Про духи

В миллионах запахов нашей планеты скрываются цистерны жемчужин и ушаты грязи. Впрочем, это относится к любой области природы, и человеческой деятельности тоже.

Первые духи, масла и прочие благовония были «изобретены» так давно, что история даже умалчивает о том, когда их не было. Я так полагаю, что поскольку нос и обоняние у человека были всегда, то он стремился к хорошим запахам тоже всегда. И иногда, замечая интересные детали, даже учился их извлекать.

До начала 20-го века вся парфюмерная промышленность пользовалась натуральными ингредиентами – прямо от природы. Развитие химии в предыдущем веке, правда, уже позволяло «баловаться» и по запахам, но нужда бОльшая всё же была в веществах, над ними работали.

А время веществ с запахами пришло чутка попозже. Всё-таки не первейшая потребность человека окружать себя красотой запахов, а, типа, десятая. Когда это случилось, или начало случаться в промышленных масштабах (разработка запахов и их продажа), то оказалось, что то, из чего духи (запахи) делают – не есть чистенькое дело. Одно дело, когда духи изготавливали для узкой прослойки богатеньких, но совершенно другое – когда для всех.

В частности, некоторые вещества добывались из умервщлённых для этой цели животных. Иногда за ради пары грамм вещества. А чтобы добыть другие – требовалось даже уничтожать целые выводки и стаи. Люди задумались об этом, и начали постепенно запрещать то, что в духи «клали» раньше, но с помощью химии научились изготавливать заменители. Запах, конечно, был уже не тот, но всё же.

Ещё в 20-х гг прошлого столетия примерно половина духов ещё потребляла в себя животные начала. Без многих из них духи просто бы не состоялись, как долгоиграющее чудо. Но постепенно, полегоньку, общими усилиями любителей природы и защитников природы парфюмерам ставились преграды за преградой. Сегодня, можно сказать, что запаховая индустрия уже больше не потребляет животные вещества. Только выжимки и усушки-утряски от растений и деревьев.

Но в Париже есть (у некоторых домов) свои музеи, в которых работники бережно хранят те предыдущие духовитые флакончики, которыми активно пользовались лет 100 или более назад. Их запах вовсе не тот, не торт, что нынешние слабые подобия. Их запах может сшибить с ног, отправить в нокдаун. И это буквально, а не фигурально.

И дело тут вот в чём: раньше, скажем так, было достаточно трудно всё устроено с гигиеной, поэтому пованивало чёрт знает чем повсеместно – не только от простолюдинов, но и от лиц с повышенным аристократическим апломбом. Разумеется, не от всех, были и чистюлькины, но в общем и целом существовать в любом скученном месте было многотрудно. Бороться с этим научным подходом, с выработкой гигиенических правил и вентиляцией, конечно, пробовали, но получалось вовсе не сногсшибательно. Поэтому первые духи должны были ПОДАВЛЯТЬ все остальные запахи, ну, или по крайней мере, их так выдавливать из пространства, чтобы их тошнотворное влияние ощущалось как можно меньше.

А вот для того, чтобы это длилось ещё и долго, люди нашли крайне вонючее вещество под названием мускус. Его и стали добавлять в условные фиалки и лилии мелкими порциями, потому что выяснилось, что запах из-за мускуса держится дольше. Часов пять, бляха-муха, а то и больше. Выяснилось также, что с ним, с мускусом, надо быть очень осторожным: недольёшь, запах будет недолговечным, перельёшь – будет вонять псиной, а не ландышами.

Первые парфюмеры научились дозировать лихо, надо сказать, потому что, в принципе, дело это нехитрое, количество же, а его можно взвесить. Другое дело, что и весы должны быть точны. Но с этим тоже справились.

Когда грянула научно-техническая, а кому и просто буржуинская революция, в процессе которой народ активно подсаживался на новые товары, а парфюм для многих и был таковым, то начали активно уничтожаться те животные, которые поставляли мускусы всех сортов и видов. Ну и лет за 100 такого «хозяйствования» пришли к выводу, что скоро так ведь можно и всех их истребить. В общем, остановились кое-как.

Но народ уже привык к парфюму. А требуемых количеств было маловато. Поэтому, а об этом мало кто знает, развитие химия получила не только от военных заказов, не только от других различных индустрий, но и в немалой степени от парфюмерии. Не обошлось, да и не обходиться без шарлатанства и получения гремучих смесей. Некоторые произведённые фиг знает как жидкости оказывались опасными для кожи и в целом здоровья человека. Я даже не представляю, что в них можно было напихать такого, кислоту, что ли, плеснуть, но вот так.

Ныне индустрия парфюмерии плотно соседствует со стиральными порошками (они тоже должны пахнуть не конюшней, а приятственно носу), всевозможными жидкостями по хозяйству, общей косметикой, проникла даже в такие далёкие, казалось бы, индустрии, как промышленное освоение ВСЕХ материалов, ведь не секрет, что некоторые из них могут издавать совсем уж неприятные ароматы.

А сама парфюмерная промышленность из областей запахов приятненьких начала плавно переходить в запахи столь разные, что иногда просто диву даёшься. Как оказалось, в мiре достаточно любителей пахнуть трубочным или сигарным табаком, при этом ни фига не куря, или какой-нибудь сажей, или сырой землёй, некоторые даже предпочитают унюхивать и наслаждаться фекальными нотками. В общем, всё, как всегда, некоторым подавай «погорячее».

Подобные моменты неизвестны обычно широкой публике, потому что общество потребления, раздвинув пределы практически всего, что человек может потреблять и потребить, всё же не сделала так, чтобы каждый человек на Земле не только кушал разное, носил разную одежду и играл на разных айфонах, но ещё и приятно пах разными запахами, желательно каждый день – разным. Единственное, чего добились парфюмеры, что, по правилам хорошего тона, ну, нужно в доме иметь флакончик, два для женщины, и один-единственный для мужчины. Обоим этого вполне хватало. Тем более, что когда это дело заканчивалось, в любом дьюти-фри можно было обогатиться чем-нибудь ещё года на два вперёд.

Сейчас ситуация патовая в этом смысле. Парфюмерная промышленность развита не по годам. Химия – вообще на высоте. При желании и куче денег можно отформатировать и в бутылочку «засунуть» вообще любой запах, не говоря уж о смешении разных компонентов. А спроса вот нет. Не успело общество потребления дойти до этой линейки товаров, не успело разбудить в людях дикую любовь к разнообразным запахам. А теперь уже видно, и поздно просто.

Ну были и ошибки, конечно. В частности, парфюмерные фирмы с чего-то решили, что их товар настолько ценен и уникален, что цены на запахи кусались и кусаются не по-детски. А каждая новая вступающая в рыночную ароматную игру компания лишь поддерживала общий тренд: запах – это высший шик, поэтому должен стоить дорого. Ну, сами виноваты поэтому, что народ к обилию запахов в своих жизнях в большинстве своём не привык. А раз так, то парфюмерия падает. Начинает стремиться к порогу рентабельности, что, в свою очередь, означает УПРОЩЕНИЕ запахов, а, следовательно, снижение цены.

Честно говоря, жаль, но, что поделаешь.

Поэтому немного «фактуры», чтобы сделать неоднозначные выводы. Одним из оставшихся видом чисто животного сырья, употребляемого для производства духов до сих пор, является… блевотина кашалотов, плавающая в морях-окиянах огромными, 5-10-килограммовыми застывшими кусками в местах обитания оных. Поэтому парфюмеры являются яростными защитниками этих кашалотов не по зову сердца, а кошелька. Когда будете наносить на себя очередную капелюшечку Диора, Шанели или Красной Москвы, к примеру, помните об этом.

Да, кашалоты будут сблёвывать остатки своей пищи безотносительного того, будет ли человек использовать это вещество или нет, но просто любопытно. Ибо – как сочен мiр в своих неожиданных ипостасях!

Любимыми духами Лили Брик и Галины Улановой были духи «Бандито», пахнувшие вовсе не карамелькой, а жестоким декадансом – кожей, костром, потом и даже револьвером. Через использование химии достигнуть былой душистости не удалось, и духи сняли с производства. Насовсем. Мы безвозвратно потеряли их.

По поводу духов «Бал в Версале» знатоки говорят, если раньше, до того, как всемiрная душистая организация запретила использовать животные вещества, эти духи пахли распаренной человеческой кожей, сальными свечами и даже перестуком женских каблучков и мужских сапог с коваными подковами, густым таким сексуально-озабоченным запахом набитых телами любовников альковами при главном танцзале, то сейчас, через химические заменители, этот запах превратился просто в музей изящных искусств, где прежние альковы пахнут незамысловатой пылью и парчой.

Добавить комментарий