоже туда ринулись. В общем, двигаемся теперь туда, где что-то открывается.

Вот так и вышло то, что вышло: сначала муштра одного поколения, жестокая, затем, это поколение, все злые, как собаки, нацеленные на успех только, ринулись в работу и давай колошматиться.

Сейчас ситуация уже устаканилась, молодое поколение забот не знает никаких, какие мы знавали, но тоже старается.

Кстати, мы с северянами много раз пытались объединиться, несмотря на все разногласия. Народ же один, как ни крути, более того, многие из южан были совершенно не против объединения, потому что северяне тогда были побогаче нас. Но затем ситуация изменилась, и всё, теперь уже мало кто хочет коммунистов, на аркане никого туда не затащишь. Это, конечно, всё политика, но объединиться мы можем очень быстро. Для нас это будет лишний рынок, не помешает, для северян – очень быстрый, в течение нескольких лет, подъём благосостояния. Мы сейчас на Германию смотрим, как у них всё происходит. Судя по всему, неплохо получается.

После окончания универа я начал заниматься бизнесом разным, благо товаров у нас было очень много, бери и продавай, как говорится. Я по торговле, в основном, работал. Многие из нас, с моего поколения, так и делали, брали кредит, получали карт-бланш, разбегались по всему мiру, пытались наладить контакты, чтобы потом туда продать наш товар. У меня не очень получилось, хотя я вот даже английский подучил, чтобы шансы были выше. Что-то потом пошло не так, я прогорел в одном деле, ну вот и решил в России попытать счастья, здесь только началось всё, может и удастся наладить дело.

Добавить комментарий