Накопление знаний

С моей точки зрения, знания, добытые человечеством в упорном ознакомлении с окружающей действительностью, делятся на несколько категорий.

Первая из них та, что в просторечии называется «научной», эти знания структурированы и в них есть один элемент, который отсутствует в других категориях: я говорю о получении опытным путём, независимыми исследователями, одних и тех же, или схожих результатов. Собственно, тогда и только тогда это считается «знаниями».

Вторая, она достаточно «искусственно» притянута к первой – в ней знания расположены вперемежку: наряду с «научной» категорией, в ней есть прямые домыслы, теории, молчаливо принимаемые за аксиомы, и все подобные знания связаны между собой тем, что называется консенсусом наукян, объединённых общей для всех кормушкой.

Третья категория самая таинственная. В этой области знаний существуют эфемерные, ничем не доказуемые выкладки на основе откровений мудрецов или пророков. В них тоже есть элементы как первой, так и второй категорий, но в очень мелких количествах.

Разумеется, эти категории тоже штуки достаточно условные. Я как-то пробовал вычленить чистую науку наук, на которых весь остальной «научный» фундамент в той или иной мере и держится (а до меня то же самое пробовало безчисленное количество исследователей), но ничего не получилось. Хотя и получились некоторые интересные результаты.

Вот с ними я бы и хотел ознакомить всех страждущих, читающих мой обычный речитативчик.

Более полно к науке наук подходит математика, и в этом я не оригинален. Математические методы используются в любой науке (первой категории знаний), поэтому вроде всё – как на поверхности. Раз без математических выкладок никуда, то вот она и есть – база, основание, фундамент. Далее думать ни о чём не надо.

Ох, если бы! Дело в том, что надстройка над математикой всё же есть. И она всем известна, называется мера. И эта категория философская, а в философии, как известно, математикой если и попахивает, то лишь слегка, фоном. Из вероятности меры, как данности, математика и извлекается, как зайчик из шляпы фокусника. Но никак не наоборот.

Хорошо, сказал я себе – подумаем над мерой, как величиной крайне абстрактной, крайне философской, типа начало начал (ну или одно из). Может ли что-нибудь предшествовать этой пресловутой мере? И, если «да», то что именно?

Покопавшись в дебрях разума, я, увы, ничего не нашёл. Разум – вообще штука странная, в нём есть некие пределы, и выходить за них разум отказывается, ссылаясь на парадоксальность, которая не взламывается ни логикой, ни алогичностью. Вернее, не отказывается, конечно, но и толку при этом от разума никакого.

Обратился к сознанию, вдруг оно поможет. И – надо же, тут-то всё и стало ясно. Дело в том, что сознание наше – структура строго вертикальная, иерархическая, ведёт строго вверх, по ступеням, к самым высотам, вернее, одной-единственной высоте. И вот в этой иерархии мера стоит вовсе не на самой макушке-вершине, хотя и близко. А что же стоит перед ней, чутка повыше? А там примостилась символика. Или, если объединить понятие в единство, то просто «символ».

Я сначала не осознал, не уразумел, т. е. ничего не выходило мысленно ни так, ни эдак, почему символ выше меры. В голову лезли разные символы, а они сплошь геометрические, а это уже математика с геометрий, как минимум, т. е. на два шага ВНИЗ, и уж никак не шаг вверх от мер.

А затем внезапно врубился. Понятие «символа» (или символики, кому как удобнее) может быть отнесено к надфилософским, потому что именно с символики философия и начинается. Не меры, что любопытно, а символа. А все мои представления о символах есть просто представления разума, которого хлебом не корми, а дай живую и ясную КАРТИНКУ.

Но символ, в глубине своей, не есть никакая не картинка. Это понятие формирующее, чрез туман неопределённостей то, что позже вырастает в саму ВОЗМОЖНОСТЬ РАССУЖДАТЬ. Причём сам процесс формирования начинается с того, что возникает сгусток того, что можно охарактеризовать как предсимволическую вероятность, которая затем мгновенно и сбывается.

Символ не обладает мерой. Он безплотен, но ощутим, причём никаким не разумом, а чистым потоком сознания. И в этот момент и появляется мера, которая и обрамляет любой появляющийся символ в меру, ну а по мере возникают и различные формы, которые перетекают во всё остальное: математику там с геометрией и прочее.

Хорошо, цепочка выстроена, будь она неладна, в некую стройную аллегорию. Но, откуда тогда берётся сам символ? Является ли он тем, с чего всё начинается? Процессы, в принципе ведь ясны, на каком-то важном этапе они все зарождаются, как вероятности, а последующая манифестация их и означает спускание в мiр. Всё как бы просто, к гадалке не ходи.

Разум уже доказал свою полную безполезность ещё на этапе меры, осознание чётко выдаёт символ, а что перед ним – да полная НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ же. Вот из неё, как чёрт из табакерки, и выскакивает понятие символа, но и только-то.

В общем, запутался я, решив приостановиться, иначе ведь можно и рехнуться. Но мысль свербила, не останавливалась, не давая никакого покоя. В чистом виде она «звучит» так: что находится ПЕРЕД символом? И пока ответа на этот вопрос у меня нет, кроме самого банального, да Бог же, ну или Творец, он, кто ещё кроме него, может скрываться в тумане неопределённостей? Хорошо, а что делает Бог-Творец, чтобы разродиться символом?

Вот честно скажу – не знаю. Наверно это что-то есть то, что можно назвать ИМПУЛЬСОМ, либо ВЗДРОГОМ, либо ещё как, в общем, то, что ЗАЧИНАЕТ. И это самое затем порождает то, что мы называем ЦИКЛОМ или цикликой, который, начиная уже со второго своего цикла (первый неопределёнен) и несёт в себе зарождение этого самого символа.

Т. е. искомая цепочка такова: Творец делает что-то, не имеющее название, но такое порождающее, затем возникает цикл, из цикла – символ, из символа (не совсем из него, но обрамляет его) – мера, из меры – математика с геометрий, ну и прочие «науки» и науки, с безнауковыми знаниями совокупно.

Поэтому, имхо, накопление знаний и циклично, и символично, что оно даёт совокупную меру, как понятие, а затем оформляет её через череду осмыслений и вероятностей в практичные и удобные формы, которыми крайне удобно манипулировать разумом.

Но это всё т. с. относится скорее лишь к первой категории знаний, которую я обозначил, как чисто научную. Уже во второй категории, там, где подтверждающиеся результаты (опытами) перемешаны с бездоказательными уверениями на голубом глазу, вопрос меры тихо затухает. В этой категории вопросы могут даже вообще не рассматриваться мерно. Из-за этого к ним и отношение такое у наукян.

Но самое любопытная – это третья категория знаний (та которая основана на откровениях и пророчествах, с элементами мистики, куда ж без неё!). В ней знания покоятся на символе (вернее символах). Для удобства использования они выражены формами, а для удобства понимания эти же формы используются математикой и геометрией. Т. е. важно понимать, что форма важна, но до определённой степени, до той, где мера пропадает, а символ выглядит кристально чистой, без примесей, умозрительной клоунадой какой бы то ни было безформенности.

Вот за это, собственно, первая категория знаний не испытывает никакого уважения к категории третьей (посматривая при этом пренебрежительно на категорию вторую) – оперирование символами СТРАШИТ, но при этом вовсе не страшно, а просто боязно. Как боится ребёнок тьмы.

Символ – как безформенное НЕЧТО, выпрастывающее себя из тьмы НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЕЙ, порождённых циклами движений Творца, это, конечно, жуть. Но поймать её своим сознанием можно. Было бы желание.

Добавить комментарий