Особенности «работы» разума

У разума есть несколько особенностей, которые при ближайшем рассмотрении, ещё не выявлены тем, что можно назвать «усиленным» копированием его функций при переводе их в искусственную сферу – компьютеризацию. Как обработчик биг-даты компьютер уже на высоте, ни один человеческий разум уже с ним не сравнится, однако, тогда, когда никаких компьютеров не было, а определённая «биг-дата» уже существовала (допустим, в 20-м веке количество разнообразной информации на письменных и иных носителях зашкаливало), человек худо-бедно с этим справлялся, в том числе и потому, что выделялись группы людей, «обрабатывавших» какие-нибудь узкие сферы накопленного сообща, через образуемые интеллекты.

Да, в этом было неудобство, потому что и средства связи были неудобные (для обмена информацией), но справлялись же! Сейчас неудобство по связи исчезло, а биг-дату можно обработать машиной-компьютером (созданы даже компы-монстры) – казалось бы, ну так вперёд, РАЗУМ, ты вооружён такими средствами, которые и не снились предыдущим поколениям, покоряй, зануда, неосвоенные пространства ещё неоткрытых закономерностей, вытаскивай на свет Божий ещё и ещё знания, структурируй их, хреначь, в общем, по полной!

Но… обнаружилось совершенно другое – вместо того, чтобы развивать интеллекты людские и дальше, укрупнять их, создавать реальные «очаги прорывов», что мы видим? А разум САМОУСТРАНЯЕТСЯ из всех своих привычных областей: там отдал часть своих былых функций машинам-компьютерам, ту же биг-дату, часть – распылил среди интеллектов, которые почему-то стали уровнем гораздо ниже, хотя численно их стало гораздо больше, а часть – вообще отдал на откуп ПОТОКАМ информации, где и откуда стал брать какие-то крупицы вместо былого освоения по всем диапазонам.

Что это? Защитная реакция разума? А на что, собственно? Что такого случилось-то? Ну выросло количество информации, ну есть компьютеры для некоторых сфер, ну обнаружилось много ещё чего, над чем можно подумать, сравнить, поприкидывать – ну так в чём проблема-то? Откуда взялись разговоры и ощущения об оглуплении масс, о когнитивных диссонансах, взрывающих мозг, о «концах европ, цивилизаций, наук, искусств, технического совершенства» и прочего апокалиптического бреда? Ну это ведь неспроста?

Почему так же сами собой утихают разговоры о, да и практика тоже этим не блещет, конструктивных формах работы разума в виде тех же интеллектов? Почему давно ничего не слышно, что для решения каких-то проблем создаются «мозговые штурмы»? Неужто никаких проблем не осталось? Почему разумы отдельных людей всё меньше и меньше доверяют плодотворной работе с разумами себе подобными? Почему происходит разобщение разумов на отдельные «говорящие головы ютубика», на отдельных мыслителей, ну и на потоки совсем уж выходящих за рамки «потоков сознания»?

В общем, пора признаться самим себе, что с разумами планеты что-то происходит не так. Когда-то гордо звучащая фраза «человек разумный» становится притчей во языцех, получает едва ощущаемую издёвочность и насмешку, а сама «разумность» всё больше и больше напоминает в некоторых аспектах типичную шизофрению.

Что любопытно, про ум такого сказать нельзя никак. Как были раньше умные люди, так они и остались. Нельзя сказать, что их количество как-то убавилось или увеличилось. Нет. Ум не пропьёшь, не засадишь его в безвыходное положение, утопив информацией, уму на это всё наплевать с высокой вышки. Ум всё равно всё проткнёт своей остротой. А вот разум сдал. Ощутимо так.

Мне стало интересно разобраться в этой проблеме. Дело в том, что я ещё застал то время, когда дифирамбы разуму пелись из каждого утюга, а доходившие до моего уха и глаза критические замечания по этому поводу, вызывали лишь смех и сожаление тем, НА ЧТО эти люди тратили своё время. Хотя они всего лишь говорили, что не всё так просто, как кажется, что мы где-то очень близко к какому-то пределу, за которым – скрывается неизвестность.

И вот ныне эта самая «неизвестность» стала самой что ни на есть обыденностью. Мужики-мыслители моего детства, диссиденты по части разума, в частности, оказались в какой-то мере правы, это просто ощущается. Поэтому я пока лишь постулирую, что именно случилось: разуму стали всё чаще и чаще отказывать на уровне потенциального решения проблем, возникающих у человечества. Или так: ему всё чаще и чаще НЕ доверяют – по тому, что он может, на что он способен, и в целом, что он категорически всемогущ.

Споры по искусственный интеллект (на который многие надеялись в том плане, что он «заменит» человечий разум, хотя бы в некоторых сферах) постоянно натыкаются на одно и то же: массе «верующих» в него противостоит масса же «скептиков», чья аргументация просто убойна. При этом сам разум, разумные рассуждения, всё чаще и чаще переходят «грань» – возникает эффект «эльфизма», как рассуждений о том, что обязательно должно быть, хотя никаких не то чтобы предпосылок, даже намёков на предпосылки не существует.

Есть и вторая особенность в части разума. Всё чаще и чаще перестаёт быть разумным, как раньше, процесс обучения подрастающего поколения. В частности, возникновение дистанта, а не «из рта в ухо» при личном общении – вызывает волну возмущения, при этом разумно полагается, что ничего хорошего из затеи не выйдет. Есть проблема и в сортировке того, что предлагается обучением: ну, что важно, что нужно, а что и можно пропустить, как несущественное. Но это лишь в обязательном обучении. В «свободном» же доступе каких только ни может придумать разум – появляются курсы, обучающие чему угодно, только бы не обучать даже разумно (такой вот парадокс).

Разумный упор на то, что вроде бы лучше всего обучать методологии мышления сталкивается с тем, а что, собственно, есть это самое мышление. Поскольку разуму доверять перестают, а именно он изобрёл эту самую методологию, то недоверие переносится и на методологию, и на неясность того, что есть мышление, возникает ТУМАН неопределённостей, которые ну никак не разрешимы, как раньше: раз-два, три-четыре. Недоверие медленно, но верно, идёт в ГЛУБИНУ.

Этапность былого разумного обучения подрастающего поколения, где взрослые, умудрённые опытом и знаниями люди, обучали не умудрённых и не знающих мелких – хромает в части этапов: потому что подрастающие всё чаще и чаще не желают иногда взрослеть, и этапность размазывается по всему процессу, превращаясь во… всё тот же когнитивный диссонанс. За этим следует вообще отрицание смысла жизни, вкупе с мышлением, которое может быть каким угодно, но только не закрепощающим, ну на орехи, конечно, достаётся даже методологиям.

Само понятие «разумный», куда его ни ткни, или к чему его ни присоедини – может порой вызывать бурный смех, потому что аспектность взглядов на одно и то же спешно радикализуется, концы мнений расходятся всё дальше, и это при том, что ранее разум служил великой соединительной СКРЕПОЙ. И это тоже результаты как образования, так и необразованности – по разумным лекалам, опять же.

Третья особенность разума состоит в том, что ему нет места в подступающем Постмодерне. Вот так просто? Угу, вот так просто. В Постмодерне есть место лишь уму. И он там будет «править». Сейчас это неочевидно, потому что идёт лишь ломка общего отношения к разуму и разумности, но сигналы крайне тревожные и тревожащие. То, что многие разумы отрицают этот самый Постмодерн, как вообще несуществующее и иллюзорное, выдуманное и ах-ах, противное, парадоксальным образом отрицает и другое – текущее состояние недоверия к разуму, который, собственно, и заметил эту логичную мыслительную этапность: Традиция-Модерн-Постмодерн, да и выдал её на горА.

Разуму во всём этом страшно не нравится, что ум не использует привычную разуму логику, вытекающую из дискретности «фотоснимков» процессов, разум не понимает функционирование ума, как осознавателя процессов. Разум привык, понимаешь, к тому, что образность мышления есть прерогатива разума, когда-то подавляющая всё остальное, всё реже перестаёт «работать» при сравнении с «фильмами» ума. Есть столкновения между ними и на почве СИМВОЛОВ, что вгоняет разум в полнейший ступор, и из него нет выхода, потому что ни логика, ни образность не «работают».

Ну и последняя, самая глубокая особенность разума. Она состоит в обязательности для разума делания выводов. Любых: промежуточных, конечных, противоречащих друг другу по базе даже. А ум, что разуму непонятно, может, в принципе, и отказаться от каких бы то ни было выводов вообще, поскольку ум – даёт лишь НАПРАВЛЕНИЕ. Ну а когда направлений много, разум вообще просто бешенеет, неистовствует.

Мне искренне жаль разум и «разумщиков». Их время уходит.

Добавить комментарий