Логика языков человечьих/языковая логика II

Вчера я начал сильную, глубокую, а также всестороннюю тему о логике языков человеческих. Разобрал, как мог, ситуацию с ПРИНЦИПАМИ, которые формируют «блок», прямо влияющий на развитие языков в определённых рамках, заданных этими самыми принципами. В какой-то мере это тема философская, поэтому я от неё на время отступлю ВНИЗ, туда, где зарождается сама логика, руководимая направлениями и возможностями, которые заложены принципами.

Итак: принципы закладывают возможности для различных логик различных языков. Установить единую логику для всех языков пока не представляется возможным, по идиотской причине: на свете нет ни одного человеческого разума, который в состоянии объять все существующие языки своим знанием о них. Поэтому человечество в этом плане полагается «друг на друга», а также на технически мощные машинные средства анализа. Что в итоге получается – мы все прекрасно видим: да очередная каша, жуть и муть, а также сопли-вопли. Впрочем, трудно ожидать иного: путь познания лежит через ДЕБРИ непознанного.

Тем не менее, тема эта такова, что отступить, раз начал, невозможно. И этому помогает сама логика, в её самых общих чертах. Как система взаимосвязей на основе выработанных или декларируемых соотношений. В языке людском такое присутствует в полной мере, отсюда и вывод: потихоньку можно начать распутывать этот запутанный клубок. Тем более, что его начали распутывать примерно 200 лет назад тогдашние фанатики исследований, имя им грамматики-филологи, лингвисты-переводчики.

Поскольку это дело начиналось в Европе, то достаточно скоро выяснилось, что евроязыки подчинены логикам (немного разным, но произрастающим из одного корня), и эти логики достаточно легко «извлекаются». Так была создана грамматика, как наука о взаимоотношениях между разными категориями слов, которые в свою очередь тоже легко вычленялись из «поступи» мыслей грамматических. Проблемы начались с другими языками, когда их бросились исследовать: обнаружилось, что в других человечьих языках планеты, сам подход европейский НЕ подходит вообще. Дело в том, что, к примеру, китайский вообще не обладает системой грамматических времён, да и многим другим схожим с «европейской системкой», надо сказать, поэтому… ну у грамматиков руки и опустились. В итоге: подход условно европейский остался, а рассматривать в том же китайском с такой точки зрения практически НЕЧЕГО.

Мне ситуация ясна предельно. Изобретение инструментов, пластующих на кусочки «тело» языка а ля европейский инструмент, досадно, но не работает во многих языках других. А новых инструментов пока не изобретено. Вот и приходится постоянно «натягивать сову на глобус». Ну сами подумайте, вот, допустим, в языках европейских есть такая обобщённость, как глагол. А если представить, что в других языках никаких глаголов вообще нет, то как быть-то? Инструмент вроде есть, а вычленить с его помощью ничего не возможно. Так грамматическая наука наткнулась на «первый камень», который до сих пор, кстати, не обошла, не взорвала его, не распотрошила, чтобы добраться до сути.

Глагол китайский, это был просто пример. Существуют вещи и «похуже». Умные лингвисты уже давно это поняли, но помалкивают, потому что тогда их «наука», созданная ими же, предстаёт перед неискушённой публикой во всей своей «красе»: как НАБОР БЕЗСМЫСЛЕННЫХ ВЫВОДОВ, сделанных на основе высосанных из пальца предположений. А как же кормиться тогда? В общем, обычная человеская история, ничего удивительного.

С другой стороны, мало кто рассматривал внутреннюю логику языков. Тема эта сложная, требующая не одну попытку рассмотрения, а множество. Но, как знать, вдруг в этом подходе обнаружится то новое, что и позволит говорить о языках, как о вполне рассматриваемом и пригодном для рассмотрения разумом виде? Пока этого нет, можно лишь в очередной раз перебирать «застывшее говно» предыдущей грамматики, больше нечего ведь. Хотя нет, конечно, вру, определённые попытки предпринимались, конечно. Но не с точки зрения логики, а с точки зрения поиска взаимосвязей и присвоения найденным каких-нибудь «умных», но свеженьких наименований, типа, предикат или лексема, а то и вообще что-нибудь суперсложное, типа конвенционность. В них, в этих попытках ЧЁТКО прослеживаются попытки уйти от старой грамматической парадигмы куда-то в сторону, но, поскольку чётко не было названо, КУДА именно, то это превратилось в игру слов, а не в полноценное исследование.

Вот я говорю направление: это ЛОГИКА, да не простая, а внутренняя, языковая. Присущая каждому языку, как некая ипостась, как «вещь, пока в себе». У разных языковых логик существует взаимосвязь друг с другом (ведь языки друг с другом взаимодействуют, что-то берут периодически друг у друга, да в свою «ткань» вживляют), поэтому это всё можно обнаружить и толково описать, как элемент, конечно. Потому что взаимосвязей гораздо больше, чем кажется.

Для рассмотрения этого вопроса, а именно поиск логики (или логик, если брать все языки оптом), можно задаться вопросом: логика-таки есть самоорганизующаяся система, подчинённая лишь вживлённым в неё принципам, или это нечто другое вообще? Если «другое», то что это может быть? Это первый вопрос.

Второй – сложнее. Дело в том, что современный «научный» подход склонен, то ли по привычке, то ли так разуму удобнее кумекать, к тому, чтобы разложить всё на части, как можно более мелкие, и рассматривать их в попытках нахождения взаимосвязей. И только ЗАТЕМ приступать к некоторым, более высоким обобщениям. Ну да, так развивается наука и техника, спору нет, возможно для этой сферы знаний именно такой подход наиболее приемлем.

Многолетние попытки грамматиков использовать вышеуказанный метод в лингвистике привели к тому, что «все мозги разбиты на части, все извилины заплетены» наглухо. Не выходит ни фига. Вот не выходит, и всё тут. Снова мы имеем ТОМА и ТОМА сплошных описаний, а никаких выводов нет. Да и быть не может при таком количестве исключений из всех видов сформулированных правил.

Поэтому, единственный выход, имхо, из сложившейся ситуации – взять на вооружение другой пока метод, тот, который используется в «науках» едва заметно: пробовать танцевать от обобщений к частностям. Где максимально возможным обобщением по отношению к языку является или может быть лишь его внутренняя логика. Только она как бы обрамляет всё «тело» языка, придавая ему ту или иную форму, через те или иные вероятности и возможности развития оного.

Поэтому можно сказать, что рассмотрение внутренней логики языка есть рассмотрение наивысше возможного языкового обобщения (ясно, что не высшего, конечно, но всё же). Слово и термин «логика», кстати, очень даже подходит к этому обобщению-символу-определению, прежде всего потому, что самой собой логика указывает на наличие элементов, взаимосвязей между ними, а также на критерии разума, который способен всё это вычленять для последующей обработки. Именно поэтому я его и взял на «вооружение» для анализа. Удобно.

По имеющимся у нас описаниям логик (различных) известно, что все они, несмотря на то, что разные, подчинены единому «управляющему началу», в прошлой статье я его назвал, это ПРИНЦИПЫ. Они довлеют. Они определяют направления и пути. Всё остальное отдано от откуп… угу, ЛОГИКЕ. Вот её-то и предстоит вскрыть и исследовать, а что она ЕСТЬ такое. И первое, чем можно задаться в этом плане: попробовать ответить на вопрос, а все ли логики разных языков имеют в себе или между собой определённую, строгую, единую часть логики, которая просто завуалирована пока от глаз и ушей страждущих это познать? Вероятность того, что часть логики едина для всех языков весьма высока. По внешним признакам, которые включают в себя единообразие некоторых общечеловеческих моментов. Трудно ожидать, что одно и то же среди всех людей не имеет ничего общего в логиках тех языков, разных, которыми пользуются люди. Это нелогично как-то.

Поэтому, можно принять за аксиому (пока) следующий вывод: во всех языковых логиках на Земле присутствует часть, ОБЩАЯ и ЕДИНАЯ для их всех, без исключения. Это видно, кстати, ощущается, невооружённым глазом: моменты семьи, детей, взрослых, старых, малых, войн, желаний – едины для всех. И её, самое главное, можно ОПИСАТЬ, выделив основные части, как то, вокруг чего строится вся дальнейшая разница уже по отдельным языкам.

Я бы, чисто «по-научному», присвоил ей гордое имя: ЛОГИКАТ. Это слово могло бы в дальнейшем служить общим названием для целой группы подъимён-названий-элементов, имеющих в себе общую, чисто логическую, взаимосвязь с остальными членами этой группы. Следует заметить при этом, что переход от логикатов сразу к конкретным словам НЕПРОДУКТИВЕН в принципе. В логике НЕ работает конкретика. В логике работает ПРЕДконкретика, как обобщение смыслов. А это совершенно другое.

Логикат можно определить как элемент логики, присущей, как единое и неделимое целое, каждому языку по отдельности, но одновременно определяющее лишь эту единость и неделимость, а более и ничего. В общем, здесь нужно на полную катушку включать свою способность к абстрактному мышлению и способности обобщать.

Другое определение, рангом пониже, потому что оно должно относиться к уже конкретным языкам, или к их группам, это индикат. Индикатом можно назвать то конкретное явление, которое сопрягается с логикатом внешней гранью, обращённой… вот здесь уже в конкретные слова (фразы, выражения, смыслы). Хотя индикат это ещё не слово в прямом смысле, а название очередного логического обобщения.

Следующим элементом может послужить радикат. Оно напрямую сопрягается со смыслом любого конкретного слова в любом конкретном языке, но не выражает собой взаимосвязь смысла, оно выражает собой лишь логическую, более низкую ступень по лестнице идущей сверху вниз: логикат-индикат-радикат.

Таким образом, чисто гипотетически, этот «тройственный союз» всяких -атов может быть началом логической системы, распутывающей логику языка с помощью понятных разуму схем и в них определений. Повторю ещё раз, кто попробует мыслить этими терминами в приложении к языковой конкретике, потерпит мысленную неудачу. Этими терминами можно начать мыслить, лишь вобрав в языковую логику достаточно много (или хотя бы несколько) и других определений, показывающих элементы логики. Пока это не удастся сделать, увы. Потому что такие элементы ещё не вычленены, им ещё не присвоены имена-термины, им ещё не даны определения в части того, что они собой выражают. Это ещё дело будущего.

Правда, уже сейчас можно сказать, что взаимосвязь между логикатом и индикатом, индикатом и радикатом может быть описана, как НЕПРЯМАЯ, но логичная, её «точность» и «форму» ещё только предстоит выяснить. Как водится, либо методом включения ума, вдруг подскажет, либо перебором внятных и непротиворечивых друг другу вариантов.

Добавить комментарий