Проблемы артелей

Ранее я утверждал, да и продолжаю утверждать, что основными проблемами артелей являются вовсе не некие «экономические» (я вообще считаю, что экономика – это наука о психике, а не о чём-то ином), а самые обыкновенные психические, где под этим словом подразумевается обыкновенная «притирка» людей друг к другу на основе неких понятий, которыми они, в общем и целом, склонны доверять и с которыми они согласны.

Когда «притирка» происходит, то либо выясняется, что она невозможна, начиная с каких-то концов или начал, и артель распадается, либо – возможна, если не трогать при этом каких-то концов или начал, и тогда артель может существовать. Особых противоречий при этом не возникает, потому что если работа приносит удовлетворение, с вознаграждением тоже не худо, то и смысла особого заострять внимание на чём-то другом вовсе нет. Люди просто работают себе, да и всё.

Но есть два момента, прямо касающихся возможности артелизации какой-либо группы людей. Первый известен, как момент возникновения ведущего и ведомого (или ведомых), иногда его называют «лидерством» всякие психологические жiды, второй – выше обозначен, как «притирка» (по понятиям). Другими словами, если в коллективе есть «моторчик» (или даже «мотор»), т. е. человек, который умеет управлять другими людьми и всеми молчаливо признаётся за «старшака», а понятия знакомы и «притирка» происходит достаточно быстро, то в организации артели нет никаких препон, она может быть создана достаточно быстро, при условии, что схема дела всем понятна, взвешена и найдена выгодной по деньгам и прилагаемым усилиям.

Если же «старшака» на горизонте не наблюдается, либо он себя никак не проявляет, то артель даже не зачинается на уровне разговоров. Для организации артели сущностно необходим мощный заводила дела. Его энергия, его харизма должны заводить окружающих его людей на это дело, без него оно не выгорит никак.

Второй момент: старшак есть, артель создана, дело продумано, начинается совместная работа и соответствующая «притирка». Обычно понятия задаёт старшак сам, затем коллектив либо сначала их обсуждает, а затем – соглашается, либо сразу же соглашается с доводами старшака. Иногда это происходит в процессе уже, если старшак не проверяет коллектив на «гнилость». В любом случае, какая-то «притирка» обязательно происходит, после которой понятия артели более или менее устаканиваются, и с ними все согласны.

Далее начинается уже обычная житейская история о том, что производится, за сколько продаётся и как заработанное совместно между всеми участниками делится. Поскольку основные юридические и понятийные формы артелей уже давным-давно от/наработаны, то с этим нет никаких проблем. Причём, если совместная работа оказывается невыгодной участникам по заработкам, то артель просто ликвидируется.

Чтобы выдержать условия нового дела, которое в капитализме характеризуется как бы конкуренцией, а на самом деле заполненностью рынка теми товарами и услугами, на которые есть постоянный и стабильный спрос, при котором влезть на этот рынок новому производителю достаточно сложно – артели обычно занимают те ниши, которые малоэффективны, затратны по труду или ещё какие, не интересующие в силу своей потенциальной малой прибыльности бизнесменов-частников.

Дело в том, что артель, по сравнению с инициативой частника – очень неповоротлива и неизворотлива, к тому же понятия артели прямо «запрещают» воспроизводить некоторые бизнесменские «фокусы», связанные с коррупцией и договорняком с госслужащими, если в артели появится хоть один «честный», то всей артели будет достаточно трудно производить коррупционные схемы, если не невозможно, а в артели обычно собирается народ, который хочет работать честно, а не хитрить или юлить. Прямые мужики, в общем.

В современных условиях (везде по мiру, не только в России) коррупционная составляющая такова, что редкий бизнес, особенно малого и среднего размера с ней не сталкивается. В общем, в этом плане артель страшно неудобна для коррупционеров, артель обычно не «вписывается» ни в какую схему, а следовательно, с государственной стороны (а чиновники и представляют собой силу и волю государства) им и реальной помощи никакой обычно нет, кроме уровня деклараций.

О том, что артель, как форма и естество, противоречит хитрожопости в деле зарабатывания денег, обычно не говорят. Всевозможные жiдки обращают внимание на то, что, мол, никому не охота тянуть лямку за других (скрыто пропагандонствуя на голимом эгоизме!), поэтому и артели не «катят» (скрыто подразумевается, что человек человеку волк, нетоварищ и жiд).

Но при этом они совершенно не обращают внимания на более высокие уровни управления, допустим, государства, вектора целей которых обычно отлично совпадают с теми, что «исповедует» артель, потому что страна и государство – это и есть всенародная такая полуартель-община, если смотреть на неё по существу (забота о малых и старых, забота об образовании, забота о медицине и т. д.).

За то, что артели при этом массово НЕ организовываются, хотя вроде как государство должно им способствовать, отвечает внутреннее ответвление процесса управления – да, да, всё та же коррупция. Таким образом, в самом общем продекларированном за всё «хорошее» артель в государстве всегда на месте и всегда его поддержит трудом и работой, в реальности всё обстоит иначе: коррупционная составляющая, сросшаяся с бизнесом, на артели плюёт, хотя и прямо им не противодействует.

Если при этом учесть то, что дальше деклараций в деле поддержки артелей дело не идёт (нет осмысленной государственной политики в отношении артелей), то и выходит так как выходит. Почти полный ноль.

Можно обратить внимание на, и проанализировать – некоторые процессы, происходящие не только в России, но и по всему мiру: я бы их назвал чем-то вроде «национальных проектов», как у нас они называются (в других странах по-другому). Суть этих процессов такова, что государство САМО принимает участие в создании мега-, суперпроектов, призванных обезпечить самые разнообразные нужды граждан. При этом, независимо от удачливости или неудачливости этих проектов, РАЗВОРОВЫВАЮТСЯ (на откатах или ещё как) просто огромные суммы. По прикидкам практически половина средств.

Повторюсь, что не только в России, такая же картина ВЕЗДЕ плюс-минус. При этом борьба с коррупцией, разумеется, ведётся, некоторые уворованные средства возвращаются в бюджет (интересно было бы найти статистику, сколько по каждой стране, в суммах за год), но суть остаётся прежней: уворованные деньги ведь ГДЕ-ТО после уворовывания всё же тратятся.

И вот в этом моменте возникает следующий, ещё более высокий уровень управления. Уворованные в той или иной стране денежные средства имеют обыкновение ПОКИДАТЬ территорию страны, где они были уворованы, и перемещаться туда, в те места на планете, где для них созданы более «мягкие» условия. Нельзя при этом сказать, что и с этими местами не ведётся никакая борьба, но всё же очевидно другое – все эти места сосредоточены в странах условного Запада. А не Востока, или Севера, или Юга какого-нибудь.

Если на секундочку представить, что в некоторых странах борьба с коррупцией достигла того уровня, что там НЕ воруют, а, даже скоррумпировав слегонца, тратят их внутри государства – то на что будут жить тогда страны «условного» Запада? Сталинский СССР не был идеальным некоррупционным государством, там тоже воровали вагонами и даже составами (находились умельцы), но при этом выход наворованного ВОВНЕ страны был на замке, проникнуть через который можно было лишь очень малыми суммами. Из сталинского СССР на Запад ничего не утекало с какого-то времени (видимо, с послевоенного), разумеется, кое-кому это не нравилось.

Это ещё один мелкий «камешек» в гору причин, вызвавших развал СССР. Невывоз незаработанного, а уворованного, на Запад – есть причина, по которой страну могут запросто угробить. Что и было сделано, да и делается по всему мiру.

Таким образом, в деле рассмотрения артелей, я прошёл цепочку, имхо, до самого конца: артель трудно организовать на уровне психического взаимодействия, артели требуется заводила-харизматик-глава-старшак, артели требуется поддержка государства, причём не голословная, а прямая в виде льгот для первоначальной работы, потому что артель неповоротливая такая машина, по сравнению с другими формами организации труда людей, артель – строго антикоррупционна, и в этом моменте она напрямую касается уворовывания громадных средств, которые могли бы пойти в другом случае на резкое улучшение жизни людей. Повторюсь, резкое: в течение одного-двух десятилетий.

Так вот всё и складывается: можно, конечно, ратовать за всё хорошее и тупо долбиться об стену, или просто ёрничать над общиной и общим трудом, а можно упрямо залезть в глубины и вскрыть истинные причины того, почему артели НЕ идут ну никак. Причём, там, где они более или менее «идут» – оказывается это снова на «благословенном» Западе, куда и стекаются уворованные средства со всего мiра, можно и глянец навести, можно и носик попудрить, чтобы из зеркала не высовывалась мерзкая рожа баблолюбителя.

Добавить комментарий