Переформатирование

Малый бизнес будет помирать по всему мiру. Это так же неизбежно, как простое эволюционное развитие технологий по производству продуктов и услуг.

И сейчас я это совершенно бездоказательно обрисую в примерном виде.

Малый бизнес основан на том, что некоторые продукты и услуги, локального потребления, по деньгам/управлению/логистике немного выгоднее производить/оказывать мелким количеством, чем более крупной структуре, способной обезпечивать людей тем же самым (неважно при этом, коммерческая это структура или государственная).

Более крупные структуры, в силу производства на всё более автоматизированной основе, с планами переходить вообще на полную роботизацию, планово же снижают затраты человеческого труда, стараются снижать ресурсы на единицу «продукции»; называется это «эффективностью», разумеется, никогда не приближаясь к полному нулю затрат (ресурсы тратятся какие-то всегда), но эволюционно и действуя в «конкурентной» среде – стремясь к нему. Коммерческие структуры стремятся к этому из-за увеличения прибыли, государственные – по планам управленцев.

Когда результат труда в производстве продуктов будет получаться ПОЛНОСТЬЮ без участия человека (человек будет лишь управлять процессом), вот тогда нужда в малом бизнесе отпадёт полностью. Да, это дело отдалённого будущего. Но оно легко представимо, если начать раз за разом перечислять потребности людей в продуктах и услугах и по каждому из них (или по группам) заценить тенденции развития производств.

Увеличение, количественное, роботизации и автоматизации производств и оказывателей услуг и есть главный «враг» ЛЮБОГО мелкого бизнеса. Вторым условным «врагом» является логистика, её стандартизация, упрощение, но при этом повышение эффективности тоже через роботизацию и автоматизацию. Рулит всем этим процессом управление.

Ну а управлением (целями управления) рулит психика человека.

Экономика ныне управляется с помощью денег. Но это означает, что каждый человек, чтобы просто жить, должен где-то работать, получать за это деньги, и на эти деньги обезпечивать себя. Когда человек не может (или не хочет) найти себя в мiре, чтобы необходимые продукты и/или услуги ему предоставлялись – обычно ему это предоставляет общество, если в обществе нет значимых пертурбаций.

Т. е. налицо парадокс: с одной стороны, человек должен работать, чтобы жить, потребляя (а не потребляя, пардон, хотя бы еду, человек не может жить вообще!), а с другой – работать не обязательно, потому что общество об этом человеке позаботится (спектр «заботы», да, может быть разным: от предоставления человеку едва-едва ну самого необходимого до представления какого-то минимального набора вполне нормального, лишь скудного).

Роботизация и автоматизация поэтому означают вымывание целого слоя людей из процессов обмена своего труда на деньги, а денег – на необходимые им продукты и услуги. Общество будет предоставлять таким людям то, что они самостоятельно не могут получить через обмен своего труда. Люди же лишатся права самостоятельно выбирать, что им потребить.

Вопрос, кто и из каких сфер будет вымываться быстрее: из крупных структур или мелких бизнесов – для меня однозначен. Первым будет «гибнуть» мелкий бизнес, потому что его доля будет естественнее и живее заменяться крупным, чем наоборот. На пути постепенного «умирания» будут возникать островки мелких бизнесов, которые на какое-то время будут неподвластны грядущим переменам, но каждый из таких островков рано или поздно будет «утоплен» в разливающейся роботизации.

Второй парадокс касается самих денег: тому слою людей, который возникает, т. н. «лишнему» (кому не находится работа за деньги), гораздо проще предоставлять продукты и услуги напрямую, минуя посредника-деньги. Но не сейчас, а тогда, когда будут решены проблемы с автоматизацией и роботизацией производств, а также логистики именно тех продуктов и услуг, которые таким людям будут потребны. Сейчас же, подобное перераспределение, да, гораздо проще осуществлять через деньги.

Перелом и очень действенный наступит тогда, когда в результате укрупнения производств, которое, в свою очередь, произойдёт от неминуемой автоматизации и роботизации производств самих, а также логистики (доставки продуктов и услуг до людей), выяснится, что количество неработающих людей (ничего не производящих) составляет примерно половину от всех. По этой причине проще будет отказаться от денег, а перейти на простое предоставление продуктов и услуг по факту наличия человека. Это будет эффективнее с точки зрения управления.

Вопрос о том, кто больше прав на продукт или услугу имеет: работающий (производящий их) или неработающий перестанет стоять в повестке дня тогда, когда выяснится, в результате практики, что не все из согласных работать имеют для этого необходимые знания и умения. И тогда возникнет третий парадокс: процесс «не потрудишься, не покушаешь», который логичен в ситуации определённой нехватки продуктов и услуг для всех, станет процессом «готов потрудиться, только где мне найти такую возможность». В разряд дефицитности перейдёт сам труд, а не его результаты. Готовых трудиться будет больше, чем возможностей трудиться.

В этой точке мелкий бизнес умрёт окончательно, но, в связи с отменой денег, он превратится в простое творчество людей, которым не надо будет заботиться (думать) о поддержании «своих штанов».

Я перечислю несколько сфер, которые в ближайшие 10-20 лет, «вымоют» многих и многих работников, отправят их в никуда в плане трудиться. Это – производство продуктов питания, одежды и обуви, жилья и всех необходимых к нему аксессуаров (мебели, украшений, обезпечения жизненно важными коммуникациями), дорог и транспорта (а также всех цепочек логистики). На момент, когда сфера «где можно ещё потрудиться» сузится до того, а что «ещё можно придумать в плане труда», останутся лишь несколько направлений, которым жизненно важен труд человеческий: это – управление всеми процессами, поддержание роботов и автоматов в рабочем состоянии, изобретательский труд (он по сути будет смыкаться с любым творчеством, но так легче понять, что я имею в виду).

За существующие тенденции к тому, что всё-таки людей ещё «заставляют» так или иначе «трудиться» в тех или иных сферах (по сути своей совершенно безсмысленных: это все области, связанные с обслуживанием денег, законов и защиты групп людей от других групп), ответственен институт денег прежде всего, на который накладываются психические особенности некоторых людей, которым нужна борьба.

Эти тенденции будут ВОЗРАСТАТЬ, если в механизм существования денег уже сейчас не будут вложены те зарождающиеся элементы, которые определят болезненность или безболезненность будущего перехода. Это учётные элементы. Собственно, они всегда были и есть, но вопрос стоит вовсе не в этом, а в том, чтобы однажды, когда потребуется, можно было безболезненно включить их без денег.

Заставить в систему управления вводить системы учёта помогут две вещи: бедствия или «бедствия» (как сейчас по коронавирусу, кризису в нефтянке и кризису в финансах), а также блокчейнизация, как «новое слово» в сборе статистики завершённых или завершаемых процессов, а также обработка этих данных. Обе эти штуки, ну так получилось или всконспирировалось, сейчас как раз отрабатываются. Глобально.

Кстати, в связи с «самоизоляцией», проверяется также способность людей возхотеть работать. Я лично не сомневаюсь, что по этому поводу вовсю идут исследования: выясняется, на какой стадии, через сколько дней, недель, месяцев, внезапного, но насильственного отдыха для трудящегося – ему снова остро захочется пахать, каков процент таких людей среди общего количества, какие факторы влияют на человека больше всего в деле «просыпания» его желания поработать, наконец. Ну и т. д. Дело в том, что раздражение людей вызывают многие вещи, и среди них отсутствие возможности вообще работать осмысленно (а не наличия у человека работы за деньги, чтобы кормить себя и свою семью, это – другое) – одно из самых сильных.

Из вышеупомянутого вкратце можно составить некоторые выводы. Сейчас много говорится о том, что мiр после эпидемии станет другим. Я согласен, но «становление» это займёт годы и десятилетия медленной ПЕРЕСТРОЙКИ взаимоотношений. И вот, что затем получится:

1. Мелкий бизнес по деньгам исчезнет. Тот же, кто будет с упрямством продолжать развивать эту сферу, будет многократно унижен.

2. Крупный бизнес и государственный сектор экономики будут мало отличаться друг от друга, пока вообще не сольются в общую управленческую структуру территории. Многие люди говорят, что это уже свершилось.

3. В такой единой управленческой структуре в момент, когда число уже не работающих за деньги и ещё продолжающих работать за деньги сравняются по количеству – деньги перестанут быть нужны в виде инструмента. От них и откажутся.

4. Вся земля, как база производства сельскохозяйственной продукции, рано или поздно будет объединена под ЕДИНОЕ управление в едином комплексе автоматизированного и роботизированного механизма территории (если не сбудутся фантастические прогнозы о том, что любую пищу придумают как изготовить… ну из той же нефти, допустим). То же самое касается и производств.

5. Не работающие люди будут предоставлены самим себе в плане развития себя и своих способностей по всему спектру имеющейся и возможной сфер деятельности. Труд по реализации этих задумок же – станет НАГРАДОЙ.

Добавить комментарий