Разговор с артельщиком

Встретил комментарий к одной из статей вот такой:

«Не являюсь апологетом бесклассового общества, но приведённый пример, мягко говоря, натянут на глобус аки та сова. Я работал в такой структуре. Артель старателей в форме производственного кооператива называется.

Причём с соблюдением всех условий: совет правления в который входили как ИТР, так и работяги, паи (дивиденды по новому стилю) – в конце сезона, которые полагались каждому. Ежегодное собрание с подробнейшим докладом о финдеятельности перед членами артели. При создании нового участка принимали на работу новых членов артели с испытательным сроком. Принимали в члены так же общим собранием. Ротация была ежегодная. Кого-то принимали, кого-то исключали. Исключали за проступки, пьянка там, плохая работа и т. д. Никаких противоречий в принятии новых членов в ряды кооператива не было. Такая форма собственности сейчас довольно редкое явление, но оно существует

Комментарий меня заинтересовал, и я попросил у мужика интервью, из первых рук т. с. Интересно ведь.

Вот что он ответил:

«Если интервью аналогичное этому, то боюсь подобного содержательного разговора не получится.

Я пришёл в артель рядовым геологом, в правление артели не входил. Так как артель работала на добыче россыпного золота, то деятельность и процветание её зависело от сырьевой базы, которая, даже при наличии собственной разведки, истощалась. Плюс ошибки в стратегии развития и направления работ.

И, несмотря на всю “демократичность” и “коллективность” труда, кооператив держался на опыте, знаниях, мастерства (и целой куче подобных несущественных качеств), а на самом деле на АВТОРИТЕТЕ председателя артели (официальное название должности руководителя кооператива).

Так что судьба подобных артелей одна: взлёт – падение – смерть. Это может быть просто роспуск кооператива с продажей всего и дележки по количеству паёв (в лучшем случае (я таких не знаю)), или, как всегда, средства от продажи имущества делятся между руководством и приближёнными. Или реорганизация в ОАО (ЗАО, ООО и пр.), когда престарелый “зубр” уходит, передав бразды корешу – главному инженеру, отпрыску, навязанному извне кем-то из контролирующих, которым эти бирюльки с подчинёнными в “правление” и “собрание” нахрен не упали.

Так что сейчас кооперативы – это атавизм, существующий по причине не желающих ничего менять старых председателей. Осталось их очень мало, птенцов гнезда Вадима Туманова – прародителя артельского движения в СССР. И то, у руля остался, ёмнип, один – Малышевский Геннадий Иосифович – председатель крупнейшей артели Восток в Хабаровском крае. Уйдёт Малышевский – не станет и ПК (а/с) Восток. 99%.

А так, нет никакой разницы в работе ПК и, допустим, ООО. Нравится учредителям быть кооперативом с членством, вступительными паями, общим собранием, избираемым правлением, ежегодными отчётами о проделанной работе, выкупе паёв и прочей шелухой – пожалуйста. Или ООО, то же самое только без шелухи. Как думаете, что выбирают учредители? Совершенно верно! На деле всё равно управление предприятием сосредоточено в одних руках. А если нет разницы, зачем лишняя суета?

Все конечно ИМХО и “как-то так”.»

Грустно, конечно. А с другой стороны – высвечивает все те проблемы современного человека (не всех, но большинства), которые можно охарактеризовать так: не хочет быть человек управленцем своей собственной судьбы и дела, так и норовит, зараза, переложить ответственность (хотя бы часть) на кого-нибудь, кто бы и решал, и толк делал, а моё дело – сторона, я вот только от сих до сих, а дальше – не хочу, не могу, и так голова всего не вмещает, чтобы ещё и этим заниматься.

В одной из других статей я описывал в свободной форме то, что мне рассказал однажды председатель артели, которая была им создана на заре существования СССР, а распалась – аккурат, когда и СССР тоже распался. Тогдашние артельщики были очень довольны. Причина была одна: тарифы на исполнение всевозможных строительных работ (артель была по строительству чего угодно, большая была, с массой техники) были жёсткие, государственные, поэтому артельщики были нацелены на максимальное повышение эффективности своего труда, механизации и автоматизации, ведь платили им по расценкам за всё ими сделанное. А как они это делают – госорганы не интересовало.

Ну они и делали в пять или десять раз быстрее, чем другие, как правило, государственные конторы, при том же, а то и более высоком качестве. И получили при этом в пять или десять раз больше, чем работяги на госпредприятиях.

С распадом СССР выяснилось, что таких ухарей вокруг – миллион с хвостиком, поэтому им стало не по себе, удар был сильный, и артель распалась.

1 комментарий к “Разговор с артельщиком

  1. Дело главным образом в том, как заставить простого человека заботится об общем благе. А среднестатистическому россиянину на это дело очень даже плевать. Но он, мля, патриот!

Добавить комментарий