Разум в «творчестве»

Многие люди полагают, что творчество – это одно из состояний разума, который мыслит. Поскольку я полагаю, что разум – это биокомпьютер, а оный мыслить пока не умеет, как человек, то нижеследующей статьёй я попытаюсь доказать, что была бы бабка с кое-чем, то она была бы дедкой.

Разум развивается, т. е. актуализирует свою потенцию, заложенную почти в каждого/ую новорождённого/ую через процессы обучения, которые проводят с разумом окружающие люди (обычно родители, но не всегда). Процессы обучения мы все прошли, поэтому о них знаем не понаслышке, а на своём собственном горьком или счастливом опыте. Обычно учат так: вот так – правильно, а вот так – неправильно. Где и первое, и второе распадается на несколько категорий: «правильно» по оценкам этики, к примеру, то же самое и «неправильно», «правильно» с точки зрения логики, то же самое и «неправильно». Ну и т. д. категорий много, некоторые из них – смешанные, допустим, про любовь.

Разум ребёнка обычно пустоват, скажем так, в нём нет или мало опытов, на которые этот самый разум вынужденно должен опираться. Ну а раз мало опытов, то и мало сравнительного анализа. Раз мало анализа, то нет и выводов. Ну, а раз мало выводов, то и пословица про грабли тут к месту. Процесс «воспитания» ребёнка обычно в том и состоит, чтобы не только что-то преподать, но и научить слегка мыслить на самом раннем этапе из возможных. А между тем, даже самый малый ребёнок может иногда озадачить взрослого своими интересными выводами, взятыми… а действительно, откуда они берутся-то в малыше?

Взрослые практически сразу примечают, что ребёнку мало что-то показать или мало что-то объяснить, ему ещё надо предоставлять хоть какую-то «доказательную базу». К примеру, «так принято». Или «так лучше». Или, самое просто «слушай, что тебе говорят». Потому что, если таковую НЕ предоставлять, то любопытный ребёнок может запросто вынести мозг. Не каждый, конечно, есть и вялые ребятишки, но в общем и целом любознательность превалирует. Так разум ребёнка «привыкает» к тому, что есть в мiре, оказывается, ничем и никак недоказуемые аксиомы, которые просто изрекаются и их требуется исполнять… потому что взрослые так говорят.

Формирование устоев (не у всех ребят, но у большинства), или скреп разума происходят именно на такой волне: первой волне не то чтобы запретов, хотя и они есть, но именно что недоказуемости постулирования. Мол, вот так надо, нужно, или не надо, не нужно. Некоторые называют это традицией, культурой, наработками совместного жития, зачатками этики и эстетики тоже, в общем, градаций существует масса. А ребятёнка слушает это всё, внимает этому всему, и охреневает, честно говоря. Но ко всему можно привыкнуть, можно привыкнуть и к постоянному охренительству. Большинство детей рано или поздно ставит крест на своей любознательности, потому что взрослые их слишком ко многому запрещают. Ну остаются кое-какие лазейки, конечно, но их обычно – кот наплакал.

Ну далее мы все знаем, годам эдак к 15-ти характер, разум человечка уже сформированы, больше его ничем по жизни не прошибёшь. Далее он может лишь НАБИРАТЬ массы знаний на кое-как слепленном в детские годы «фундаменте». «Фундаменты» обычно примерно одинаковые для всех, за редким исключением. Любопытно, что мало кого из детей целенаправленно учат в детстве ТВОРЧЕСТВУ. Как раз наоборот: заметив, что ребятёнка собирается что-то там творить, этому самому присваивается глупейший термин «натворить» и ну его гонять. Разум при этом делает себе зарубочку: так, понятненько, в дебри вольных воль и свобод взрослые забредать НЕ рекомендуют. Может воспоследовать ата-та какое-нибудь.

Так вот о творчестве. Разум, к сожалению, не имеет к нему никакого отношения, кроме разве что, основанных на пережитых опытах, ПРОЕКЦИЯХ, почти на 100% увенчивающихся продолжением того, что опробовано. Эти проекции в просторечии называются «фантазиями», как будто бы разум фантазирует. Но дело в том, что он категорически не может это делать на пустом для него месте, ему обязательно нужна для проекций хотя бы что-то в виде базы. Но лучше, конечно, если база широка и безкрайня, особенно с помощью печатного языка, закрепляющего опыты поколений и поколений. Если же базы нет, то, увы и ах, нет и никакой фантазии. А та, которая есть, целиком и полностью умещается в проверенные опыты.

Таким образом, можно ли заострить вопрос/поставить вопрос ребром: а может ли вообще разум творить? Чтобы точнее ответить на этот вопрос, следует сначала разобраться с тем, а что такое «творчество». Творчество – это изобретение нового, ранее не встречавшегося, ранее не изведанного, ранее не испытанного. Нет, конечно, можно к творчеству отнести и видоизменения каких-нибудь старых и известных вещей или идей, но вот будет ли это «творчеством», а не опытной подгонкой к некоему уже случившемуся и опробованном образцу? Думаю, что разум в этом плане, вынужденно и постоянно опираясь на то, что уже не раз опробовано, проверено, сопытено т. с., может двигаться «вперёд» лишь очень мелкими шажками, проверяя т. с., а что будет-то!

Т. е. это никакая не фантазия у разума. Это – что-то совершенно другое. Можно назвать это другое вот так: обычный ПУТЬ разума. Или – его, увы, колея. Где накатанные колеи дороги или ПУТИ да, удобнее для движения, но и ограничивают, заставляют совершать сверхусилия для того, чтобы эту «колею» покинуть и пуститься странствовать по бездорожью. Но и это разуму сделать невероятно трудно, потому что «колея»-то на самом деле не простая, а принципиально ограничивающая разум в его дееспособности. И выход за пределы «колеи» называется другим термином – сумасшествие. Т. е. путь в фантазию начинается-то на самом деле с отказа от разума. Вот тогда фантазия, покинувшая «колею», и может обнаружить НЕЧТО совершенно иное.

Поэтому я так понимаю, что разум – превосходный исчислитель и анализатор пошаговых «откровений» для него (новых данных), и в этом процессе, к сожалению, нет «места» ни для каких фантазий, поскольку все они, буде они действительно фантазии, совершаются лишь ПОСЛЕ отхода от «разумного» хода мыслей. Или вопреки этому ходу. Такая вот логически немыслимая петрушка получается. Ну ладно фантазии, это в конце концов всего лишь мечтания о том, что могло бы быть вопреки всем наработкам предыдущих опытов.

С творчеством всё сложнее. Дело в том, что фантазия может быть одним из шагов на пути к творчеству, которое по сути своей является реализацией того, что могло бы быть задумано или инспирировано всё той же фантазией. Но не только. Творчество может быть и строго логичным с точки зрения разума: пошаговым выполнением поставленной задачи. И это, видимо, наилучший «способ» приблизить разум к творчеству. Другое дело, кто именно, какой-такой разум и будет ставить задачи!

Да, кстати, ведь не зря «творчеством» зачастую называют потуги сумасшедших или полусумасшедших: т. е. вышедших из влияния разума, покинувших «колею». Они почему-то и олицетворяют собой или своими усилиями это так называемое «творчество». Хотя и здесь разум поднаторел, некоторым «творчествам» т. с. он присваивает ярлык «творчества», а некоторым – и нет, мол, хрень какая-то. В общем, запутался он, разум, в дебрях этики, эстетики, сумасшествия и неожиданных ПРОЗРЕНИЙ, не может толком отличить одно от другого, поэтому и вынужден ошаблонивать выхваченные из бытия слепки процессов. Так и живёт, собственно. Где-то в чём-то убого, а где-то и радостно: обнаруживая какую-нибудь там очередную связь между чем-то и как-то.

Добавить комментарий