Размышления о цифре

Обычно, размышляя о приближающемся веке серьёзной такой цифровизации человеческих отношений, каждый человек опасается (ну, каждый второй, наверно, если быть точнее), что в этом процессе заложены некие опасности, которые проявят себя в будущем нечеловеческим образом (жестоким, подавляющим и т. д.).

Более продвинутые в делах именно практической цифровизации, а не со стороны, над этим откровенно смеются, потому что им ясно, что цифровизация – это инструмент (удобства, управления, визуализации и т. д.), а уж что туда будет конкретно вложено, вот это пока не то чтобы загадка, но и не очень ясная штука.

Обе точки зрения правы: первая – в том плане, инструмент или не инструмент, но ведь «может же» быть «неправильно» использован, вторая – в том плане, что всё «передаётся» в руки всё же человека (он управляет цифрой, а не цифра им).

А вот мне кажется, что дело обстоит совсем не так. И опасность, если она для кого и представляет собой опасность, заключается совершенно в другом. В чём же? А вот для ответа на этот вопрос следует углубиться в некоторые глубины вопроса, даже не глубины, а просто в голый цифровой функционализм.

Цифра, или оматематичивание процессов совместной деятельности людей, упрощает многие сложные взаимосвязи, сводя их к более простым функциям. «Вилка» в этом аспекте состоит в том, чтобы не переложить на цифру действительно сложные вопросы бытия, которые требуют размышлений разума и подключения морали и нравственности, потому что переключение на цифру того, что решается и должно решиться нецифрово, будет означать давление на человека, на те его ипостаси, которые полагаются человеком же пребывающими в его личной компетенции.

Т. е. тенденция такова, что цифра, за ради упрощения некоторых процессов, может СОБЛАЗНЯТЬ разработчиков и вводителей в норму бытия тем, что она может покрывать собой больше, чем она вообще-то способна без нанесения нравственного ущерба человеку. Вот это «больше» не всегда находится на поверхности, т. е. не извлекается логическими сопоставлениями, анализами и выкладками, а может выявиться лишь в процессе практики.

Поэтому мне кажется соответствующим моменту юридическое обуславливание ввода любой цифровой технологии, как ТЕСТИРУЕМОЙ на протяжении заранее заданного времени, а не как простой какой-нибудь ничего ни для кого не значащей попыткой усовершенствования – после этого времени и после анализа которой она может быть закреплена законодательно, как уже норма.

В случае введения вышесказанного есть вероятность того, что вводимые цифровые новшества не превысят тот предел, за которым возникает такая механистичность управления человеком, вызывающая его революционный настрой на слом вообще «этой гадины». Вот именно эта опасность мне кажется на данном этапе главной.

Пока ведь всё идёт нормально, не так ли? Упрощаются многие процессы, которые раньше были головной болью людей, на которые тратилось масса их времени, усилий и даже денег. И эта тихая сапа, поскольку нацелена на «улучшение» жизни людей (и улучшения реально есть, они – ощутимы), идёт себе потихоньку, не вызывая пока никаких ни общественных, ни личных нареканий (ну, разве что из-за некоторой ещё сложности некоторых процессов или просто технических сбоев в системах, которые сбоить «не должны» ни хрена).

Так и будет до поры до времени идти. Ровно до тех пор, пока в самой цифровизации НЕ НАКОПЯТСЯ критические массы тех элементов, которые пока ещё «не видны» даже вооружённым глазом аналитика или мозгом программистов. Чтобы избежать этого, нужно уже сейчас принимать меры к тому, чтобы снизить будущий конфликт. И меры эти просты: любое новшество в этой сфере имеет статус «теста» до тех пор, пока не станет ясно, что в нём не возникает (или с ним не возникает) проблем для большинства людей.

Такое тоже сейчас происходит, но не на законодательном уровне, а на уровне «благожелательности» управленцев, которые самостоятельно присваивают некоторым проектам статус «тестируемого». При этом не указывается ни на какой срок, ни под какие критерии, вообще ничего, кроме обозначения – мол, проверяем, тестируем, смотрим, обкатываем. А что будет после? А когда введут? А когда они сами решат.

Любопытно при этом, что по остальным вопросам принято как-то иногда обращаться к тем же референдумам, опросам общественного мнения, или к ещё каким обсуждательным процедурам, на которых и могут быть высказаны опасения, приведены доводы и критика.

В плане идущей цифровизации этого нет. Она уже получила в умах априори эдакое безопасное развитие, не в последнюю очередь потому, что все пока вводимые шаги и элементы явно не угрожают ничему, а действительно упрощают жизнь людей. Я называю этот процесс «цифровизация на подскоке», потому что она проводится лишь там, где явно назрела необходимость упростить бюрократические сложности управления в государстве.

Но дело в том, что цифровизация уже вплотную приближается к тем аспектам, войдя в которые, она может реально оказывать влияние на многое другое: в частности, на политику, на гибкость реагирования обществом людей на возникающие опасности. В качестве примера, приведу тот, который на слуху: социальный рейтинг Китая. Передача цифре ответственности за права и обязанности людей по сколь угодно чётко выверенным критериям – это путь в цифровое никуда, будь даже система цифровизации как сложна и учитывай она хоть миллионы факторов. Тем более, что такая система возлагает на людей прямые ограничения уже в виде закона.

Или взять другой аспект, финансовый. Электронизация, цифровизация, блокчейнизация финансов, разумеется, неизбежна. Она просто эффективнее, поэтому рано или поздно заменит собой ветхие и дряблые системы нынешнего финансового разгула. Но став более эффективной, эта же самая система станет более жёсткой, иногда до крайности, что нанесёт непоправимый ущерб опять же людям, которыми она будет опосредованно управлять.

И психическая закавыка тут в том, что именно в вопросах финансов люди-управленцы скорее склонны больше запрещать, чем разрешать, что, в общем-то понятно, но с точки зрения более общей ухудшает ситуацию на ровном месте.

Поэтому именно сейчас, когда всё только начинается, следует однозначно понимать, что любое упрощение сложных процессов однозначно ведёт сначала к реальному упрощению и повышению эффективности, а вот затем уже к окостеневанию и жёсткости, если эта система будет введена без тестирования и учреждения результатов затем явно, на уровне законов.

В качестве примера приведу ввод (начало тестирования) ЦБ России электронных рублей. С одной стороны, подумаешь невидаль, блин, вебманя этим уже с 1998-го года занимается (российская структура, российские разработчики), яндекс-деньги и киви чутка попозже, поэтому перенести накопленный опыт – большого труда не составляет. А с другой – а нас кто-нибудь спрашивал, а оно нам надо вообще? Вебманя что, она коммерческая структура, предлагает: хочешь бери, хочешь – не бери, а государство – дело другое, если оно решит после тестирования, что всё с этим электронным рублём «как надо», может ввести его так, что кости будет ломить.

Другими словами, что я хочу этой статьёй сказать: вопросы цифровизации начинают превышать допустимый уровень обыкновенного, чисто технического повышения эффективности управленческих процессов, цифровизация выходит на тот уровень, за которым возможно наступление труднообратимых процессов, в народе получивших прозвище «цифровой концлагерь», как нежелательную концепцию мiра будущего.

И эту проблему надо не только понимать, не только над ней размышлять, но и осмыслять её с разных сторон. Возможно, моё предложение об обязательном тестировании любого цифрового проекта, а потом обязательное по нему принятие закона, после квалифицированной оценки – глупо. Не спорю. Но, имхо, это всё же лучше, чем нынешняя «а идёт себе туда, куда оно идёт, и ладно».

Добавить комментарий