Методы проведения реформ

Проведения реформ в глубокоэшелонированной структуре типа иерархии власти всегда связаны с неимоверными трудностями. Во-первых, иерархии бывают разными. Во-вторых, пронизанность вертикальных структур горизонтальными связями – тоже. В-третьих, человек – существо крайне непредсказуемое, поэтому на всяку вертикаль или горизонталь есть и свобода воли похерить их по отдельности или вместе взятые.

Но есть и общая методология проведения реформ. Дело в том, что любая реформа обязательно ударит по одним интересантам, для других – будет благом, а для третьих, которых, как правило, большинство – сама реформа пройдёт в основном «мимо», не задевая их интересов вообще или задевая в такой мелкой частности, что её и принимать во внимание не нужно.

Поэтому, в самой приблизительной прикидке, только те реформы имеют шансы на серьёзный успех, которые нацелены на предоставление благ большинству, задевая в разной степени интересы каких-то меньшинств. И большинство, и меньшинство следует рассматривать при этом таким образом, чтобы их «коэффициент» сопротивления/одобрения наступающим реформам был чётко и однозначно выявлен, ясен и учтён.

Здесь следует сделать оговорку про «успех»: точка зрения оценивателей реформ крайне важна, «успех» в вышеприведённом смысле должен поддерживаться большинством.

Поскольку общества на Земле у нас ныне все, без исключения, строго иерархизированы (в разной степени), то следует признать, что самыми влиятельными интересантами в сложившихся системах являются те или иные меньшинства, легко вычленяемые любыми существующими на сегодняшний момент учениями о вычленениях групп людей по их интересам. К примеру, марксовой теорией о классах.

Следует также косвенно предположить, что на Земле и раньше сложившиеся общества были иерархизированными, поэтому и раньше, как и сейчас, все реформы НЕ касались большинств. Единственной достойной попыткой максимально учесть интересы большинства была эпоха СССР, особенно при позднем Сталине. Она не увенчалась продолжительным успехом, потому что многие подспудные вещи, бурлящие в головах, прошли мимо коммунистов, переориентированных своим учением на целиком ложные цели.

Есть и другая точка зрения, противоположная моей, она состоит в том, что всё было как раз наоборот: многие реформаторы в своих реформах были нацелены как раз на интересы большинств, но только вот усилия интересантов-меньшинств загубили их начинания на корню, ну или здорово во всём помешали.

Обе точки зрения оперируют при этом одними и теми же «фактами», касающимися материальных достижений, потому что многие реформы всё же привели к росту этих самых материальностей – этого нельзя отрицать – следовательно реформы сыграли свою положительную роль.

На этом моменте следует остановиться особо, чтобы пояснить, что удачные или неудачные реформы ВСЕГДА происходили в обществах, выстроенных по строгому иерархическому признаку, и НЕ касались самой иерархии, как принципа устроения. Менялись лишь группы интересантов, сама структура менялась лишь в названии, иерархия же оставалась незыблемой.

Поскольку никогда и нигде раньше так не было, чтобы общество или реформаторы ставили своей задачей убрать именно иерархичность (статусность людей), то у человечества нет никакого опыта в этом (в обозримой нами истории точно). Нет не только опыта, нет и никаких идей. А те идеи, что есть, на основании сравнений со всеми предыдущими опытами однозначно приходят к выводам о том, что иерархичному устроению обществ альтернатив НЕТ. И не может быть (с разными объяснениями). Это настолько «въелось в плоть и кровь» различным реформаторам или пытающимися быть ими, что даже НЕ обсуждается. Поэтому и все обсуждаемые или планируемые реформы идут в этом неизменном ключе.

А я вот хочу обсудить сей вопрос. И он очень простой, а именно: можно ли создать общество, НЕ иерархичное, а сплошь с горизонтальными связями? С точки зрения управления сложных систем такой подход невозможен по причине того, что общества людей слишком большие, чтобы ими было возможно управлять напрямую (по горизонту), поэтому необходимость в введении каких-либо иерархий – ну очевидна, спору нет.

Всё верно. Так было ещё вчера. А вот сегодня уже появились и наметились определённые тенденции, которые вроде как пока существуют «сами по себе», породились естественным путём, без приложения к этому сил различных интересантов. Они проявляют себя, разумеется, в той сфере, которая является ныне «продвинутой», т. е. в интернете.

Что это за тенденции? Ну, к примеру, возможность донести краткую информацию о чём-либо до максимально возможного количества людей (разные языки при этом УЖЕ не мешают, поскольку встроенные переводчики легко фигачат одно и то же, с вариациями и неточностями, на почти всех существующих сейчас языках). Трамп и твиттер, как говорится.

Другой пример, возможность получить мгновенный отклик на значимую информацию от непередаваемо большого же количества людей. Причём, пока это осуществляется по воле людей: т. е. им надо приложить усилие, чтобы откликнуться, даже если для этого надо нажать лишь кнопку/иконку на клавиатуре или экране. Однако ведущиеся исследования виртуальной реальности в скором времени позволят получить отклик человека БЕЗ приложения его воли, а просто по «считке» его эмоционального состояния в момент осмысления им какой-либо информации.

«Считка» может осуществляться по двоичному коду: да или нет, одобрям’с или неодобрям’с, интересно или неинтересно, фу или ах-ах, опаньки или мимопрошёл, ну и т. д. А может и по троичному, четверичному и т. д. – тут как разработчики разработают.

Первые шажки по не совсем считке, но весьма обусловленной всякими полезными штучками, типа градации, уже есть: Китай и его социальный рейтинг. И ничто не говорит, что скоро будут не то чтобы мысли читаться, но эмоциональный фон будет регистрироваться точно. Уже есть приборы такие, уже давно. Много чего регистрируют. Но пока эти регистрации не очень истолковываются в определённом ключе, а ведь могут и начать истолковываться. И очень скоро.

Ну и как всегда, весь вопрос в толковании вышесказанного. Толковать можно ведь как угодно. К примеру, управлять по считке через ограничения неугодных в чём-то или управлять по считке через выявление эмоций большинства. Точно так же, как и толковать формы ввода информации и отклик на неё. Можно через ограничения «неправильно» толкующих, а можно через выявление мнения большинства.

По этим причинам я был сказал, что мы сейчас наблюдаем интереснейший феномен: зарождение строго горизонтальных взаимосвязей, которые оттачиваются действиями людей просто и людей-управленцев в приемлемые для них формы. Оттачиваются через балансировку разных векторов: через регуляторную гильотину и через внимание к откликам большинств. И эти формы ПРОНИЗЫВАЮТ существующие и ещё крепкие вертикальные связи, а, если честно сказать, расшатывают ИЕРАРХИИ.

Видно, кстати, уже и возможное развитие тех или иных тенденций. Как всегда, обоюдоострых. Дело в том, что скрепы вертикалей «не выносят» определённого количества давления от горизонтальных взаимосвязей – достаточно трудно определить момент, когда вертикаль начинает «сыпаться». Пока всё ещё «работает» как надо, но вот те же цветные революции – это никакая не вертикаль, а сплошная горизонталь. Т. е. сила есть, и мощная.

Обнимая всё вышесказанное одним замахом можно сказать так, что при замысливании реформ любому реформатору, имхо, очень полезно было бы учесть и то, что происходит в плане перехода степени влияния между горизонталями и вертикалями.

И ещё один любопытный момент: так уже исторически случается, что любая вертикаль почему-то рушится со временем. Да, форма вертикали остаётся затем, наполняясь новым содержанием, но и новая рушится тоже. Т. е. чем же ущербна вертикаль, коли она всё время разрушается раз за разом? Это тоже следует осмыслить, тщательно.

Добавить комментарий