«Проблемы» распиливания бюджета

Означенная в заголовке проблема является, можно сказать, двусторонней. С одной стороны, подразумевается, что главным распильщиком бюджета является чиновник, отдающий команду на отпуск денег коммерсам для исполнения каких-нибудь работ, а с другой – распильщиком может быть и сам коммерс.

Рассмотрим обычную схему. Есть (появился) в бюджете определённой государственной структуры (допустим, района) строка: ремонт такой-то дороги, столько-то километров + куча документации на тему требований, спецификаций и ГОСТов. Обычная процедура, которая действует уже много лет, и все к ней привыкли, это – тендер. Т. е. процедура, когда предполагаемые исполнители подают заявку, мол, готовы взять на себя исполнение этого проекта, в которой указывают свою цену. Тендеры проводятся гласно, со многими свидетелями, там же называется победитель, обычно то, у кого самая низкая цена. При условии, что вся процедура выполняется прозрачно и гласно, она идёт как по маслу: победитель получает контракт, бюджет ему платит за работу, проверяет сделанное, всё тики-таки. Все довольны.

При всём при этом по этим тендерам до сих пор идёт много критики со стороны как бюджетных организаций, так и коммерсов. И тех, и других не устраивают многие вещи. Но критика критикой, а всё же тендеры не позволяют крепко-накрепко сращиваться чиновникам с коммерсами на «полюбовной» основе, как раньше, когда такие дела решались по знакомству и за откаты.

Разумеется, нашлись ушлые люди, которые научились обходить и тендеры, применяя всё ту же старую схему: откатную. Но при тендерах она стала на порядок опаснее, к тому же, когда всё выстраивается на доверии то, прежде чем начинать такие вещи, следует долго и тщательно выстраивать цепочки доверия (которые затем распутывает прокуратура и следствие).

Критика тендеров со стороны коммерсов заключается обычно в том, что часто подряды выигрывают… не местные коммерсы, а хрен знает откуда. Местные коммерсы при этом разумно полагают, что пришлые (с горы) конкурсанты по тендеру могут использовать полурабский труд гастеров, а значит – могут давать крайне сниженные цены, что и позволяет им выигрывать. Такие прецеденты случаются. Второй момент, местные коммерсы говорят, мол, если нам не достаётся работа, а это местные жители и компании, которые платят же этому бюджету налоги, то в чём тогда выгода местному бюджету отдавать деньги за работу пришлым, если при этом местные её теряют? Логика в этом есть.

Критика тендеров со стороны чиновников следующая: чиновник, ради чистоты прхождения тендера (она записана в законах и инструкциях), не может соблюсти необходимый баланс цены и качества по проекту, не может оказать никакого влияния на сам процесс, а вот с результатами выполнения самого проекта он вынужден затем знакомиться сам и отвечать за них тоже сам. Достаточно часто чиновник видит, что конкурс абсолютно не нужен, потому что у него есть и заинтересованный в проекте исполнитель (коммерс) и цена этого исполнителя вполне приемлемая, и раньше многие проекты этот исполнитель выполнял исправно. Однако, закон есть закон. Новый проект – новый тендер, где старый и проверенный исполнитель снова и снова выступает на равных с другими конкурсантами (неизвестными). Логика в этих рассуждения тоже есть.

Обычные люди обычно не вникают в эти вопросы, потому что они их напрямую не касаются, ну и чего о них думать-то? Хотя многие по-прежнему думают, что бюджет пилится с такой силой, что аж треск стоит. На чём основана эта вера – лично мне не очень понятно. Если бы кто-нибудь хоть раз на личном опыте столкнулся с этим (вот коммерсы-то эту штуку прекрасно знают, как и чиновники), то его мнение бы изменилось, конечно. Но…

Следует упомянуть ещё кое-что – бюджет утверждает местный Совет депутатов, при Совете есть контрольно-счётная палата, которая тщательно следит за исполнением бюджета, который тратится чиновниками, назначаемыми сверху, но утверждаемыми тоже этим же Советом. КСП имеет право обратиться в прокуратуру, если ошибки, найденные ею в расходовании бюджетных средств местными чиновниками, таковы, что подпадают под уголовную ответственность. Что КСП иногда и делает, кстати. А иначе – откуда берутся уголовные дела по чиновникам? А вот оттуда, в основном.

Вышеозначенным я просто хотел бы показать, что распилить бюджет при наличии стольких ограничений, уложений и процедур – очень и очень нелегко.

Однако бюджет в местных органах власти и государственные средства, выделяемые в другие организации – имеют разную степень прозрачности. К примеру, средства может выделить Министерство культуры какому-нибудь театру на проведение какого-нибудь фестиваля, встречи, постановки, да мало ли чего. В этом случае проверка расходования бюджетных средств затруднена.

Во-первых, нет при/околотеатрального проверяющего органа, который не прокуратура. Есть (могут быть) комиссии от Министерства, а могут и не быть. Эти комиссии могут найти несоответствия, а могут и закрыть на них глаза, потому что театральные траты – не проходят процедуру тендеров, слишком уж специфическая область. Нельзя же сказать, что вот, для постановки пьесы проводятся тендеры среди актёров, постановщиков, работников сцены, устроителей декораций, света, звука и т. д. и т. п. Нет, театр, или режиссёр, руководствуясь своим собственным чутьём, сам решает, сколько и чего нужно сделать, а театру, в рамках выделенных средств, следует это просто оплатить. Вот просто и платят. А уж какая при этом цена, завышенная, да во сколько раз – НЕ определит никто. Кроме разве что прокуратуры, которая только и может определять такие вещи (как в случае с режиссёром Серебряниковым).

Кстати, процедуры проверки расходования бюджетных средств есть на всех уровнях вертикали власти, в них чётко обозначены критерии, допустимые расхождения, а также процедуры того, что следует делать с неосвоенными средствами или что делать, в случае законных перерасходов (форс-мажор или что-то в этом роде). В проверках участвует несколько (последовательно) различных властных вертикалей, начиная от Счётной палаты России и ниже, на все уровни.

Процедуры выделения бюджетных средств без тендеров и без всяких законных проволочек тоже существуют. Их проверка, по мнению обывателя, затем состоит лишь в том, что о них трындят зависимые и независимые СМИ и блогеры, как о банальном вездесущем распиле. Но это не так: тот, кто отдал приказ о выделении средств, те, кто освоили эти средства, всё равно подвергаются проверке соответствующих подразделений Счётной палаты (и, если есть необходимость, и прокуратурой). Ибо нех. Всё должно контролироваться и проверяться.

Таким образом, понятие «распил» о бюджетных средствах – на 99% состоит из досужих, ни на чём не основанных мнениях идиотов, которые не понимают процедуры, и которые в них никогда не участвовали лично или хотя бы присутствовали при этом. Распил, разумеется, возможен, потому что нет такого закона, который нельзя было бы не обойти. Но и все известные «ходы» по обходу, в результате накопленного опыта, известны и счётным организациям, и прокуратуре. Так что – очень тяжёлое, неблагодарное и крайне опасное это дело: пилить бюджет.

В последнее время, кстати, на многих уровнях власти уже принято и широко распространяется освещение, как можно более подробное, всех шагов руководства (через свой сайт, аккаунты в соцсетях) с соответствующими цифрами и сроками: любой гражданин, при желании, может всё это проверить. Половина шагов руководства – это как раз распределение бюджетных средств. Статистика, если брать по стране, просто огромная: цифры проверяются на каждой стадии как независимыми проверяльщиками, так и теми, кто это должен делать по своей должности, так что крайне трудно туда вклиниться, если захочется.

Тем не менее, «распил» есть. Только это не совсем распил, а скорее сложная смесь управленческой некомпетенции (трата средств нецелевых образом) с разгильдяйством, ну и малая толика прямого воровства при этом (обычного самого тупого). Вот именно по этим причинам и гремят периодически отдельные чиновники, попадают в тиски правоохранительных органов.

9 комментариев к “«Проблемы» распиливания бюджета

  1. Андрей, вы действительно ждёте, что кто-то из людей, которые в теме, начнут вам выкладывать имена, адреса и явки? Вот это и есть наивность, просто незамутнённая, эталонная, так сказать.
    А кто же собственно может быть в теме? Список небольшой:
    1. Кто закупает
    2. У кого закупают.
    3. Кто проверяет.
    Я примерял на себя все три роли. И в какой бы ни был, разгашение любой конкретики для меня лично чревато большими неприятностями, главная из которых – потеря рынка. Но тему знаю глубоко, поскольку кроме этого по заказу весьма солидных компаний несколько раз разрабатывал всю документацию по конкурсным закупкам.
    Какой опыт у вас? Прочитали 44-ФЗ и восхитились мудростью законодателей? Так я вам прямо не сходя с места могу объяснить, что это просто бумажка, которой все подтираются. Закон и принимался для того, чтобы снять всю возможную ответственность за безумные затраты. Законы ведь не просто так пишут, а в чьих-то интересах.

  2. Вот совсем уже другое дело. Но всё же вопрос остаётся открытым. Без фактуры нет натуры. Но я понял:
    Из АШ после комментов двух людей, которые говорили то же самое, что и вы:

    “Пилильщики и так всё знают, а непилящим и знать не положено, ибо нех, уже все места заняты, а лишние уши ни к чему, слишком много было вложено усилий в то, чтобы создать схемы по распилу, и выбросить эту инфу в свободное плавание среди непилящих – это надо быть полным придурком.”

    Так что придётся эту интересную тему закрыть. Те, кто знает, что там, не поделятся никогда, себе дороже.

    1. Да, тема гнилая. Один пример могу привести. Это было на заре поялания госкорпораций. 2008-2009 год. Мне заказывают разработать нормативную базу по закупкам. Ок, цена хорошая. Я говорю: нужно сделать закупки эффективными экономически, т.е. предложить такой алгоритм выбора поставщика, когда выбор будет ОБЪЕКТИВНО наилучшим? Заказчик подтверждает, что да, конечно:).
      Я им выдаю алгоритм, когда вводишь данные и получаешь наилучшее решение по заданным критериям. Количество критериев значения не имеет, важно правильно проставить приоритеты. Способ решения таких задач известен с 40-х голов прошлого века. Итак, заказчик получает мой отчёт, подписывает акт, платит. Примерно через месяц получаю заказ на доработку (за отдельную плату). Дорабатываю так, что теперь можно легко манипулировать результатом. Помимо денег получаю горячую благодарность.
      Примерно по такой схеме работают все. Критерии отбора всегда можно выставить так, что победит нужный вам поставщик (подрядчик).

  3. Вот теперь понятно абсолютно всё. Спасибо. Примерно такой инфы я и ожидал услышать. Ну, хотя бы что-то. Написать статью меня убедили различные социсследования, в которых всё выглядело как-то слегка радужно. Не всё, но как-то вот… хорошо и спокойно. Теперь я начинаю догадываться и о том, КАК делаются и исследования по этой теме. Ну и кто их заказывает. И, наверно, и для чего тоже.:)))

    1. Самое главное – если вы купили какие-нибудь сурсики по бешеной цене, до 44-ФЗ вас можно было спросить: вы дурак или враг народа? А теперь можно только предъявить претензии по формальной процедуре закупки. Для этого всё и сделано.

  4. Отчёты контрольно-счётных палат при Советах депутатов про деятельность глав районов (а именно они осуществляют госзакупки) именно такие, как вы сказали. Не слово в слово, но смысл тот же.

    Типа: “За исключением мелких недостатков (на которые можно закрыть глаза, сделав престрогое предупреждение), в целом всё сделано по законам. Нарушений по закупкам нет.”

    Блин, уже два года, как я с соцопросами работаю, картина – одна и та же. Ну это меня и слегка настороживать стало в последнее время. И я всё понять не мог, да что не так-то? Теперь, в общем и целом, понятно. Соцопросы проводят и засылают наверх тоже не просто так. Писец.

  5. В начале 90-х я неожиданно для себя стал диретором строительной фирмочки. У меня закупки осуществляли несколько человек: помимо штатного снабженца и прорабы мотались по базам и магазинам с подотчётной наличкой. Порядок в закупках был наведён в течение месяца: просто сравнил цены закупки на однотипные материалы у разных подотчётных лиц. Снабженец после этого уволился, а прорабам было некогда заниматься фигнёй. Экономическая эффективность быстро пошла в гору:)

Добавить комментарий