Постмодерн и прогресс

Постмодернисты пока выглядят, как «не от мiра сего», чудаки в лучшем случае. Но так будет не всегда. Обратить внимание можно при этом на тех, кто был в человечестве всегда, да и будет – тоже: на неугомонных духом/душой и мозгом, на изобретателей. Вообще же вопрос, а вот что именно заставляет этих людей изобретать всякую хрень – это вопрос по поводу того, чем счастлив человек: наличием творческой компоненты в жизни или её отсутствием? Лично я отвечаю на этот вопрос так: если у человека нет творческой «жилки», то он… не совсем человек. Или человек, по тем или иным причинам подавляющий в себе это желание (творить).

Постмодернисты современности с лёгкостью отдаются (отдают себя) в то, что само по себе их привлекает, но независимо от того, является ли это табуированием или запретом в обществе, является ли это, в общем и целом, недостойным «истинного» человека. Критерием для них служит их собственный интерес, собственные наклонности для знакомства с той или иной сферой, а не что-то другое. Это крайне важная отличительная черта. Их. Да, тут можно, конечно, сказать, что им пока позволяют это делать сложившиеся условия. Соглашусь. Но верен и другой постулат: а людям всегда удавалось делать лишь то, что им «позволялось» (имеется в виду в широких масштабах, конечно).

Изобретатели, имхо – те же творцы (чего угодно). Крайне редко они исполняют задания от других людей и сил, зато очень часто «копаются» в проблемах, которые назначили себе сами. Это вообще отличительная черта постмодерниста: всё сам, сам. И это буквально. И это раздвигает для человека границы его свободы. Иногда через его настойчивость (и вот как сейчас через сложившиеся более или менее благоприятные условия), иногда через его ощущения даже. Поэтому скажу немного невероятное: изобретатели (истые) – всегда были постмодернистами!

Сейчас общий технический прогресс медленно подходит к некоему тупичку. Дело в том, что многим людям уже неясно, а что бы ещё такого возжелать (не от природы, а от собственных усилий), и на этой ноте начинает происходить визг и какафония. Раньше желания были проще: блин, да пожрать бы вволю (отсюда сказочки о молочных реках и кисельных берегах), блин, да чтоб сильно по голове не били (отсюда революции и всякие марксы), блин, что бы уж как-то вот так, чтобы… В общем, общие желания по тому, чтобы что-то там преодолеть ЗАКАНЧИВАЮТСЯ. И это не шуточки вовсе. Желаний глобальных, которые раньши двигали сердца и мускулы – остаётся всё меньше и меньше, их количество ужалось шагреневой кожей за первые 20 лет нынешнего века до ужасающе ничтожной величины.

Постмодерн же «преодолевает» это ментальное препятствие (которое не имеет разрешения в ментальности Традиции и Модерна, в качестве доказательства приведу мысли людей о том, нужен ли человечеству космос: очень много людей, я в том числе, полагают, что космос НЕ нужен, на Земле ещё много дел, много благоустройства впереди, многое надо бы изменить, куда уж в космос-то рваться!?). Дело в том, что Постмодерн НЕ обращает на этот вопрос никакого внимания. Он вовсе не важен для Постмодерна. Как бы парадоксально это ни звучало!

Поэтому в Постмодерне прогресс перестаёт быть прогрессом, плавно перемещаясь своей былой «силой» (энергетикой) в те области, которые трудновато назвать отягощёнными прогрессом. Как я уже указывал, в область духа, к примеру. Какой там прогресс? Ну, если он и есть, то совершенно ДРУГОЙ. Другой качеством. Другой элементной базой, другой взаимоотношениями. И, чтобы понять это, нужно обладать другой «инфантильностью». Не серой обыденностью взрослой реальности, а яркой мечтательностью ребёнка, глядящего в мiр распахнутыми настежь глазами.

Этот «прогресс» Постмодерна пока ещё невзрачен на вид, хиловат на ощупь, напоминает больше «ботаника» в очках, нежели стройного борцуна. Но он растёт не по дням, а по часам. Формируя при этом новую, адекватную «реальность», существующую при этом ВНЕ базовых полей обществ. Адекватную при этом тем, кто её и формирует.

Вангование – дело тяжёлое, но вот что мне видится: постмодернисты в прогрессе медленно, но верно, передают дело «технического» прогресса в руки тех сущностей, которые сейчас стараются в этом направлении: в то, что называется «искусственным интеллектом». И ситуация логически понятна и ясна: технически заточенный искусственный интеллект способен ПРОСЧИТАТЬ гораздо больше технически адекватных реалиям методов и способов. Постмодернист с лёгкостью «отдаёт» эту сферу пока ещё не созданному тому, что будет эффективнее человеческого мозга и человеческой логики и в её нынешнем амплуа. Но не по каким-то там суперважным причинам, а… просто так, потому что постмодернисту важнее свободное творчество, а не увеличенная мощность подсчёта и перебора допустимых вариантов (и кто скажет, что такой человек неправ?).

В этом всём странным образом, на непредвзятый взгляд совпадают точки зрения тех, кто считает себя практиком и реалистом, и тех, кто полагает иначе. К примеру, феномен «цифрового правительства». Ну, в самом деле, зачем же прилагать массу усилий подсчётчиков всех мастей и сортов (живых людей), когда, ясен пень, что компьютер-обсчётчик может справиться с этой задачей гораздо эффективнее (ну, наладить нужно, это – правда, но после наладки можно и успокоиться, чтобы затем делать ЧТО???). Пока эта проблема не так видна, но вскоре встанет своей очевидной «остротой» для массы людей (к примеру, бухгалтеров), а постмодернисты уже сейчас на неё плюют, потому что это НЕ задача, требующая творчества.

Т. е. технический (так называемый) прогресс плавно превращается в мозгах постмодернистов… плавно превращается… в то, что уже можно начинать называть как-то по-другому, потому что «старый» смысл размывается по граням, превращаясь… превращаясь… в чёрт знает что. Любопытно рассмотреть с этой точки зрения всякие яндекс-такси и переход от местной (привязанной к точке на местности) торговли к заказам. Или переход чтения/смотрения всякого разного в бумажных книгах к чтению (или слушанию/просмотру) оных по компу или мобильнику. Это самое «чёрт знает что» называется постмодернизмом проще: изменением доступной реальности, переходом ея в реальность новую, где «старые» отношения меняются (отношения между вещью, потоком информации и воспринимателем этого всего, человеком).

Слово «прогресс» в Постмодерне потеряет «привкус» научной техничности, перейдя в совершенно иные области. А сама научная техничность останется, как азы, как форма первоначальности для дальнейшего воспарения духа в неведомые высоты. Пока это трудно представить, поскольку научной техничностью «пропитана» вся структура сегодняшней жизни, и многим людям кажется, что так будет если не всегда, то ещё достаточно продолжительное время, на внуков внуков хватит с лихвой.

Но это не так, конечно. Научно-технический прогресс в «старом» понимании смыслового содержания потерял ускорение. И уже давно, лет 40-50 как, а то и все 100. И постмодернисты это знают, потому что уже давно потеряли к нему какой бы то ни было интерес. Да что постмодернисты? Спроси любого человека с улицы, любого – и он сможет потеряться в обилие возможных путей развития, направлений т. с. Фантазии уже не хватает, причём конкретно так.

Так что противящимся подступлению постмодернизма, полагающимся на логику или, к примеру, исчерпание доступных ресурсов, как ответвление той же самой жёсткой логики Модерна, мой совет: ужаться УЖЕ можно по многим желаниям, расширенным до безпредела, но ужиматься можно с умом, а можно и без него. Маятник качнулся в другую сторону, отследить его ход и амплитуду пока ещё не представляет труда, дальше будет хуже (если без понятия следить за ним).

Впрочем, этот вопрос тоже неважен по большому счёту. Мне пока лишь интересно, какое-такое новое слово возникнет взамен «прогресса».

Добавить комментарий