Самоуправление кондоминиума в Таиланде

Личный опыт – самый интересный для чтения, имхо. Поэтому очередной кусочек т. с.

Недавно мы с женой стали собственниками жилья в городе Паттайя (в прошлом декабре), а три недели назад по почте получили официальное письмо из управляющей команды (офиса) кондоминиума о том, что будет очередное ежегодное собрание собственников жилья, куда мы и приглашались.

Офис подготовился хорошо: расставил имеющиеся стулья, предлагали водички попить, раздали толстые отчёты на двух языках, тайском и английском, о работе офиса за год, со всеми расчётами, зарплатами персонала, тратами и предполагаемыми тратами, исходя из результатов голосования прошлого такого собрания.

В нашем кондо три корпуса, они расположены буквой П, в середине этого «П» – бассейн, буквой Т, вокруг по периметру стоянки для автомашин и байков, стоянка есть и под зданиями по внешнему периметру (первый этаж лишь половина помещений, ближе к центру, вторая половина, внешняя – пустота стояночная). Жилых помещений в каждом корпусе по 79, преобладают студии (однокомнатные квартиры), двушек – нет, по две на этаж трёшки. Сами студии есть трёх сортов: угловые, с ТРЕМЯ балконами в каждой, по 62 кв. метра, есть по 42 и 39 кв. метров. В каждом здании есть лифты, жилых этажей по шесть.

В каждом корпусе есть так называемый менеджмент (из списка собственников), три человека, один председатель и два менеджера. Их фотографии висят около лифта (с другой официальной информацией, правилами общежития кондо и прочей законодательной инфой).

Ну так вот, на это собрание явились: с нашего корпуса – два менеджера (бельгийцы, муж и жена, не франкоговорящие, а голландскоговорящие, ни бельмеса по-французски не знают, что удивительно), мы с женой, и ещё один 87-летний француз с Лазурного берега, с двух других корпусов было по одному человеку. Были ещё две тайки, не знаю, откуда они.

Итого: 9 человек на всё кондо. ДЕВЯТЬ. Я, разумеется, восхитился стремлением всех собственников к самоуправлению и прочей собственнической активности, спросил у нашей начальницы из офиса (тайка), мол, так каждый год? Она кивнула, добавила, а сейчас ещё и народ иностранный           из-за ковидки разъехался по домам, а обратно вернуться не может. Но, в принципе, говорит, всегда было не более 10-12 человек на таких собраниях.

Ну я полистал толстый отчёт, ничего особо интересного не нашёл, кроме зарплат персонала, крайне низких, надо признать, по 7 000 бат в среднем. Спросил про квартиры, мол, сколько вообще куплено у управляющей компании (которая кондо построила и владеет нераспроданными квартирами)? Пам, хозяйка нашего офиса, ответила, примерно 60%. Где 49% – это квота для иностранцев, выкуплена, как обычно, вся, целиком, а оставшиеся 11% –приходятся на тайцев. В других кондо ситуация схожая, надо сказать, я проверял.

В общем, ни тайцы, ни иностранцы никакого участия в самоуправлении принимать категорически не желают. Им совершенно всё пох. Когда же возникают проблемы, они костерят управление кондо почём зря (сам слышал). Хотя, надо сказать, эти самые управляющие команды во разных кондо работают отлично (на мой взгляд). Всегда на месте, всегда решают проблемы, всегда помогают. Так и в нашем кондо.

Начали обсуждать баланс доходов и трат. Из доходов у кондо есть только один приличный, это ежегодный взнос собственников жилья, в зависимости от метража. В прошлом году мы с женой заплатили 10 700 бат на год (чуть больше 300 долларов США). Наш метраж 42 метра квартирки, ну, можно посчитать примерно, что на круг выходит полляма где-то.

Второй источник дохода – сдача в аренду офисов на первом этаже. Их в каждом корпусе по три помещения. Сданы на сегодняшний момент лишь два помещения, все остальные – пустуют. И это не из-за ковидки, в основном, а из-за избыточности предложений по офисам. Тут дохренища зданий офисных, все пустые стоят, одно-два помещения обычно сдаются. В нашем кондо выходило, что два офиса сданных дают примерно по 15 000 в месяц, итого 30 000 бат, 360 000 бат в год. Довесочек неплохой такой получился к полляму.

Третий источник – это сдача в аренду пустующих и не купленных никем квартир (они сданы с мебелью и полностью оборудованы), напомню, что их примерно 40% от всех имеющихся. Застройщик, который владеет нераспроданными квартирами, дал поручение офису, после согласования с остальными собственниками, что сдавать эти квартиры можно. Но они не сдаются ни хрена, потому что свободных квартир и так полно в городе, да и ковидка ещё. Доходов ноль с них.

Вот это и есть, собственно, все траты, которые офис может себе позволить из доходов. Надо сказать, что в траты сюда же входят многочисленные ремонты общественных мест, к примеру, у меня около входной двери вздулась плитка. Пришёл пацан из команды, лихо её переложил. Да, там две копейки, конечно, но тоже какие-то деньги были потрачены. Ну иногда я вижу, что что-то подкрашивают, где-то бетоном замазывают щели всякие (около бассейна), вот такого рода.

Я спросил у Пам, почему она не сдаёт квартиры тайцам, по дешёвке. Она ответила, да, мы пытались лет пять назад это проделать: сдавали студии за 3 500 бат в месяц (это максимум, что бедные тайцы могут себе позволить, да и то не все), но вышло так, что они оказались очень бедные, шумливые, жарили себе каждый день на балконах всяку хрень, вели себя не очень прилично (иностранцы жаловались), поэтому решили это дело прекратить. Сейчас ниже, чем за 10 000 бат не предлагаем, но никто их и не арендует по этой цене.

Из будущих хозяйственных трат Пам поведала о том, что у нас подтекает крыша в двух корпусах, пока это не смертельно, но рано или поздно придётся крышу заново крыть чем-то там (она тут плоская такая, с водостоками по углам). Есть некоторые неполадки с бассейном, но его ремонт полный – это фантастические какие-то деньги, даже при желании не потянем никак, поэтому будем лишь поддерживать его в сносном состоянии (там тоже какие-то протечки).

Сказала она также и про её усилия найти приемлемую по цене компанию на оба ремонта. Самые дешёвые расценки – всё равно неподъёмные ну никак. Я спросил, а нельзя ли народных умельцев отыскать. Она сказала, что можно, но те, которые без лицензии, могут такого нашурупить, что меня, мол, под суд отдадут, если что. Поэтому в этом плане – тупик.

Затем она сказала то, что я, в принципе, и ожидал. Дело в том, что больше половины собственников где-то в марте-феврале уехали к себе по домам (они жили здесь зимами, а уезжали на лето), а вернуться не могут. Это означает, что они и заплатить в январе взнос очередной не смогут. Нет, теоретически их контакты есть, Пам их обзвонит, попробует добиться от них, чтобы они оплатили сразу на счёт из своих родин, но это маловероятно, крайне, собственники – ещё те уроды, так и норовят за всё либо попозже заплатить, либо – вообще ничего не платить.

Поэтому-то она предложила рассмотреть вопрос о поднятии взноса хотя бы на 15%, иначе, на зарплату обслуживающему персоналу не хватит. Ну мы согласились, делать же нечего, ковидка, блин. Затем один мужик предложил создать что-то вроде накопительного фонда на будущие траты по базовым ремонтам – тех же крыш. Поднять вдвое цену за воду (она здесь копеечная, мы с женой тратим на воду примерно 200 бат в месяц) от официальной, ну а разницу – в фонд. Так потиху и будет что-то там накапливаться, с процентиками от банка.

Мы все поддержали, все семь человек (две тайки уже свалили куда-то, они, видимо, по-английски не понимали). Ну, цирк, конечно. Затем Пам предложила меня в менеджеры моего корпуса, потому что там и председатель и один менеджер свалили домой, а когда приедут – неизвестно, а состав должен быть полон. Я её спросил, почему так. Она ответила, что состав самоуправления утверждается земельным офисом (там, где происходят сделки по купле-продаже любой недвижимости), нам всем придётся туда поехать с документами о собственности, паспортами и т. д. Я говорю, а зачем земельному офису знать про наши лица в нашем же самоуправлении. Она не смогла объяснить, но сказала, таков закон. В общем, хрень какая-то очередная.

Так я проник в самоуправление нашего корпуса в кондо. На самое низшее звено пока, но, с течением времени, думаю, что смогу продвинуться в этой карьерной лестнице до самых высот. Теперь и моё фото красуется около лифта, сфоткали тут же, лишь только избрали.

Прошёл где-то с час, из семи нас человек, собственников, было два бельгийца-голландца, со слабым английским, два француза, с ещё хуже знанием английского, да мы с женой, я хорошо, жена – похуже в английском. Пам, тайка, хозяйка офиса, по-английски тоже лишь простые вещи понимает и сказать может. И один-единственный человек, англичанин, для него он был родной. Один из французов, 87-летний ловелас Ив с Лазурного берега, вместо того, чтобы внимать про баланс и ремонты (как я понял, он ни бельмеса не понимал), присел по-французски на уши моей жене, и весь час ей мозги парил. Я краем уха прислушивался, да в спину его тыкал, чтобы он потише говорил.

С другим французом мне тоже пришлось по-французски общаться, потому что он постоянно взводил очи вверх, мол, не понимаю по-английски. Поэтому вышло так, что всё на свете мы обсудили с этим самым англичанином. Просто мужик-брит уже давно в кондо жил, все эти правила и дела знал, ну, пояснял мне. Пам лишь поддакивала.  Мы же с мужиком все решения и приняли, сообщив кое-как всем остальным. В общем, цирк ещё тот был. Все дружно проголосовали, потому что уже домой хотелось разбежаться всем. Или в бассейн.

Но выяснилось, что не тут-то было: есть ещё одна статья будущих расходов. Застройщик, который кондо построил, прямо за нами построил ещё и деревню частных домиков. Туда с улицы ведёт дорога, за дорогой должны следить «деревенские» и мы, кондо, как собственники. Но наш участок всего 10 метров до ворот, а их – всё остальное. Но «деревня» не согласная, говорит, что у нас есть ворота для пожарных машин, в глубине т. с., так вот и дорогу до неё, а это ещё метров 50, тоже мы должны платить, не всё, но половину. В общем, второй акт ещё одного цирка, при том, что этими воротами никто никогда не пользовался…

Муж Пам – юрист, его и подрядили всё это дело разруливать, за скромную плату, разумеется. Снабдили его и доводами, мол, «пожарный» вход требовали при строительстве, это основы безопасности – раз, и ими никто не пользуется (они уже заржавели даже) – два. Ну, а там посмотрим, в общем.

Затем мы все разбежались, довольные, что стряхнули с себя самоуправленческие заботы. А я сидел на балконе и думал, что в России то же самое (как-то был на одном собрании ТСЖ, нагляделся, прочувствовался), единственное – хотя бы все по-русски понимают. Здесь же ещё и проблема с языками. Не хочет народ самоуправляться ни хрена. Вот не хочет – и всё тут. Пока рак на горе не свистнет.

Добавить комментарий