Проблемы со сложноподчинёнными предложениями в английском языке

Как известно в русском языке мы спокойно строим сложноподчинённые предложения, не задумываясь о том, как именно они строятся (как только начнёшь задумываться, так тут же можешь и разучиться говорить «правильно»!). Напомню, что сложноподчинённые предложения – это те самые, где есть предложение, указывающее на проблему, оно полагается грамматистами главным, и предложение, которое раскрывает указанную проблему, оно называется подчинённым. Иногда грамматисты указывают, что проще всего понять, является ли предложение сложноподчинённым, по союзу, союзному слову или предлогу, логикой которого и является вычленение «подчинения».

Ну, к примеру: «Я бы хотел, чтобы ты приготовил обед!». Первое предложение – главное, второе – подчинённое. Объединяет их союз «чтобы». Грамматисты его так и называют: «подчинительный союз». Всё просто и восхитительно понятно.

В английском языке наличествуют немного другая логика, которая нет-нет, да и прорывается таким образом, чтобы поставить в тупик русскоговорящего. И вот для того, чтобы этот «тупик» исчезал, следует… не обращать внимания на логику русского языка, а «включать» логику английского. Она просто немного другая. Сложноподчинённость в английском языке выражается с помощью подчинительных союзов НА ПОРЯДОК РЕЖЕ, чем это происходит в русском языке. Более того, в некоторых случаях эта самая пресловутая «подчинённость» просто… пропадает. Её нет. Для русского человека, повторю, это тупик, который, если просто не понимать, что происходит, безвыходен.

Чтобы проблема высветилась ещё краше, посмотрите, пожалуйста, таблицу союзов русского языка, а также аттрибутивы к этим союзам (противительный, уступительный, целевой и т. д.). Немного ошалейте от этого. А затем представьте, что схожая «картинка» существует и в английском языке. Представили? Вот проблема состоит в том, что многие союзы, или союзные слова, или фразы с союзами НЕ СОВПАДАЮТ в английском напрочь. И переводить их по словарю – ну, скажем так, не только тяжело, контрпродуктивно, но и зачастую глупо. Союзы вообще в какой-то мере «живут своей жизнью» (что в русском, что – в английском, что в любом другом языке), они подчиняются даже не правилам, а вкусу языка, потому что очень и очень стилистически окрашены.

Как же тогда быть? Нет иного способа, кроме как найти одно или несколько употреблений того или иного союза, да и запомнить ЛОГИКУ его «вставки». К примеру: He who strangles strangers in the night, he/that does wrong. («Тот, кто душит незнакомцев по ночам, тот поступает плохо!»). Обратили внимание на соответствие «тот, кто» и he who? Обратили также внимание на соответствие «тот» и he/that? Но, позвольте, в данном случае who и that ведь и не союзы!? Не союзы? Нет, очень даже союзы, и именно те, которые нам и нужны. Это они в переводе на русский язык не союзы… или и в русском они тоже союзы?

Не сломали себе ещё голову этими союзами? Вот и я о том же. И основная проблема здесь в том, что когда-то давно, в веке эдак 19-м (когда резко подняли голову грамматики по всей Европе!) придумали… союзы. Ну, не совсем, скажем так, придумали, а скорее вычленили схожие грамматические характеристики у целого ряда слов и фраз, да и присвоили им гордое имя «союз». Любопытно, что во многих языках мiра союзы отсутствуют. И как только они там без них обходятся? А вот ведь обходятся же как-то! Но в европейских языках «союзы» появились и обжились так плотненько в грамматической «науке». Правда, пришлось столкнуться с тем, что некоторые союзы, оказывается, ведут себя не как союзы, а как что-то другое.

Чтобы не быть голословным, приведу пример. Из русского языка, чтобы было понятнее. Что такое «как только» и окончание «так сразу»? Это сборная солянка из вопросительного слова «как» и союзного слова или наречия «только»? А что такое «так», и что такое «сразу»? Грамматисты хитрые, сразу говорят, а «так» может быть – самостоятельным наречием, союзом или частицей, ну иногда ещё до кучи и междометием. Со «сразу» немного полегче, это вроде как только наречие. Вы уже чувствуете, что грамматический разбор некоторых слов, который должен быть строг, логичен и понятен, на самом деле обладает рядом… исключений, которые ставят крест на всей этой околонаучной белиберде? Или не чувствуете? Тогда ещё раз: сравните «как» и «только» по отдельности с «как только» вместе.

Вы думаете в английском языке ситуация как-то отличается? Неа, не отличается, так «царит» такой же грамматический бардак (усиленно скрываемый наукянами, отрабатывающими свой «хлеб»), как и в любом другом языке со схожими характеристиками. Там тоже некоторые как бы союзы мановением стилистического изменения превращаются в вовсе не союзы, а, допустим, в какую-нибудь «союзную фразу» или «союзный оборот». А затем снова могут становиться союзами, а то и предлогами с наречиями, я уж не говорю о междометиях. И всё это было бы несерьёзным упражнением на тему о том, что науке ещё далеко до раскрытия всех тайн грамматики, если бы люди реально не мучались от того, что НЕ понимают сути. А не понимают они этого по очень простой причине: градация грамматистов, то бишь учёных толкователей того, что есть что, очень сильно ХРОМАЕТ. Настолько сильно, что порой кажется, что они будто бы специально пудрят людями мозги (знакомое ощущение, ещё со школы, не правда ли?).

Всё верно. На каждое правило приходится по десятку исключений из правил (тогда какие ж это правила?), на каждый десяток исключений из правил наукяне реально не знают, что и сказать (хотя и говорят что-то). Вы ещё думаете, что русское «как» не может быть ничем, кроме..? А какой частью речи «как» может быть? А всеми сразу и по отдельности!

Поэтому я в своей изыскательной лингвистической деятельности, уже давным-давно понял (ещё в молодости, искренне прочитав и попытавшись осмыслить стихи Эмили Диккинсон, классика американской поэзии 19-го века), что мыслить «ядрами» грамматики, структурностью грамматики, якобы логичными связями между как бы частями предложений, которым присвоен тот или иной грамматический аттрибут, достаточно БЕЗПОЛЕЗНО! Именно так. Только мозги свихнёшь, да так ни к чему толковому и не придёшь.

И что же делать? Не уча грамматику, вряд ли есть шанс овладеть иностранным языком. Уча грамматику – сталкиваешься с безконечной кучей избыточных исключений из сонма правил, каждое из которых может разными грамматистами ещё и трактоваться по-разному. В общем-то, швах какой-то, какой-то вялотекущий на протяжении столетий маразм.

Но выход, разумеется, есть. Я его обозначаю для себя, как «прочувствовывание стиля». И в нём отсутствуют все классы грамматических величин, на которые следут «опираться» в изучении иностранного языка. К примеру, в проблеме сложноподчинённых предложений (вот снова пришлось взять риторику грамматистов, но увы, что делать-то?) есть только одна стилевая помета: это понимание того, что первая часть высказывания может быть автономна (она и называется «главным» предложением), а вторая – является лишь «придатком» к первому, такое предложение и называется «подчинительным», отсюда и «сложная подчинённость» т. с. Хотя никакая она не сложная, а очень простая, как веник.

И тогда А – главное предложение, главная мысль, законченное высказывание имеет или может иметь при себе дополнительное предложение, дополнительную мысль, дополнительное высказывание в виде Б. Просто? Да, очень просто. А вот для того, чтобы «соединить» в целое оба предложения, применяются… угу, да что угодно, а не только союзы, союзные слова, союзные фразы и прочие союзники. И неважно, как они при этом могут называться грамматически, да пусть хоть «чёртом с ладаном», главное, чтобы из него вытекала «дополнительность», поясняющая главную мысль главного предложения.

Если есть поясняющая дополнительность, присовокупляемая к главной мысли, то это и есть «сложная подчинённость». Если нет такой дополнительности, то это «сложная сочинённость» (два главных предложений, каждое из которых автономно). Хотя, опять же, ничего сложного в этом нет, как мы уже понимаем, это лишь фигура грамматической речи, яйца выеденного не стоит.

Таким образом, если отринуть от себя тягучую вязь якобы логичности якобы строгих грамматических конструкций, то довольно скоро выясняется очередной парадокс – наш мозг ухитряется вычленять среди слов и их сочетаний то, что позволяет спокойно говорить в рамках пресловутых тем и рем (старой информации и новой информации). Низводя при этом всю как бы языковую логичность в формальную, но всегда крайне жёсткую парность: отношения темы и ремы.

При этом для пояснения ремы, после темы или предшествуя ей, всеми так называемыми союзами, союзными фразами, предлогами, частицами и междометиями даётся НАПРАВЛЕНИЕ или ВЕКТОР, в котором мысль должна закрутиться стилистически, мысли должен быть придан определённый стилистический выверт. Из чего следует, опять же, очень простой вывод: люди не могут говорить просто, им обязательно нужно приложить максимум усилий, чтобы выражаться личностно. И для этого и служат все эти направления-векторы-указатели на СТИЛЬ, на ОКРАС, на МОДАЛЬНОСТЬ.

Называть эти «векторы» не совсем словами, а вспомогательными словечками (поскольку они отдельно смыслов в себе не несут), лично у меня язык не поворачивается. Я их так и называю поэтому: «векторишки», модельки, указатели на то, что идёт от личности в мiр.

Да, нельзя не сказать, что во всём этом присутствует определённая логика, куды ж без неё?! Но это логика ИНОГО порядка, овладеть которой можно лишь на уровне интуиции, как ощущение стильности, которую можно попробовать выразить. Ну или дать ей такое название: стилевая или стилистическая логика языка.

Стоп, стоп, стоп! А как же проблемы со сложноподчинёнными предложениями в английском языке? А точно так же, как и в русском, который может сказать и весьма хитро: «Когда б никто нигде никак ни так, ни эдак, ни зачем однажды вдруг куда-то как, то враз в том якобы ничем не только столько сколько в том, что, мол, о том, что, мол, не в том». Всем всё понятно?

Добавить комментарий