Логика

Логика – есть такая задумка разума, которая «объясняет» правила и установки через разработку принципов, якобы вложенных в общее мiроустройство. По мере накопления всевозможных знаний, и по мере того, как эти принципы, прилагаемые к этим знаниям, сравниваются, то выясняется одно из двух: либо принципы ещё умозрительно «работают», либо – не работают. Во втором случае происходит изменение логики (или общих принципов), потому что разуму требуется чёткий ответ, а вовсе не туманный.

Таким образом, логика – есть величина непостоянная, как и всё остальное в мiре, и лишь косность разума не даёт человеку признаться в том, что и она в том числе подвержена изменениям с течением времени.

Есть и ещё одна проблема: «обожествление» логики (одной из принятых на веру). С ней обычно не происходит никакой умственной «борьбы», потому что так… проще. Ведь всякая борьба внутри себя, мысленная, вызывает у человека дискомфорт, в просторечии называемым «когнитивным диссонансом». Ну и зачем этот диссонанс нужон? Правильно, не нужен, конечно, ведь легче, гораздо легче, «оставаться» в рамках правил и положений уже «утверждённых». Тем более, что и «доказательств» по одному из видом обожествлённой логике – предостаточно. Тут-то и наступает искомое спокойствие и удовлетворённость.

Однако они (спокойствие и удовлетворённость) есть не всегда на протяжении жизни человеческой. У кого единожды, у кого и не единожды ОБЯЗАТЕЛЬНО наступают в жизни моменты, когда человеку кажется, что «логика» (чего угодно) может «хромать». Жiдовские психологи великолепно вычислили этот момент и предложили теорию коллективного безсознательного, мол, это оно мутит воду в решете. В остальном же, прекрасная маркиза, на уровне личного сознания «Я», всё путём. Ну, за исключениями вот воздействий этой непонятной и бурной субстанции коллективного безсознательного.

Я с жiдовскими психологами не согласен. У меня другая точка зрения на всю эту бодягу целиком. Я полагаю, что логик – есть безконечное множество в мiре, а раз так, то это обратная сторона другого утверждения, что никакой логики нет вообще. Единственное допущение, которое возможно: есть возможность изобрести тут или иную логику, как свобода воли и выбора творить, что угодно. Этой возможностью и воспользовался человеческий разум, сотворив логики. Более тут говорить не о чем.

В плане коллективного безсознательного сложнее (применительно к логике). Оно есть, но в совершенно другой форме, а принятое название «коллективное», да ещё и «безсознательное», многое путает. В мiре нет ничего безсознательного. Есть то или иное, на каком-то промежутке развития, искусственно и с целями, лишённое некоторых аспектов сознательности. Которое преодолевается эволюцией. Эволюция, собственно, это и есть процесс ПРИХОДА к снова полной сознательности.

Поэтому то, что жiдовскими психологами называется «коллективным безсознательным», есть более полное сознание, что-то вроде сознания, преодолевшего былую свою косность и вышедшее на другие уровни, более высокие, чем сознание человека. И вот оно-то и посылает ему иногда те самые сигналы, которые коробят человечий мозг. Диссонируют с достигнутыми укладками мозга. Диссонируют, надо сказать, больно. Это всё для развития, для эволюции, никаких иных причин, следствий здесь нет. Никто не злобствует и не понукает, ведь психический дискомфорт – по сути, единственный «кнут», имеющийся у Вселенной, мiра или Бога (кому как нравится), заставляющий хоть как-то преодолевать КОСНОСТЬ мышления человека.

То, что подобное чувство приходит из самого нутра человека – его и пугает. Там же вроде ничего нет. А тут – на тебе! Но, поскольку это всегда явление достаточно кратковременное («кнут» слабый и ударяет едва-едва), то и последствия этого обычно практически нулевое. Не полностью, но очень близко к этому. Это тоже есть один эволюционный аспект: постоянного развития.

Разум эти удары «кнута» объяснить никак не может. В его инструментарии есть только один изящный инструмент, с помощью которого можно всё это хоть как-то объяснить: этот инструмент и есть совокупность некоторых логик (если с помощью одной не получится, можно привлечь логику другую, и уже с ней попробовать). Но обычно мало что толкового получается, потому что раз за разом возникают всё новые и новые логики, и разум тушуется в них, ему ТАК становится некомфортно.

«Излечиться» от этого невозможно, потому что разум присущ человеку. А вот осознать действие всего этого процесса – можно. А, осознав, можно и начать относиться к этому по-другому, менее фанатично, скажем так. Или, как уже сказали, дошедшие до этой мысли наши предки: «подвергай всё сомнению». В самой этой фразе заключён и ответ: раз «всё» может подвергнуто сомнению, значит это самое «всё» содержит в себе всё возможное, т. е. безконечность. А второе «значит» состоит в том, что именно этот процесс «подвергания всего сомнению» и есть эволюция сознания. Без подвержения сомнению сознание развиваться не будет. Не разум, который есть данность и механика по большому счёту, а именно сознание.

То, что разум с этим не согласен (вот с тем, что я сказал выше) – тоже не новость. Он всегда будет полагать, что круче его ничего на свете нет. Ну и хрен бы с ним, ну что тут поделать, раз он нам дан в таком виде, а не в каком ином.

Вернёмся снова к логике, которая есть, в некотором роде, безусловное порождение разума, и которая вместе с разумом же и ИСЧЕЗНЕТ когда-то (на очередном витке эволюции). Тогда, когда надобность в нём полностью отпадёт. Ну, уже понятно, что коли разум исчезнет, то исчезнут вместе с ним и все безчисленные им порождённые фантазмы и принципы, включая логики. Разуму такое вероятное развитие событий крайне неприятно: как так, он, разум, бляха-муха, когда-нибудь исчезнет?! Нет, он НЕ исчезнет никогда, вопит разум.

Ну что ж, его право, болезного, вопить что угодно. Это право любой эволюционной субстанции, любого этапа – вопить о том, что именно в ней заключён весь смысл, вся лабуда и вся ляпота… ВСЕГО. Человек и этап человечества в этом смысле не исключение. Человеку трудно представить и согласиться с тем, что он, человек, есть всего лишь ЭТАП. Этап развития чего-то большего и более глобального, чем он сам, чем наша Земля, чем наша Солнечная система, наша звёздная система, созвездие и наша часть Вселенной. Далее мысль разума обычно теряется, потому что он, как я и говорил, вовсе не копенгаген, чтобы всё это объять. Сознание это может объять, а разум – нет.

Разум обычно очень серьёзен. Особенно в своих «играх» с принципами бытия, куда он засунул несколько логик (на всякий случай) и периодически изобретает к уже имеющимся некоторые дополнительные. Ну это тоже достаточно банально, ничего необычного в этом нет. Всё идёт, как положено.

Относится ко всему вышесказанному можно совершенно спокойно, потому что обсуждать обобщённое в безконечное количество раз крупнее и масштабнее, чем наша жизнь на Земле в теле человека, есть всегда непоправимая потеря для потенции разума, он же местечков, локален и крайне самолюбив. И ему, разумеется, не нравится, когда его сравнивают с вшой, расположившейся на теле огромного большого ДРУГОГО. Но что поделать.

Добавить комментарий