Радио 2

Продолжение вчерашней статьи про радио «Люди Паттайи» (народ паттайский).

Вчера я не указал один самый главный момент по поводу этого радио, которое крутит рок-фолк-кантри-попсу ВТОРОГО или даже ТРЕТЬЕГО уровня по популярности, но строго 70-80-х гг, и только на английском языке.

А момент этот касается собственно музыки. Раньше, по молодости, я тоже размышлял на тему, почему одна песня нравится, а другая – нет. Почему эта мелодия/исполнение – хит, шлягер, а вот эта – фигня какая-то. Ну и т. д. Единого алгоритма, позволяющего определить второй или третий сорт я не выявил (ну, кроме непрофессионализма исполнения). Да и вокруг меня обнаружились любители таких групп (малоизвестных), что я диву давался. Затем я и сам подсел на некоторые – а точно такие же, шикарные… в узких кругах любителей шпината с редькой.

Поэтому у меня с детства этот вопрос кардинально, окончательно не решён. Я не знал, почему существует ИЕРАРХИЯ музыки по людским предпочтениям, хотя и читывал спецов по гармонии и гармонике, которые наглядно объясняли, что на слух человеку лучше всего ложится то-то и то-то, так вот их комбинации и составляют лейтмотив любого шлягера. Ну легенда про «три блатных аккорда» в более широком таком исполнении.

Но сейчас, наконец, мне кажется, что понял! Второсортность любой музыки отличается от первосортности на примерно 90% тем, что там есть такой сорт ЭКСПЕРИМЕНТАТОРСТВА, который не имеет шансов куда-нибудь, что называется, «прорваться». Причём те, которые сочиняют музыку условного второго сорта, на самом деле вовсе не стремятся к хитам (популярности), а СМОТРЯТ на результаты своего эксперимента оценивающе.

На оставшиеся примерно 10% приходятся чудаки, которые берут из проверенных шлягеров одну тему о трёх-десяти нот, но изменяют остальное. Иногда так сильно, что даже неприятно. Могут взять, кстати, не только тему, а даже набор инструментов, а то и барабанный бой какой-нибудь. Их слушать тяжеловато, потому что я узнаю «строки» скопипащенные у других, переделанные в таком ключе, что слышать их непривычно, к тому же у подражателей есть дурная привычка изгаляться даже над «святыми» вещами – менять направленность духа мелодии.

Теперь становится более понятно, что за взвесь я слушаю ежевечерне, и почему иногда просто отрубаю радио, потому что слушать третьесортицу, без мелодий, без удачных находок, и даже не скопипащенную какую-нибудь чертовщину – просто невозможно. Привыкать же к этому не хочется. Понимаю я также теперь, почему сборники любимых мелодий, имеющиеся, имхо, у каждого второго реального меломана, так странны, так витиеваты порой. А люди, их составляющие, просто любят игру теней и перепады давления.

Я вовсе не меломан по жизни, к тому же не обладаю идеальным музыкальным слухом… так, вроде слышу что-то и вроде отличить могу, в общем, крепкий музсереднячок. Но есть у меня и свой «таракан»: я очень люблю гармонические мелодии – такие, которые самой «логикой» гармонии, существующей как идеальная мера где-то, наверно, не дают мелодии сделать шаг влево или вправо. Во всём музыкальном многообразии, известном мне, я таких насчитываю всего пару сотен. Вполне вероятно, что они известны не мне одному, а составлены в «Самые лучшие мелодии всех времён и народов», в эдакое вечное воспоминание человечества.

Поэтому, слушая по вечерам радио «Паттайский пипл», я уже не жду этих мелодий, они не появятся (все находятся под жёстким контролем музыкальной копирайтной мафии), но зато я могу вычленять СОКИ гармонии из второсортицы почти постоянно, почти в каждой песне. Это – что-то вроде игры такой: не «угадай мелодию», а вычлени гармоническую составляющую, представь её продолжение, сравни с тем, что реально поётся/играется. Ну и поругайся или восхитись находчивостью композитора!

Я уже говорил, но повторю ещё раз: имхо, весь так называемый «второй музыкальный эшелон», не асы, а серая такая поросль музыканщины – это сплошное экспериментаторство на грани фола. Народ отрывается по полной в поисках неожиданного, хотя, наверно, прекрасно представляет себе, куда эти поиски могут завести. Но отрывается ведь!

Несколько слов по гармонии. Некоторые из её видов, что бывает достаточно редко, предлагают всем страждущим уже на 3-5-й ноте серию потенциальных развитий с уходом в разные мелодичные поля. Этим ТОЖЕ пользуются экспериментаторы от музыки, делая неожиданные ходы. Я сам слышал несколько песен, где композиционно, очень тонко, едва заметно, эта тема обыгрывается. Просто супер!

Есть, конечно, песни и исполнительствующие, которым неведомы подобные пассы: они могут взять и спеть/сыграть то, чему сами тона, тембры и спектр переливов их голосов противоречит в корне. Ну, видимо, некоторым удаётся ощущать подобные штуки, а некоторым – нет. То же самое касается выбора звучания инструментов. Я так понимаю, что неспроста поклявшиеся в вечной любви к музыке так истово ИЩУТ новые звучания, новые вибрации, новые шальности и шалости в том, как звук может подаваться на ухо. Редко, кто находит что-то новенькое, ох редко, а ещё реже удаётся это новенькое и поймать в гармонии.

Но новенького в так называемой второсортице, что я слушаю по вечерам, гораздо больше, чем в унылом шлягериате, наполняющим уши со всех сторон. Важно, наверно, настроить свои органы слуха так, чтобы научиться извлекать всё важное, что может быть донесено.

К сожалению, я ещё не разобрался с третьим сортом. Вернее, думаю, что разобрался, но есть несколько загадок. Да, третий сорт, по моему мнению, это ни мелодии, ни исполнения, ни музыкального сопровождения, а везде и во всём какая-то мелкая или крупная хрень, портящая, заскуливающая общее впечатление. Так вот у третьего сорта есть свои приверженцы (лично встречал), есть даже свои копиисты. Мне страшно любопытно, что ОНИ ВИДЯТ в третьем сорте?

Четвёртый сорт – это караоке и любое пьяное исполнение в душевном порыве. Четвёртый сорт плавно может стать вторым, если лицо исполняющее – обладает профданными и слухом. Но такое тоже случается редко.

Пятый сорт – это в моём представлении чуждые мне (страшно непривычные) мелодические изыски тех культур, с которыми я не знаком (или знаком понаслышке).

Технари объяснили мне когда-то, а мистики лишь покивали головой в согласии с техническими, точными данными, что всё дело в извлекаемых нашими ушами характеристиках звуков. Есть некий диапазон, вот, в его пределах, всё для нас, людей, и есть. Выход за пределы карается либо потерей слуха, либо – болью. Т. е. вся наша человечья музыка умещается в крохотном диапазоне того, что вообще возможно.

Поэтому-то многие звуки «слышны» нам через совершенно иной орган восприятия: к примеру, через сердце. Ну а в конечном итоге, цвета и звуки – есть лишь вибрации того, что считается тонкой материей или вообще не материей, а хрен знает чем. Но это уже совершенно другой коленкор, не имеющий никакого отношения к паттайскому радио.

Добавить комментарий