Нежiдовские расклады

Нежiды – существа крайне инертные, что касается любых мыследвижений в сторону усложнения. Поэтому при прочих равных условиях, нежiд склонен выбирать то, что проще. Так происходит потому, что его базовая психическая составляющая покоится в мире с окружающим мiром – нежiд ощущает себя его частью, так и что тогда париться сложностями? Ощущает он себя так подавляющее количество времени жизни, отведённое ему на эту самую жизнь.

Но для того, чтобы что-то происходило, изменялось, старалось эволюционировать в том числе и в психической сфере – одного подобного чувства умиротворённости маловато будет. Требуется раздражитель. Он есть, имя его жiд. Жiд «мешает» нежiду успокаиваться достигнутым и расслабляться в неге и тишине, покое и прочих радостях спокойного существования. Жiд постоянно тормошит нежiда. Чем угодно. При тормошении и происходят все остальные пертурбации: нежiд начинает реагировать (обычно злится поначалу, но затем приступает и к действиям).

Палитра «тормошения» крайне велика: практически любой вопрос ставится жiдом в таком ключе, который нежiда чем-то раздражает, практически любое действие жiда происходит таким образом, чтобы карась перестал дремать. Нежiд же никогда не может придумать что-то такое, чтобы все попытки жiда его тормошить – прекратились. Хотя и не перестаёт думать об этом, когда уж очень сильно за хвост дёргают.

Было время, в совершенно иных вселенных, когда разделения на жiдов и нежiдов не было. Сущности были, эволюция была, но все были примерно одинаковы в рамках свободной воли испытывать любовь к окружающему мiру. Они и испытывали. И удивительная штука – когда любишь, искренне и нежно, то раздумья о том, чтобы что-то как-то изменить, уходят на второй, затем на третий, затем на четвёртый и т. д. план. И эволюция затухает.

Было время, в совершенно иных вселенных, когда сущности не испытывали боли. Никакой. Боль была не нужна, поскольку, коли мiр любит всё и вся, то зачем боль? Но когда нет боли, а есть переполняющую душу любовь, то стремление к развитию самого себя тоже напрочь исчезает. И эволюция затухает.

Было время, когда из чисто спортивного интереса, были созданы игрушечные вселенные, где игрушечные сущности игрушечно предавались игрушечному времяпрепровождению. Поскольку раздражителей было мало, а те, что были, легко преодолевались обыкновенным желанием, то это времяпрепровождение повторяло само себя в очень коротких циклах. И не происходило НИЧЕГО.

Купаться в непрекращающемся море ЛЮБВИ можно безконечно долго (нет усталости), но это так СКУЧНО, что впору выть волком. Вот тогда-то и была придумана эволюция вообще. Для того, чтобы разнообразить безконечно долго длящуюся любовь. Подперчить её такими ингредиентами, чтобы она ценилась не за просто так, а за проявленные к её получению усилия. Чтобы любовь, наконец-то, заиграла НОВЫМИ КРАСКАМИ.

Эти самые «новые краски», или методы их получения, начали вводиться крайне осторожно, чтобы никакой ввод не перечёркивал основополагающее: любовь мiра к самому себе. Так эволюция, как концепция, стала ИГРОЙ со всё более усложняющимися и всё более «серьёзными» правилами. Суть её проста: сознание вводится в сумеречную зону безсознательности, откуда ему, этому сознанию, требуется как-то выбираться. Процесс выхода сознания из безсознательного состояния в полностью сознательное – и есть эволюция сознания.

Первые шажки по введению сознания в ИНЫЕ состояния, которые требовали работы сознания по пути эволюции (приведения себя в исходное состояние), были малы, крайне щадящие. Все последующие шаги лишь УСЛОЖНЯЛИ как путь, который предстояло пройти, так и трудности, которые надо было преодолеть.

К нынешнему течению вещей наша часть Вселенной подошла в результате условно безконечных опытов по усложнению эволюционного пути. Прошли многие циклы эволюций, на которых и было отточено умение создавать именно такие условия, которые были бы в некотором роде идеально сбалансированы по степеням тяжести её прохождения. Разумеется, это не предел, и в следующим вселенных, в новых циклах, будут внесены определённые изменения (извлечения из опытов нашей вселенной), которые либо утяжелят, либо облегчат прохождение нового пути. Какими они будут – мы не знаем, но какими-то будут (нет смысла безконечно повторять одни и те же опыты, нужны новые элементы, новые грани).

С моей точки зрения, размножение методом двух половинок изощрённо и сложно, но вот размножение методом трёх – это может быть ещё интереснее. Хотя, конечно, это спорный вопрос. Но размножение – это детали не очень существенные, поскольку альтернативы цикличности рождения и «умирания» сущностей пока не существует, хотя возможно они где-то и есть (намёки есть у нас на Земле: как из червяка-букашки-таракашки порождается бабочка).

Так что к противостоянию жiд-нежiд в области духа стоит относиться как к данности, которая призвана не прекращать эволюцию. Ну а порождённым сущностям, ощущающим себя либо одним, либо другим психическим типом, просто следует это знать, и всё.

Жiдовский расклад, это следует понимать чётко, явление «временное», сугубо техническое, как то, что УБЫСТРЯЕТ процесс эволюции в общей нежiдовской среде. Правда, «временное» относится не к нашему времени, а к тем процессам, чью величину и качество нам даже трудно представить. Однако, повторюсь, жiдовский расклад когда-нибудь закончится, наступит полностью (останется единственным) расклад нежiдовский, ибо отдельное «Я», даже если оно полагает себя отдельным, всегда является частью более общего мiра.

Добавить комментарий