Мораль и нравственность

Хм-м, прежде всего – как бы нам ни хотелось найти между ними разницу – это синонимы! Чтобы убедиться в этом достаточно посмотреть определения «нравственности» и «морали» в толкующих книжках, там сразу видно, что нравственность объясняется моралью, а мораль – нравственностью. Ну, примерно так же, как единица времени выводится из совокупностей двух единиц: пространства и скорости, которые, в свою очередь, опираются в толкованиях на время.

Мораленравственность, или МН (буду далее применять это сокращение за ради экономии места) – есть продукт, состоящий из нескольких компонентов, причём компоненты, по мере эволюции общества людей, меняются слегонца так, поэтому и общая форма его тоже изменчива. Правда, изменчива она очень медленно, не для одного поколения людей, они-то как раз не замечают происходящих изменений, а, если и замечают, то такую малость, которая иногда считается погрешностью. Но у людей есть письменность: информационные носители, на которых записаны некоторые данные старые, давнишние, позволяют разуму извлекать разницу между тем, как дела с МН обстояли раньше, и как – сейчас. Поэтому-то люди замечают изменения, конечно же.

МН – есть полное «изобретение» человеков. В окружающем нас мiре безконечных вселенных никакими моралями и нравственностями и не пахнет (кроме предполагаемых нами мест, где обитают наши братья по разуму, вот у них-то наверняка есть что-то схожее). Причина этому проста: человечество было поставлено в условия (искусственные), где выживать приходилось и приходится сообща, а общности, как кровь, необходимы некие правила: что можно (безопасно), а что нельзя (опасно). Опасно и безопасно сначала для сообществ самих, а затем и для индивидуумов тоже. Ну, присовокупили и тварь одинокую и дрожащую т. с. с течением времени.

МН прошла долгий и тяжёлый путь формирования и главное, усложнения. Ведь, ясно же, что самые первые моральные и нравственные правила были примитивны до ужаса. Ну, к примеру, есть очень простая логическая связь между тем, что молодое поколение, которое пока не может добывать пищу, надо всё же кормить, и тем, что взрослые люди помнили себя детьми, которых кормили тогдашние взрослые. Её нетрудно заметить, а, заметив – положить в основание формирования этой самой МН. Так и с другими подобными вещами: практика жизни в сообществе, японыть.

Чем сложнее с течением времени становились сообщества, тем сложнее сплеталось и МН. А как иначе? Молодому же поколению надо внушать, что есть хорошо, а что – плохо, иначе они могут наворотить делов, поставив сообщество на грань выживания, а то и исчезновения. Инстинкт выживания, панимаш, усугублённый логическими рассуждениями и прежним опытом. Этот элемент, о подрастающем поколении и поколении старом, а также о передаче – обязательной – опыта молодёжи был также положен в МН, отдельным таким кирпичиком.

Когда общества разделились по географии (а может они и всегда такими были?), не пересекаясь с друг другом никак, они, вполне естественно, вырабатывали МН в некоторых аспектах отличавшихся от других сообществ. Ну, тоже понятно, свои условия, свой опыт, свои желания и т. д., а обмена опытом-информацией не было.

Ситуация изменилась, когда мiр глобализировался, когда обмен опытом всё чаще и чаще происходил: началась «притирка» отдельных МН к некоему единому, общему для всех стандарту. Надо сказать, что особых пререканий по базовым вопросам МН у различных сообществ не возникает: в базе своей они, в общем-то, одинаковы. Все тонкости умещаются в терминологию, понятийность и толкования, ну и в разницу языков, конечно.

Некоторые «строгости» из МН, дошедшие до нас из прежних времён, ощутимо устарели, некоторые – находятся в процессе устаревания, а есть и такие, которые только лишь появляются (на них ругаются консерваторы). Всё – как обычно: опыт людских переживаний и совместного жития перетрёт всё это и что-то да устаканит в незыблемость-гранит. Когда-нибудь.

Я смею утверждать, что формирование МН зависело прежде всего от психики людей, ежели кто не согласен, допустим, и иногда думает, что это вовсе не человеки МН самостоятельно изобрели, а он был даден Богом или богами. Нет, ссылались, конечно, на Бога или богов, спору нет, а вот придумывали (пообтёсывали по обстоятельствам) люди сами. Всё сами, сами, через собственные разумения и размышления о бренности и неоднозначности бытия.

И психики людей играли архиважную роль. Особенно через ту между ними разницу, которую я называю Ж и НЖ. Дело в том, что МН в интерпретации Ж всегда отличалось, да и отличается, от интерпретации НЖ. Вся история человеков в этом аспекте – есть непрекращающаяся борьба за «продвижение» своих интерпретаций в основу МН. Что-то, конечно, вырисовалось как бы общее для обоих психотипов, но очень и очень условное, потому что консенсуса по существу многих вопросов и поныне так и не находится по существу. Единственное, в чём МН укрепило свою позицию основательно, так это в вопросе о «ценности» человеческой общности (кивок НЖ) и жизни отдельного человека (кивок Ж).

Во всех остальных «вопросах» борьба между основополагающими Ж и НЖ мiровоззренческими установками протекает в унылом и постоянном режиме. Это можно наглядно наблюдать за ведущимися спорами там, сям между людьми. Психики рулят, в общем.

Основная тема МН – нахождение такого равновесия между желаниями и возможностями людей, при котором никто не будет обижен ничем. Идеальная такая структура, умозрительная, но полностью и тотально безсмысленная. Потому что всегда кто-нибудь да будет обижен. Ведь МН опирается в своём «действии» на ограничения, попирая при этом существующую безбрежно свободу воли. Вот люди и нагнетаются порой недостижимыми желаниями, которые противоречат МН, в общем, идёт вялотекущий конфликт не только между психотипами, но и общефилософски – со СВОБОДОЙ ВОЛИ целиком.

Разумом люди это, конечно, понимают, понимая также при этом и то, что в выборе между безопасностью и вероятностью уничтожения (а свобода воли безбашенная может к этому привести) выбор – за безопасностью, со всеми вытекающими из этого ограничениями, но их ум почему-то говорит совершенно о другом. В частности, о том, что подавляемый искусственными ограничениями принцип свободной воли ведёт к стагнации, как максимум, и консервации достигнутого – как минимум, что в конечном счёте всё же приведёт к той же стагнации, т. е. – ОПАНЬКИ! – парадокс: к исчезновению человечества.

Ещё раз: разум говорит людям о правильности существования МН, во избежание опасностей, а ум говорит, что правильнее её, МН, нарушать, чтобы… избежать опасности же. Первая «опасность» (от разума) – это опасность, вызываемая… блин, свободой воли. А вторая «опасность» (от ума) – это опасность неприменения… блин, свободы воли.

Таким вот образом, опять же общефилософски, можно выявить «конфликт» (в одном аспекте) между разумом и умом человека. Если углубиться в тему чутка поосновательнее, то обнаружится, что «проводниками» свободной воли, которые «теснят» МН, являются два разных психотипа, ну и «теснят» они её тоже по-разному, в зависимости от присущего психотипу мiровоззрения. Этот процесс есть прямая манифестация свободной воли обоих психотипов, ну так ведь им кажется «правильно», вот они так и действуют.

А уже отсюда вывод, что, при наличии двух психотипов, «враждующих» между собой, «борьба» за принцип свободной воли между разумом и умом не то чтобы несущественна, но – на втором плане. Так этот момент сглаживается.

Добавить комментарий