Разум и «инженерность» мышления

Как известно, люди делятся на «технарей» и «гуманитариев», где первые – соль Земли, а вторые – безхребетные уроды, толкующие о вещах, которые не нужны никому, кроме них самих. Не могу не заметить, что есть ещё просто необразованные люди, которые понятия не имеют ни о «технарях», ни о «гуманитариях». И их уже на планете Земля – меньшинство. Но это так, просто чтобы самовозбудиться от темы.

«Технари» разве что пяткой себя в грудь не бьют, утверждая, что их мышление основано на разуме. Да, верю, верю, не надо орать на весь белый свет! И это с моей точки зрения есть недостаток, кстати. Сейчас объясню, почему так. Дело в том, что разум может «работать», будучи лишь обученным. Кем-то ещё. Даже полным дебилом, кстати. Вот как научат, так разум и будет работать. И этому есть масса примеров по всему свету. Необученные ничему разумы в понимании: школьное обучение «наукам», дальнейшее обучение тем же «наукам», но продвинутым (в смысле, люди), чем занимаются? Правильно, они занимаются отрабатыванием того, что увидели сами и чему их научили окружающие (что-то окружающие ведь знают, хотя и в школу не ходят). Ключевое здесь – то, что увидели или сами постигли из собственного опыта.

Ну а чем занимаются те, что в школе учились и в других высших и средних учебных заведениях, аспирантурах и докторантурах? А они отрабатывают то, чему уже их научили. И здесь ключевое – то, что увидели сами и извлекли из процесса обучения и собственного опыта. Т. е. вся разница между обученными «наукам» и им необученным состоит лишь в объёме того, что им дали. Там, где дали больше, есть повод распереться от гордости, там, где дальше меньше или вообще ничего… ну там особо не горюют, бо не знают, а о чём горевать-то?

Рассмотрим процессы школьного и прочих обучений. Каким там боком присутствует разум? А он поглощает новую для него информацию. Складирует её в свою память. Память, кладовая то бишь, не очень велика, обычно туда более или менее жёстко укладываются лишь 1% от всего, что даётся, да и этот 1% забывается с течением времени, особенно, если его никак в дальнейшем НЕ использовать. Это никакой не секрет, ну, что нас обучают, даже в так называемых «специальных» обучениях хреновой туче того, что нам затем в жизни НЕ пригождается никак и даже никогда. Вопрос, зачем это делается никогда не стоит, потому что процессы обучения начинаются в таком раннем детстве, где выглядеть самостоятельным мыслителем мало кому удаётся, слишком МАЛО ЗНАЕШЬ ещё, чтобы возражать хотя бы что-то или кому-то.

Затем процедура обучения немного входит в ритм для разума мелкого, иногда ему даже это нравится: ещё бы – открывается изумительный и столь разный мiр. Открывается не только глазам, ушам, рту или коже рук и ног, ну и прочих частей тел, но и через осмысление, но и через какую-то неведомую ранее (в совсем раннем детстве) абстракцию, выражаемую через символы и понятия-термины. Сначала это идёт со скрипом, но затем как-то разум свыкается, а затем и вообще привыкает. А затем уже даже и забывает, что когда-то этот процесс был очень «скрипучим» и невнятным.

Попутно, правда, выясняется иногда, что не всё, чему учат, есть… то, чему верится. Иногда возникает и странное чувство, что вроде всё правильно, но вот не верится. Так возникают сомнения, которые возбуждают разум, заставляют его «работать» интенсивнее. Но тоже не всегда, потому что процесс познания нового гораздо увлекательнее, чем начатый анализ и препарирование того, что уже узнано, с целью выяснить правдоподобие. Разуму вообще свойственно с гораздо бОльшей приятственностью поглощать в себя новое для себя, главное при этом – чтобы верилось, чтобы не возникало чувство, что это надо бы проверить.

Но вот упрямое неверие, нет-нет, да и возникающее с ростом дитёнка во юношу/девушку начинает посещать его всё чаще и чаще (известно как болезнь 15-летних, мол, окружающие их взрослые ну страшно ТУПЫ). Включается какой-то то ли тормоз для ПОЛУЧЕНИЯ новых знаний, то ли разум просто устаёт к этому времени, занимаясь лишь поглощением, требуя безмолвно ДРУГОЙ работы, ДРУГОГО занятия, ДРУГОГО вообще принцип занятия себя. Кризис этот завершается тем, что люди безусловно, но достаточно медленно начинают делиться на «технарей» и «гуманитариев». И разделение это проходит по склонности либо к анализу одного рода, либо анализу рода совершенно другого. Человеку как бы более приятно заниматься одним видом анализа, а вот вид другой вызывает внутреннее отторжение.

Мне кажется любопытным разобрать, а что это за виды анализа такие!? Начнём. Первый, «технарский» т. с., это тот вид анализа, который в большинстве случаев опирается на «факты», через свою веру в них, что они правдивы/истинны. Набор «фактов» начинается, разумеется, ещё в детстве, затем «факты» и «фактики» нанизываются друг на друга, вступают друг с другом в непротиворечивые связи, всё это отлично, по склонности человека, укладывается в его разумную кладовую. То, что самые первые «факты» или «фактики» принимались когда-то тоже на веру, т. е. НЕ являясь по сути никак и ничем не доказанными, ибо доказывать можно лишь на что-то опираясь, а на что опираться только что вступившему в жизнь, уже ЗАБЫТО. Напрочь.

Другими словами, «технарский» разум – это разум, опирающийся на почему-то понравившийся ещё с детства процесс нанизывания «фактов» и «фактиков» на когда-то же созданную в первый раз базу данных, базу неких аксиом, в которые просто веруется. Причём, с уклоном в ту сторону, которая опирается на логическое, если нужно, объснение того, почему, собственно, «веруется»-то. А вот из этого и из этого и веруется, да и самое «веруется» в случае большого объёма полученных знаний, может колесом вернуться к любым другим множествам «фактов» и «фактиков». Так, вернее таким образом, комплектуется база данных разума, склонного более к «технарству». Затем обычно и окостеневает в каких-то разумных пределах.

Анализ новых данных в «технарском» разуме склонен опираться на очень большую базу накопленных данных, «доказанных» когда-то ещё раньше, в качестве «правдивых». «Доказанных» обычно с помощью логики, когда воспринятой на веру, как правильная. Она всем известна как логика Аристотеля. Её можно даже не заучивать, как «научные» знания, потому что скорее естественны для любого разума, чем неестественны. Именно поэтому и были «открыты», кстати.

Анализ второго вида, так называемый «гуманитарный», отличается от «технарского» тем, что допускает много туманных областей, которые лишь гипотетически принимаются на веру, как правдивые/истинные. Да, из них тоже можно с течением времени выстроить цепочки и цепи рассуждений, внутренне логичных и непререкаемых в своей изощрённой туманности. Кстати, многие «гуманитарные» разумы склонны области тумана, т. е. изначальные неясности, в своих рассуждениях просто… забывать. А оставлять их в память, лишь как целостности, которые видятся вот так-то. С точки зрения накопления данных и выстраивания внутренних логических цепочек и взаимосвязей между этими данными разум «гуманитария» и разум «технаря» ничем не отличается. Не будь туманных областей, целостных в своей неясности, в багаже «гуманитария», никто бы и не отличал «гуманитариев» от «технарей». Это выяснялось бы при более глубоком изучении, можно даже сказать трепанации.

Сам анализ, как процесс, который осуществляет разум, одинаков для обоих случаев (гуманитарного и технарского): это сравнение новых данных и старых данных, выявление похожестей или непохожестей, присвоение новым данным некоей аналогичности по каким-то старым данным и выведение выводов. На выводы, кстати, влияет изначальная склонность выбирать либо области, предпочительно БЕЗ тумана в них (технари), либо, допускающие такие области в качестве некоей целостности, которая издалека выглядит вовсе не как туман.

Т. е. разница между «технарским» подходом и подходом «гуманитарным» состоит в допущении определённой точности на каких-то этапах анализа. Или системы допусков. Поскольку у «технарей» эта система допусков и точности более детальна, более мелка, ну или более «точна» в их понимании, то системы допусков и точностей, которые есть и у «гуманитариев», могут вызвать у первых смех, мол, там допусками и точностями и не пахнет. Это не так, конечно, просто следует понимать, что области тумана и не могут быть откалиброваны. Никак. Они могут быть только рассматриваемы издалека и воспринимаемы лишь как ЦЕЛЬНОСТЬ.

Поэтому-то, честно говоря, я не могу провести большую разницу между так называемым «технарским» подходом и «гуманитарным». Это всё блуд разума, вернее двух ипостасей разума, один из которых по склонности не допускает СЛИШКОМ много туманностей в объёме своих знаний, а второй – очень даже ДОПУСКАЕТ, потому что… а делать-то что? Обе ипостаси слегка «на ножах» друг с другом, потому что для них нет и не может быть единого критерия ТОЧНОСТИ, ДОПУСКОВ и додуманностей (это ещё одна закавыка, берущая своё начало в вере в то или иное постулатство). Каждый обладает какой-то там.

Ну а если уж быть совсем «технарским» в описании того, что выше и описано, то каждый «технарь», вне зависимости от того, насколько он «технарь», может совершенно спокойно вычислить, что и в его мышлении, в его базе данных его же собственных знаний существуют ТУМАННЫЕ ОБЛАСТИ, просто они достаточно мелки для того, чтобы принимать их во внимание ПОСТОЯННО. Вот о них и забывается. Точно также и любой так называемый «гуманитарий» может запросто начать членить и умельчать/препарировать имеющиеся у него области тумана, чтобы спустя какое-то время обнаружить, что он уже стал завзятым «технарём». Так и появилась Новая Хронология, кстати. Да и не только она, а ещё и сам я.

Добавить комментарий