Про глупости о Постмодерне

Есть масса глупостей, связанных с понятием «Постмодерн». К примеру, что в Постмодерне будет половая распущенность, причём такой величины, что это поставит даже выживаемость человечества на грань, что называется. Ну, бред же! В человечестве всегда присутствовали элементы как распущенности (с точки зрения Традиции и Модерна), так и экспериментального взаимодействия. Связано это с тем, что люди ищут более полную свободу самовыражения. Дык, они всегда её искали, эка невидаль!

В Постмодерне эти «распущенности», как «поиски жанра», просто не будут ни поощряться, ни запрещаться. Большинству людей это вовсе не нужно, потому что и так за глаза, что называется. Ну а некоторым – нужно почему-то. И их просто не будут публично терпеть, но выказывать свои «фи» для пространств личных – не будут. Уже сейчас есть огромный слой людей, для которых не их собственное половое поведение – не есть предмет обсуждения до тех пор, пока это не выносится участниками в общественное пространство.

Постмодерн – это же о ментальности, а не о половых извращениях. Да, в ментальность входит всё, в том числе и вопросы техник секса. В ментальность входит также и осмысление вопросов убийства себе подобных, садизма-мазохизма, вопросы греховности, вопросы любви, творчества, развития человечества (куда?), в общем всё то, чем и сейчас человечество ментально озабочено. И что из этого? Почему дебилы полагают, что природа человеческая, в части мыслительной деятельности просто становящаяся более свободной, может измениться таким образом, что человеки сами себя будут изощрённо толкать куда-то вниз, в УЖЕ пройденное в опытах? Только их личная дебильная предрасположенность видеть в окружающих одну хмарь.

Я подобных дебилов просто баню, к слову сказать, чтобы не было даже возможности обсуждать их дебилизм. Ну, нравится им быть такими – нет проблем. Только вот выносить это на обсуждение в моём блоге увольте. Сами, сами – ножками в свою резервацию, пожалуйста.

Постмодерн – да, это отрицание некоторых положений Традиции и Модерна. Но не всех же! И отрицание это ментальное. Т. е. когда человек начинает над всякими глупостями, допустим, смеяться, ну, потому что это – глупость, то что из этого? Так он или она видят ситуацию. Над застывшими, унылыми, набивающими оскомину маразмами человечество всегда смеялось. Так и на этот раз. Просто вызывающие «смешинку» вещи изменились и изменяются. Они переходят из «священных» испостасей в невыносимую больше клоунаду.

Приведу пример из позднего СССР: старость и убогость генсеков в 80-х гг прошлого века стала притчей во языцех, над этим смеялись. Сейчас постмодернисты смеются над другими вещами, тоже отживающими «свой век». К примеру, я смеюсь над деньгами. А также над серьёзностью некоторых проектантов такой, мля, супер-пупер, денежной системы, которая, наконец-то, разрушит все противоречия, станет справедливой-справедливой, и наступит всем щастье. Ещё я смеюсь над политикой, которая стала СМЕШНОЙ. Ну все и так знают, что по количеству придурков государственные институты (к примеру, Госдума, да и парламенты других стран) бьют все рекорды. И что: для большинства людей это секрет или откровение? Нет же, это общеизвестное уже явление.

В отношении всех институтов государственной власти, равно как и понятия «государство» вообще, тоже происходит переоценка. И именно ментальная. Накапливающиеся противоречия между тем, что выражают определённые группы в государствах и тем, что от них бы желали «народные массы», в самом общем обобщении, заставляют людей думать не так, как раньше. И дело тут в том, что многое уже известно людям из их собственных опытов, и они опять и снова прошедшее не хотят. Этот ментальный эффект известен, как парадокс.

Парадокс непреодолим, если мыслить «старыми» категориями, всё всё равно «сползает» к одному из вариантов прошлого. Парадокс преодолим, если его возглавить, что называется: или самому начать допускать мышление парадоксами. Взять, к примеру, марксизм. Ясен перец, что старьё уже невыносимое. Но ясно это не всем. Но уже большинству. И, даже, если это большинство внятно не может выразить, а что в марксизме не так, то оно всё равно ощущает, что это – просто гниль. Не то. Совершенно не то. Если при этом НЕ делать следующий ментальный шаг, приближая своё мышление к парадоксальному, то рано или поздно всё вернётся на круги своя: не к марксизму, а к его «переосмыслению», т. е. пережёвыванию до оскомины.

Мышление парадоксами поначалу (непривыкшего к этому человека) пугает. Ну, или настораживает. Потому что новое. Чтобы себя к этому подготовить, надо всего лишь вспомнить свою юность или детство, когда мiр открывался душе, и каждый день приносил НОВОЕ. Вот это оно самое и есть и для умудрённых опытом старожилов, поимевших массы опытов. Надо открыться новому, воспринимать его, не бояться его, и оно заплетёт свои изысканные паутинки.

Почему некоторые люди любят периодически переставлять мебель в своей квартире? Чтобы была новизна? Хотя бы такая безтолковая? Или для чего-то другого? Зачем люди периодически обращают внимание на свою диету, походку, ожирение/похудение, цвет волос, кожу? Почему при этом мало кто старается обращать внимание на изменение собственного мышления? С остальными всегда всё в порядке в плане мышления? Ну, как сложилось когда-то? А потому что мышление неосязаемо примитивными органами чувств, данными нам для «проживания» в материи. Мышление осязаемо лишь ВОЛЕВЫМ УСИЛИЕМ: тогда оно может даже ощущаться. Именно как поток мыслей: возрастающий, падающий, пребывающий в безсуетной тишине, наподобие белки, застывшей на ветке сосны или пальмы.

И это уже не глупость, а повод задуматься – почему так. Вопрос-то ведь крайне простой: измышлять активность мысли или не измышлять, а кушать, что информационные потоки и так дают? Всё же налажено, колёсики крутятся, знай кушай, глотай, пережёвывай, да радуйся вкусам, знакомым с детства. Правда, уже случаются непонятные сбои, которые прорываются через фоны бытия. От них можно отмахиваться, но к ним же можно и ментально приближаться. И ещё одна штука происходит – эти самые сбои происходят ВСЁ ЧАЩЕ и ЧАЩЕ. Опаньки!

Разумеется, постмодерн, или изменение ментальности, насыщен многими сферами, и тут есть для каждого человека предпочтительная для него область. Одного может потянуть в мыслительное творчество, связанное с перелопачиванием куч говён, оставшихся от предыдущих поколений. Не секрет же, что человек (большинство) почти на 100% живёт одним лишь прошлым. А в прошлом нашем, вот что ни копни, такое лезет, что мама не горюй. Только успевай «лопатой» шустрить.

Другого может потянуть наоборот: ему неохота в сортах говен разбираться, его тянет в совершенно новое. Типа в высоту. Там, в высоте веют неведомые ветры, тянет новыми запахами, появляются новые ощущения. Ну и новые мысли тоже.

Третьего, не привлекает ни первое, ни второе, ему подавай улучшение имеющегося. Совершенствование т. с. Это один из самых натоптанных путей движения человеков, и не только в постмодерне. Тихой сапой улучшить имеющееся почему-то страшно привлекательно для многих людей. Они собой гордятся даже при этом, сопя от удовольствия.

Однако совершенствование совершенствованию – рознь. Дело в том, что именно в постмодерне возникают тупички, которые не решить, не обойти никак – только парадоксом. Поэтому заострять внимание на тупиках, конечно, можно, но их улучшай ни улучшай, всё равно тупичок останется тупичком. Его можно лишь ОБОЙТИ. А для этого нужно парадоксальное уже мышление, в котором отметён ПРОШЛЫЙ ОПЫТ. Решительно так отметён. Но отметание нужно лишь для того, чтобы парадокс занял своё достойное место в арсенали мыслительной деятельности.

Добавить комментарий