Политическое образование

С философской точки зрения, «политическое образование» – это устремлённость человека к получению власти. Т. е., наполняя себя тем, что сам человек относит к политическому образованию, человек делает шажок, а то и два по направлению к получению этой самой власти.

Правда, власть бывает весьма разной: от авторитетной (власти ума) до непосредственной (власти дела), которые, в свою очередь, могут делиться на сферы применения и приложения, от самых мелких до самых крупных. К тому же, власть есть такая штука, которая никогда 100%-но никому не даётся, но устремления многих и многих людей направлены именно к этой цифре, поэтому сшибки за власть происходят постоянно, с переменным успехом.

Поэтому изучать «политическое образование», его аспекты можно безконечно долго. Что, собственно, и делается постоянно человечеством. Как и в любом «научном» подходе, а я коснусь именно его, потому что есть и другой подход к этой же проблеме, методы такого образования шатки и уложены в незыблемые ментальные конструкции, хотя самые умные политики превосходно знают об этих недостатках и уповают скорее на своё чутьё, чем на выработанные технологии. Хотя и технологиями не гнушаются.

Поэтому в политическом образовании есть две ниши. Первая – это проанализированный опыт прошлого (или анализируемый, процесс этот безконечен) с его выводами, вторая – это маловербализируемый опыт передачи знаний от человека (власти) к человеку (стремящемуся к власти) по миллиону каналов, хотя предпочтительнее всегда – личный. По понятным причинам, вторая ниша, поскольку «маловербализируемый опыт», крайне загадочна, темна и вызывает к жизни лишь теории о потустороннем, магическом, волшебном и ещё Бог весть каким.

Меня, разумеется, интересует прежде всего эта ниша, бо в первой трудятся миллионы и их выводами забито всё информационное пространство, как иное болото – жабами и цаплями.

Итак, политическое образование от рта к уху, или от глаза к глазу, или от мимики тела к восприятию, т. е. все способы, которые не касаются публичной информационности (потоков информации для всех). Какое оно на самом деле?

Первое, что приходит на ум: его практически невозможно исследовать, потому что оно строго непублично, более того, ещё и скрывается (защищает себя) от лишних глаз и ушей. Но, подумав, можно обнаружить, что власть – штука публичная вообще-то (во многих, хотя и не во всех аспектах), поэтому из публичности всегда можно выцепить необходимые кусочки пазла. Да, гораздо меньше, да, когда более искажёнными собственным восприятием действительности, но всё же.

Второе, поскольку исследовать неуловимые величины – это всё равно, что пытаться запечатлеть ветер на фотографии, поэтому крайне трудно, на помощь может приходить всё та же техника, которая регистрирует пройденное. Но так происходит не всегда, потому что не всё нужное запечатлевается. И всё же моменты можно не только неоднократно увидеть, но и неоднократно проанализировать.

Третье. Передача базовых знаний по политическому образованию таким вот маловербализуемым способом связана с тем, что учитель и ученик должны предварительно «выработать» особую манеру общения, которая и позволяет одному испускать важную информацию (неважно каким способом), а другому – воспринимать. Такая «выработка» – это, по сути, отсев и отбраковка всех тех, кто по никому неведомым причинам не способен воспринимать подобный метод обучения.

Четвёртое. Самое важное: процесс политического образования во второй нише всегда требует минимум двух людей, но он же является и максимумом по численности.

Пятое, тривиальное: процесс политического образования во второй нише специально не вербализуется, чтобы поставить дополнительный заслон любопытным глазам, ушам и даже техническим возможностям регистрировать что угодно.

Вышеописанное политическое образование, несмотря на его условную непонятку и загадочность, тем не менее было многократно описано в трудах мыслителей, хотя и применительно у другим аспектам бытия человека. Описано, разумеется, не точно и не в лоб по изучаемой проблеме, а как бы «по касательной», задевая некоторые моменты. Собственно говоря, именно это и позволяет вычленять ныне вторую нишу в особость. Люди прошлого тоже об этом знали, чуяли это, пытались это осмыслить. Тогда эта ниша была упрятана в общую мудрость. Теперь же – вынесена на общую для всех поверхность.

Лично мне даже иногда кажется, что первая ниша политического образования создана в виде «дымовой завесы» для того, чтобы скрыть вторую. И эта «дымовая завеса» настолько интересно порой изложена, настолько в ней есть дохренища всего для разнообразно-заточенных человечьих умов (по статистике, по математике, по физике, по истории, по лексике, по химии, по биологии, по психологии и т. д.), что она покрывает плотной завесой то, что составляет саму сердцевину политического образования – а именно, невозможность успешно «работать» в этой области по шаблонам.

Есть поэтому у второй ниши и другой аспект, его можно назвать «второй дымовой завесой», он касается того, что иногда называется так: правят не те, кто на виду, а те, кто в тени. «Правят» в данном случае – обладают реальной властью. Исходя из этого, можно вывести даже некую максиму: «правят» может быть и по шаблонам иногда, но вот правят всегда вопреки всем шаблонам, а, исходя из плотного маловербального обучения от учителя к ученику – создавая самим себе надёжный оплот маловербальных единомышленников.

Пока природа человека такова, что до тех пор, пока вторая ниша политического образования будет недоисследована «научными» методами, попросту ПРОПУСКАЯ эту нишу мимо всех органов восприятия, вот до тех пор и будет существовать сама власть. Не зря люди не во власти подспудно ощущают таинственность во власти, таинственность, которую бы они хотели узнать, но НЕ могут никак, потому что раз за разом наталкиваются на публичные рассуждения о природе власти (первую нишу). Ну и погрязают в ней с головой рано или поздно.

Общий вывод можно сделать такой (донельзя умный): природа власти смыкается с ментальным уровнем конкретного индивидуума в тех частях, в которых его ментальность ИМЕЕТ готовые или приготовленные ответы на любые вопросы, но не смыкается там и в том, где требуются его личные усилия (не только разума, но и всех чувств вместе взятых) по осознанию происходящего. Что лишний раз подтверждает мысль о том, что нас просто подталкивают к ментальному росту даже таким невнятным способом как бы СВЫШЕ: оттуда, где вопросы сознания являются главенствующими.

Добавить комментарий