Молодое поколение

Поймал себя на мысли о том, что для нынешнего молодого поколения (тех, кому, скажем до 30), которому самое время «горы сдвигать», да в будущее смотреть со страшным оптимизмом, одиноко и грустно сузилось потенциальное поле или потенциальные векторы приложения своих сил. Осталась лишь какая-то банальщина, типа бабла заработать побольше, да семью с детками создать, на худой конец, а вот с идеями более глобальными – напряг, вплоть до цирка какого-то. И этому не ковид последних дней причина, ковид скорее вялой сливой на торте выступает, причина лежит глубже, она хуже во сто крат, чем мы об этом даже представить себе можем.

Философское обоснование всему этому вроде бы давно найдено, что-то типа «смены вех», переход от модерна к постмодерну, наступление эры такой неопределённости, от которой даже зубы будут свербеть и чесаться, вроде бы тоже предсказано, указаны также и основные пути выхода из этого ментального кризиса (сводящиеся в основном к «переждать» небывальщину), но что-то мне говорит, что пришло (или вот-вот наступит) время кардинальных и сумрачных перемен. И они будут касаться не человечества даже, а того, что можно назвать «ожиданием от человечества того ответа, которого от него ждут».

Если я говорю туманно, то попробую прояснить. Человечество – не первая и не последняя, а всего лишь очередная ипостась развития и эволюции чего-то другого, что выше и объемлет любую мелкую человеческую мыслишку, как всего лишь ШАГ внутри небывалой по длительности безконечности. Да, да, всего лишь один шаг, который для нас выглядит тысячелетиями и каким-то там внутренним развитием. Но шаги бывают разными, поэтому и этот шаг тоже важен, и тоже, по-своему, значителен. Но значителен он лишь для нас, человеков, и только в более широком контексте разнообразных циклов.

Вторая важнющая мысль по этому поводу состоит в том, что человечество завершает цикл узнавания глубин самоё себя в той степени, в которой оно уже всё узнало и поэтому банально устало повторять. Это внутреннее чувство того, что «уже всё было» присутствует в истории человечества уже давным-давно, но лишь сейчас оно принимает очень смешные и даже гротескные формы: не только всё было и было этого разного много, но и уже получается даже дистиллят из всего совершённого, некая выжимка. Которая требует совершенно другого ответа.

Этот ответ тоже известен уже так давно, что и корни его забыты напрочь. И он тоже выглядит смешным и несуразным. Т. е. цикл задавания вопросов и выдавания на них ответов… замыкается. И способность видеть эту замкнутость не вызывает ни горечи, ни сожаления, а лишь лёгкую грусть. Типа, когда видишь как листья осенью с деревьев опадают в тишине безмолвия рощи.

Третья мысль состоит в том, что когда вопрос становится ответом, плавно перетекая в новый вопрос, который ещё быстрее становится ответом, то очевидно и другое: что если нет ни вопросов, ни ответов, а то, что есть, всё гуще превращается в процесс совершенно другого характера, то теряется именно то человеческое, чем мы и живы. И воспринять это иное, не человеческое уже, гораздо труднее. Да и, честно говоря, не хочется воспринимать никак и никоим образом.

Вот на таком философском фоне всё и происходит. И, опять же, смею заметить, что началось это вовсе не сейчас, а где-то в последние пять-десять тыщ лет. Когда-то ведь история человеков просто-таки бурлила от новых и новейших опытов, затем опыты стали повторяться, разнясь поначалу в деталях, а затем всё более и более нивелируясь до тошноты узнавания себя в том, что уже было, было, было… Ну и точка полного слияния в единый вопросоответ уже становится очень и очень близка.

Разумеется, чисто для себя, у меня есть последний и решительный ответ на всё это происходящее, я делюсь им периодически со всеми, кто находится на схожей волне. Выглядит он примерно так: всё не очень важно, из происходящего, важнее всего то другое, которое и вызывает нас всех к этой прекрасной жизни опытов и страстей. Вот оно реальное, оно – творческое, оно само в себе попросту кайфует, не обращая внимания ни на какие пертурбации бытового и житейского толков. И его, кстати, достаточно трудно описать, чтобы было всё это предельно ясно. Это можно лишь ОЩУТИТЬ фибрами своей души.

В подобном ощущении неважно ничего из чисто человеческого. И в этом-то и вся проблема, вся сложность, которую и выразить-то можно как-то криво и неполно, так вот она ни в какую не хочет превращаться в единое целое, а постоянно распадается на миллионы частей, никак не хотят соединяться в то самое, из которого оно изначально возникло. Поэтому-то все человеческие дела начинают выглядеть смешно даже для самих человеков. А там, где смешно, так и расцветает неопределённость. Которая и утягивает в глубины смыслов течением полной безсмыслицы любую былую жёсткость.

Добавить комментарий