Откуда есть пошли артели?

По всей видимости из раскольников, больше неоткуда. Общественная организация труда, равенство друг перед другом членов артелей, выборность начальства, соборность более высоких категорий «начальства» (общины и возможно артели избирали туда представителей), категорическая честность sic!!! в отношениях друг с другом, неразличение между производством и торговлей sic!!! (и то, и то – дело святое, богоугодное), своеобразная вера, не совсем православие, а даже вовсе не официоз.

Интересно эта грань затронута Пыжиковым в «Русском расколе»:

«Поэтому не случайно староверческая мысль первой половины XVIII века характеризовалась интересным поворотом – обоснованием позитивного отношения к торговле и производствам. Конечно, ранее приверженцы древнего благочестия не могли одобрять дела, пользовавшиеся дурной репутацией ещё в истинном московском царстве. Теперь же дискриминационные реалии заставили заняться тем, что предоставляло возможности сохранить веру и поддержать существование. В результате торговля, лишённая ранее необходимой религиозной санкции была признана  духовными лидерами староверия благодатным занятием, а организационно-хозяйственный труд уравнен с благим трудом земледельца.»

«Принцип «твоя собственность есть собственность твоей веры» прослеживается и в хозяйственном укладе Преображенского кладбища в Москве. В распоряжении исследователей находятся донесения полицейских агентов, расследовавших деятельность московских старообрядцев во второй половине сороковых годов XIX века. Для внешнего мира это было место, где располагались погосты с богадельнями, приютами и больницей. На самом же деле «кладбище» служило финансовой артерией безпоповцев федосеевского согласия. Касса «кладбища» помещалась в тайниках под комнатами федосеевского наставника С. Козьмина.

В них хранились общинные капиталы, направляемые по решению наставников и попечителей на открытие или расширение различных коммерческих дел. Единоверцам предоставлялось право пользоваться ссудами из общинной кассы, причём кредит  предусматривался безпроцентный, допускались и безвозвратные займы. Именно с этой помощью образовалось огромное количество торгов и производств.

Однако возвратить взятое из кладбищенской казны и стать полноправным хозяином своего дела, т. е. попросту откупиться, не представлялось возможным. Можно было лишь отдать предприятие, запущенное на общинные деньги

Т. е. смесь веры, образа жизни, работы и общим всем управления. Недоисследованные темы, неразвитые описания, знания-калеки. Раскольников, как известно, власть всегда гнобила, начиная от самого раскола ещё при Никоне, даже в СССР они под раздачу религий попали. Единственное, Сталин ущупал эту струю, превратил её за многие годы в некоторого рода в полновесную реку, но пришёл затем Хрущ и всё испоганил.

Поэтому-то нам там мало известно о том, КАК можно жить-поживать артельно. Не только работать, между прочим, вместе, но ещё и самоорганизовываться сопутствующим образом вообще по жизни. Поэтому так много вопросов по поводу артелей, сплошные НЕПОНЯТКИ, куда и на что взгляд ни брось – не влезает артель в нынешнее положение дел, никаким боком. А, если присовокупить к этому ещё и нежелание власти России обращать на это внимание, то выходит и совсем труба полная.

Я постепенно всё больше и больше прихожу к выводу о том, что артелизация Руси, если брать лишь экономический её аспект (как просто юридическую форму организации дела) – недостаточна. Для артелизации требуется не только форма, а ещё и дух СОТРУДНИЧЕСТВА людей в противовес духу КОНКУРЕНЦИИ среди людей. Уничтожать надо именно дух конкуренции, а растить дух сотрудничества, тем более, что для этого есть все условия: мощная пропагандонская машина государства, масса людей с коммунистическими или полукоммунистическими воззрениями, и ещё живой опыт жития в СССР.

Конкуренция при этом никуда, разумеется, не исчезнет, как была, так и останется. Ну и хрен с ней, такова ведь определённая черта малого количества людей, большинство же вполне себе с полным серьёзом воспримут главенство идеи сотрудничества (мiр, дружба, жвачка – вполне понятны). Люди, с детства воспитанные на идеях сотрудничества, если не будут иметь и ПРИМЕРЫ такого сотрудничества перед глазами, НЕ ПОВЕРЯТ. И правильно сделают, между прочим, поэтому артелизация + идея сотрудничества в обществе вообще должны идти рука об руку, иначе ничего не получится.

Есть и ещё один момент: с развитием государственной вертикали власти горизонтальная структура постоянно входила с ней в противоречие – в частности, горизонталь предполагала выборность управленцев, соборность и равенство всех её членов, тогда как вертикаль продвигала иерахичность, статусность и подчинение низших высшим. Всё это достаточно легко извлекается из исторических документов и указов власти по отношению к тому же расколу.

Соответственно, нынешняя вертикаль власти на Руси, как и все прежние власти (за исключением, пожалуй, позднесталинского времени) по-прежнему находится в противоречии с горизонтальными структурами (даже при том, что их на Руси уже почти нет), никак не размышляя на эту тему вообще. Идейная направленность власти остаётся прежней: рыночная экономика при сильной государственной власти, конкуренция хозяйствующих субъектов между собой (при том, что мелкий и средний бизнесы глушатся почти на корню), местное самоуправления полностью развалено, разговоры же о сотрудничестве ведутся лишь на уровне «ты, гражданин, сотрудничай с властью, сотрудничай, а то хуже будет!». В общем, снова всё те же грабли.

Теоретические разработки о горизонталях и/или артелях ограничиваются мало что значащими в современных условиях историческими исследованиями на эту тему (изучать прошлое нужно, спору нет, а вот строить на основе этого изучения далеко идущие выводы – вовсе нет). Теоретических исследованиях о важности/уместности/неважности/неуместности этих самых горизонтальных структур – тоже нет (горизонтали были, есть и, видимо, будут), в умолчании же – их, структур этих, будто бы вообще нет.

Лёгкая разработанность сетевых структур (как ближайшей подвид более общей горизонтали) всё же протипоставляется вертикали, но выглядит это скорее как «в пику», а вовсе не безэмоционально сухо, как следовало бы.

Полностью не исследовано так называемое «партнёрство» по-капиталистически, когда единым управляющим центром является коллектив, но при этом в этот стоящий над остальными работниками коллектив-клан чужие не принимаются (принимаются лишь единогласным голосованием всех членов коллектива-клана), вход туда надо заслужить. В умолчаниях оно стоит, как разумная, достойная и приемлемая форма капиталистической собственности, но и только-то. Хотя налицо необычный сплав вертикально-горизонтальной структуры.

Мало исследованы (понятно, почему – их количественно мало в мiре) ТНК, выросшие из кооперативов-артелей. А ведь в них наблюдается другой сплав горизонтально-вертикальной структуры, выросшей снизу в результате развития артели и усложнения её деятельности.

Вообще тема переплетения и взаимодействия (гармоничного их соседствования/интеграции) вертикальных структур и горизонтальных является весьма плодотворной. В прошлые века на неё тоже обращали внимание, присовокупляя к ней всевозможные идеологические клише, отчего исследования получались однобокими: одна сторона признавала за вертикалями право на жизнь, другая – за горизонталями, вместе же они признавались противоречащими друг другу. Что, имхо, не совсем так, а вернее – совсем не так.

Добавить комментарий