О геях

Не хочу называть их бранным русским словом, оно скорее простое ругательство, а среди этого «племени» встречаются, не могут не встретиться, совершенно разные люди. Так вот о геях я как-то с молодости размышлял, как об отщепенцах, затем просто о странных людях, а сейчас я их просто приравниваю к… ну «рыжим» каким-нибудь. Ну есть ведь рыжие, как есть и блондины, брюнеты и помеси всякие шатеновские. Так и с геями.

На определённую мысль о геях, в обобщающем ключе, меня натолкнули «Материалы РА», там была высказана следующая мысль: сущности, нарождающиеся на Земле, обладающие свободой воли (до рождения души готовят некий планчик для жизни, устанавливая для себя особенности), иногда предпринимают попытки выделиться среди себе подобных некоторым интересным образом. Допустим, калекой, или, допустим, калекой душевным, или вот – геем (или леди лесби). Для чего? Ну чтобы испытать, каково это, быть вот таким и при этом учиться любви.

В молодости я участвовал в оперотряде от института, и пару раз мы там гоняли «голубых» около Большого театра. Мне с тех времён запомнились жалкие, слезящиеся глаза одного старенького педика, которого даже молодые педрилы сторонились, поскольку ну совсем уж отвратителен. Сам-то я чел вовсе не кровожадный такой, и ненависти классовой ни к кому не испытываю. Ну вот и убедился тогда, что не всё так однозначно в жизни. Тем более, что был у нас на курсе один мой товарищ, в армии отслужил, кстати, так он мне по пьяни и признался, что не может с бабами совсем. Я чуть не захлебнулся водкой, блин, говорю, и как теперь мне с тобой быть? Он грустно ответил, не знаю.

С точки зрения более высокой, чем жизнь человеческая, научиться любить (или учиться любить) можно в разных обстоятельствах. Любить в обстоятельствах более трудных, а не благоприятных, не зря во всех религиях считается дело более богоугодным. А любить при обстоятельствах НЕИЗМЕННОЙ природы (или научиться любить) – это… практически невозможно. Хотя люди и умудряются при этом как-то продвигаться в этом направлении.

Давным-давно геи тоже нарождались среди людей. Общества, едва-едва справлявшиеся с возобновлением, а лучше ростом, своих членов, разумеется, гласно и негласно пытались избавляться от тех, кто этому не способствовал, разными способами: от умервщления до изгнания. Вообще, в то жёсткое время, сама жизнь заставляла не растекаться соплями по поводу высоких материй, а быть прагматичным донельзя. Когда же материальный достаток, через труд и изобретательность людей, позволил людям численно расти и расширять ареалы заселения Земли, то вместе с общим числом, начало расти и число геев.

Любопытно при этом, что (по слухам) к геям относились РОВНО (особенно в высших слоях обществ и в военке, по понятным причинам, скученность мужиков) вплоть до наступления интересных веков, в которые мысль научно-техническая попёрла как перебродившая закваска из бочки. Вместе с мыслью пришло время отрицания Бога или богов, вместе с любовью, как водится, ну и прагматика одолела, к геям отношение изменилось кардинально. Их начали гонять.

Хотя они были всегда, в таком же примерно количестве, как и всегда, где-то около 1-5% от общего числа людей. Когда появились первые города, а появились они так давно, что никто уж и точное время назвать не может, то у геев появилась возможность спасать свою жизнь (или по меньшей мере избавиться от нападок общества) – в скученности городов. До сих пор известно, что в деревнях или мелких общинах геи НЕ выживают долго. Их ВЫДАВЛИВАЮТ. А куда? А туда, где можно затеряться в толпе. Ну и типа пристроиться где-нибудь. Так города и стали, да и до сих пор являются, местами, где геям условно можно хоть как-то существовать.

Поэтому, что человеку обычно-нормальному с точки зрения сексуальной ориентации, что сдвинутому по фазе в один конец – всё едино, уроки для всех одни и те же: как научиться любить. Проблем и у тех, и у тех хватает. В некоторых аспектах они разные, в некоторых – одинаковы. Ну а по физиологии, то бишь любви физической, так и вообще смешно: можно подумать, что нет любителей-мужиков иметь женщин в анус. А задняя часть у мужиков и женщин почти одинакова, иногда и не различишь. Т. е. разница лишь в способности рождать детей, которые получаются лишь одним определённым способом. И всё.

Возвышенные, платонические чувства по отношению к человечеству в общем и целом, как и к каждому отдельному человеку, доступны всем (ну, христианская та же заповедь: «Возлюби ближнего своего…») – проблем вроде нет, бери, да люби, никто ж не против, да и дело это сугубо личное, потаённое. Но проблема в том, что мы всё же живём в обществах, где проявления любви искренней и щадящей не всегда приветствуются, а обрамлены рядом «общественно-консенсусных» ограничений, некоторые из которых караются как общественной машиной, так и общественным мнением. И жить всё же хочется достойно: выбирать между комфортом и угнетённым состоянием, между ощущаемым кайфом и ощущаемыми страданиями, тонка, в общем, грань. Не у всех получается.

Любопытно, что в том же Тае отношение к геям и прочим извращенцам (тем же катоям, дамам с кадыками, переделанных хирургическим путём из мужиков) – смешливое. На бытовом уровне их вообще не замечают. Ну есть и есть, тараканы вон со змеями ядовитыми тоже есть, как есть и безвредные мишки-коалы. Никто никому особо не мешает, хотя периодически какие-то всплески того или иного рода происходят, в Тае тоже есть консерваторы на высших должностях госвласти.

Поэтому «борьба» геев за признание их прав понятна. Им тоже хочется жить комфортно, а не униженно, им тоже хочется быть человеком «полноценным», хотя и не продолжающим род. Для преодоления этого препятствия и «продолжения» рода они придумали брать в свои семьи гейские приёмных детей и воспитывать их как чад уже своих – а что, тоже выход, ведь разве те семьи, в которых по каким-то физиологическим причинам женщина не может зачать ребёнка, приёмных детей не берут? Берут, и никто не ахает и не охает. А геи или лесбиянки чем хуже? Или они не люди?

К тому же статистика безусловно показывает, что как бы геи с лесбиянками ни упирались, что бы ни придумывали для «завлечения» в свои сети всё больше и больше народа, ничего у них не выходит. Выше определённого порога по отношению к обществу «нормальных» им никогда не прыгнуть, потому что общество почувствует ОПАСНОСТЬ и зажмёт тиски, иначе – быстрое исчезновение общества.

Очень любопытно во всём этом навороченном «деле» отношение женщин к геям и лесбиянкам. К геям они относятся спокойно, потому что не ощущают от них опасность, да, жалко, конечно, если мальчик симпатичный, да вот пидорок, но – что поделать-то. К лесбиянкам они относятся уже настороженнее на порядок, но и здесь есть тонкость: женщина женщину быстрее поймёт в некоторых отношениях, пусть «нормальной» некоторая близость может и не понравиться иногда. Но понять проще.

Отношение мужиков к геям и лесбиянкам немного смешное: геев, в общем и целом, не любят или недолюбливают, а то и морды им бьют, а вот с лесбиянками – просто не знают, что делать. Вроде баба как баба, а поди ж ты. Цирк, одним словом.

В тех же «Материалах РА» на эту тему есть интересное наблюдение: мужская природа – это усреднённое «приди и возьми», отсюда «стань сильнее, ловчее, чтобы сподручнее было брать», а женская природа – это тоже усреднённое «жди, когда возьмут», отсюда «стань привлекательнее, чтобы был искус, чтобы тебя взяли, а то так и прождёшь, блин, до морковкиного заговенья». А что делать, когда природа противоречит максиме своей исконной природной части? Возникают коллизии, не всегда с успехом или разумно преодолевающиеся.

К сожалению, я не встречал искренних описаний геями и лесбиянками их чувств по жизни, или по жизням их странных. Я до сих пор их не понимаю в некоторых деталях. Да и не пойму, наверно, уже никогда.

Добавить комментарий