Новая философия V

Продолжение вот этих статей: 123, 4.

В продолжение разговора о философиях следует, имхо, привлечь внимание к ещё одному аспекту, который вроде как напрямую не касается самой философии, но тревожно так безпокоит иногда.

Людям почему-то кажется, что философия объясняет бытие. Но это не совсем так: философия объясняет человеческим языком свои ФАНТАЗИИ о бытие. Причём не пустопорожние, а наполненные логическими связями (соединениями или попытками соединения старых данных и новых), потому что считается, что прошлые опыты и наработки следует учитывать и, по возможности, включать в цепочки рассуждений. Попытки разрыва этих цепочек – не срабатывают.

Так получается по двум причинам: первая – огромное значение имеет человеческий язык, который  символически отображает структуру и схему работы разума, вторая – существование неизведанных человеком сфер не может быть им объяснено по причине его, человека, неведения о них. То, что они есть, подобные сферы – у человеков есть серьёзнейшие подозрения, подкреплённые опытами отдельных представителей человечьей расы.

Таким образом, сама полнота бытия НЕ описывается никакой философией всеобъемлюще (да и не может быть описана, кстати, потому что мiр безконечно разнообразен). Выхватываются лишь части бытия, им ментально придаётся статус базы (априорной аспектности и правильности некоторых положений), от которого в разные стороны протягиваются нити рассуждений. Каждая философия имеет свою базу, свои, иногда оригинальные нити рассуждений, ну и возникают цветные картинки. Когда симпатишные, а когда и нет.

Всё это очень далеко от настоящей философии, если брать её всеобъемлющий корень или принцип. Но никто не запрещает человекам производить различные опыты: в том числе и буйствовать на философских полях. И поэтому многие философии объясняют мелкие проблемы и проблемки человеческого бытия с той степенью убедительности, что им зачастую даже и верят (включают свой инструмент «вера» в мiровоззрении).

Но есть одна штука, которая пронизывает эти многочисленные философствования прямо-таки неэластичной струёй. Это вопрос о Добре и Зле. Именно так, с прописной буквы. Мол, есть, должно быть в мiре Добро, а есть и ему противопоставление – Зло. Из-за укоренённости этого даже уже не вопроса, а злокачественного нароста на любых философских рассуждениях, развитие некоторых вопросов уже упёрлось в тупик.

В чём его основная злокачественность? В том, что принципы абстрактных Добра и Зла переносятся на людей конкретных, на группы людей и на целые общества, а то и цивилизации, и тем вызывают ментальное противостояние высказывающихся и обсуждаемых. Неосуждение иного вообще не очень принято среди людей, осудить – значит, вынести определённое суждение с определённой позиции. Эти позиции многочисленны, заполнены обычно всякой шелухой, но придерживаться их – есть правило хорошего тона. Ну, не нами так заведено, в общем, а мы лишь придерживаемся…

Злокачественность этой ментальной дуальности всячески поддерживается жiдовскими философиями, потому что без неё любое рассуждение о структуре или схеме, матрице или шаблоне в приложении к бытию теряют смысл, вкус и цвет. Это важно понимать. Неразвитость же нежiдовских философий, в которых этот вопрос обычно упоминается крайне мягко и расплывчато, не позволяет им создать достойный ответ от совершенно ИНОГО.

Новая философия всеединства всего и вся позволяет утверждать, что коли во всеединстве есть всё, то значит вопросы Добра и Зла – искусственно разделены из единого целого. И в этой связи интересно рассмотреть этот вопрос: каким образом единое целое разделяется на части? Обычно оно разделяется фокусированием. Т. е. такого рода масштабированием рассмотрения, при которой часть чего-то крупно выделяется, а остальные части – либо отдаляются, затушёвываются, либо вообще становятся не видны.

Но первичное, скажем так, разделение Единого на Добро и Зло, вроде как не имеет никакого отношения к масштабированию и фокусу. Оно имеет другую «природу». Кратко её можно описать как отношения любви/нелюбви, где нелюбовь возникает в качестве варианта свободного выбора. Любопытно, что при фокусировании внимания на, допустим, Зле, возникает странное ощущение, что в этом Зле не всё есть нехорошее. Равно, как и наоборот: при фокусировании внимания на Добре, возникает точно такое же ощущение, что и в Добре не так всё однозначно.

Т. е. оригинально, на ощущениях, прослеживается Всеединство, которое проявляет себя в «как бы» противостоящих другу другу вещах единообразно. Когда этот аспект рассмотрения проникает в душу, т. е. принимается сознанием, как данность, вопросы различения Добра и Зла становятся минималистскими, т. е. выходят из отстранённых философских рассуждений, а погружаются в нелепость практики жизни.

А уже отсюда можно проследить следующее: чем ниже уровень рассмотрения (чем уже фокусировка), чем детальнее, тем более вопрос о Добре и Зле сам собой отпадает – в микробах всё иначе. И наоборот: чем выше, чем запредельнее рассматривается вопрос, тем более тот же самый вопрос снова отпадает – в звёздах нет такого. А где же он тогда остаётся и мешает жить-поживать?

А в самой середине. Там, где есть соединение сущности-человека с сущностями-человеками другими. Где есть их взаимодействие, осложнённое двумя противоположными друг другу психотипами, их способами и манерами мышления. Вот здесь и возникает вопрос о Добре и Зле. И некоторые люди это очень чётко себе представляют, опираясь при этому на простенькое такое рассуждение: микробы (микромiр) и звёзды (макромiр) не имеют ни добр, ни зол в самих себе, там добры и злы НЕ разлиты в дуальности и противоположности, так чем тогда мы, сущности-человеки, отличаемся от них?

А вот как раз тем, что к нам пришло по третьему этапу развития САМООСОЗНАНИЕ, вот с им мы и пытаемся как-то производить осмысления: что это такое, с чем его едят, откуда оно взялось, зачем и т. д. и т. п. Другими словами, именно самоосознание сущностью-человеком своего «Я» и приводит, не может не привести при условии существования двух психотипов, к возникновению феноменов абстрактных Добра и Зла.

Добавить комментарий