Ментальность, ум, разум

Под «ментальностью» лично я понимаю то, что можно назвать как определённый образ мыслей, складывающийся под воздействием широкого спектра воздействий, регулярно оказывающих влияние на человека, принадлежащего к группе людей одной культуры и языка. К примеру, одним из аспектов вышеупомянутого спектра может быть география и климатические условия. Другим – допустим, история народа. Третьим, совокупность политических предпочтений (к примеру, на Руси это – коллективизм, а на Западе – индивидуализм).

Под разумом я разумею лишь некий схожий по алгоритмам работы с компьютером биоаппарат, производящий постоянные сравнения одного с другим, обработчик поступающей информации, раскладыватель этой информации по «полочкам», производитель выводов.

Под умом – источник внутренней мудрости человека, приходящей к нему изнутри его самого без указания причин и следствий.

Если просмотреть все три определения, то совершенно очевидно то, что ментальность, как определённый образ мыслей, придаёт разуму склонность, при сравнении блоков или кусков информации, придавать большее значение одним, а меньшее – другим. Таким образом, ментальность оказывает влияние на разум в том плане, что как бы искажает в какую-то сторону некое «идеальное» состояние разума, как машины. Именно из-за склонностей разумы отличны друг от друга, несмотря на то, что их главная суть – всё же механистична по «рабочим» признакам.

Момент же, на который обращается внимание меньше, таков: ментальность вроде выражается всё же разумами (людьми, множественное число), которые выдают выводы, схожие друг с другом (собственно, именно это и позволяет говорить о ментальности). Но не только ими, а ещё и умами, которые, по странной такой причине, тоже склонны в общем и целом поддерживать искажения «своего» разума: поют в унисон.

Поскольку «работы» ума и разума отличны между собой по принципу действия, ум извлекает информацию из «себя самого», умные мысли приходят как бы из «ниоткуда», а разум черпает всё ему необходимое из внешних по отношению к человеку обстоятельств материального мiра, то это позволяет предположить, что именно ментальность и является для них обоих точкой или областью, где они склонны… в какую-то одну сторону.

Что позволило человеку вообще выделить «ментальность» в некую особость? Или в некий «определённый образ мысли» (или мышления)? А вот то, что при оценке работы умов и разумов какой-нибудь человеческой общности, видна их разница между работами умов и разумов другой человеческой общности. Хотя, повторю, вроде как умы и разумы «работают» одинаково везде, ну, за исключением разницы их внутреннего устройства. А ментальность, как особость, всё же есть.

Отсюда можно сделать следующий вывод: формирование ментальности у человеческой общности проходит под влиянием не умов и не разумов (у всех людей это одинаково), а под влиянием совершенно других причин. Каких – можно далее выяснить или предложить для осмысления.

Напрашивающийся на язык вывод кажется вполне логичным: ментальность возникает из-за достижения разными обществами людей разных уровней морали и нравственности (или мораленравственности, или МН). Где под разными уровнями я не имею в виду не логичное «лучше/хуже», а концептуальное – инаково. Аналогия примерно такая: там, где один человек в кажущейся хаотичности точек на листе бумаги увидит условный «круг», другой – может увидеть условный «прямоугольник» или вообще ничего не увидеть.

Сей вывод предложен мне разумом, калькулятором с базой данных, выводы выводящим. Умом же я понимаю, что вывод слишком «легковесен», чтобы быть 100%-но достоверным. В нём не хватает определения, а что такое, собственно, это «инаково»? К примеру, треугольник, как геометрическая фигура, ничем не хуже и не лучше, чем тот же круг, как фигура. Ну да, они – инаковы по отношению друг к другу, и всё. Или что-то ещё? А что тогда?

Может быть инаковость определяется, в общем и целом, простотой и сложностью? А может наличием компонентов в одной системе и отсутствием их же – в другой? А может быть тем, что одна система структурирована по одному принципу, а другая – по другому? Концептуально ум предоставил мне искомое: инаковость. А дальше – пляши, как можешь. Но… не пляшется ни хрена. Потому что слишком много возникает разнообразных соблазнов разложить составляющие «инаковость» детали на ещё более мелкие детали, углубляясь в дебри незначительностей.

На этом месте можно сделать точку, чутка подытожив: поразмышляв на тему о том, как можно выразить концепцию «инаковости», приходится признать, что она понятна, конечно, если брать её целиком, но становится очень подозрительной, если начать вычленять её многочисленные аспекты. Во как!

Про ментальности различных обществ людей можно ещё сказать следующее: к примеру, ментальность общечеловечества наверняка будет другой по отношению к ментальности какой-нибудь общетаукитянства, общеальфамеганства и прочих рассадников схожих с нашим человечеством форм жизни. Или взять цивилизационную ментальность – а вот она, если копнуть её глубже, будет внутри себя делится на другие, более мелкие ментальности, в основном, конечно, на географические, но иногда уже и на профессиональные. И так далее, кстати – постепенно снижаясь во всё более малочисленные сообщества людей, мы дойдём до… семьи, и обнаружим разницу между ментальностью семей.

Поэтому вывод, в парадоксальности своей таков: ментальность бывает разной, потому что ВООБЩЕ есть инаковость, как принцип, который и проявляет себя в том, что возникновение инаковостей этим принципом просто предопределено. Именно поэтому ум мне просто подбросил концепцию инаковости. Она и есть ответ. Хочешь бери, хочешь – отбрось в сторону!

Добавить комментарий