Семиотика

Интересная наука «семиотика» (о знаках). Правда, знаки там приравниваются то к образам материального мiра, то к образам фантастическим, то к идеям мiра нематериального, то вообще чёрт знает к чему. Но всегда и при всех обстоятельствах семиотика нуждается в дополнениях и расширениях своей проклятущей «знаковости»: ведь появляется постоянно что-то новенькое, что крайне необходимо «ознаковить» (осемиотить), а если это не сделать, то и манипулировать этим невозможно. Язык же ш, он требует определения сущности.

Впервые с проблемами семиотики я столкнулся в раннем детстве, когда многое мне было неизвестно в мiре, ну и я постоянно обращался к взрослым и более старшим с просьбой назвать, что это такое. Понятно, что многие вещи и явления уже имели свои знаки, свои понятия и определения. Но встречались и такие, которые не имели ничего. Вообще ничего. Типа попа есть, а названия для неё нет.

Кстати, о «названиях». Название – это сгущённый до невнятности комплекс отдельных знаков, выражаемый в системе вербализации, как отличитель определённой совокупности от других совокупностей. Определённая совокупность – это либо букворяд, либо – словоряд. Которые, в свою очередь, есть знаки. И которые, в свою очередь, как знаки – когда-то осели в нашей памяти уже различителями друг между другом. Т. е. «название» – это именно сложный, именно комплекс, понимаемый единично, цельно и в лоб. Как иероглиф.

Понятие – это уже следующий этап иерархического усложнения смыслов, структурирующий названия в занятную логическую или алогичную цепочку. И снова – понятие как бы «должно» становиться цельностью (по логике), но зачастую этого не происходит. Но иногда всё же это усилием воли случается, и, о Боже, тогда «понятие» становится «термином». Эдаким искусственно сгущённым комплексом отдельных уже понятий (а не знаков).

Следующий этап – поле. Это уже комплекс понятий и терминов, сгущаемых очень сильной волей (ни хрена особо толком не получается, но люди всё же стараются). В поле присутствуют (должны по идее) в крайне сгущённом виде формы (преформы и послеформы тоже), как некие сущности, которые и образуют своим взаимодействием дрожащее марево полей. Оперировать полями могут единицы из людей. И им для этого нужна просто-таки железная воля, потому что всё постоянно растекается, как нагревающееся желе.

Ну и последний человеческий этап: поля формируют то, что ныне называют «цивилизационными кодами». Это, в просторечии – сгустки полей: концентрированная суть цивилизационных ПРЕДПОЧТЕНИЙ (или склонностей). После этого этапа есть ещё кое-какие, но человеку они пока недоступны, потому что не изведаны его попытками изведать. Ибо: не изведано – не известно.

Что получается тогда из вышеописанного и крайне краткого варева семиотики? А получается строгая иерархическая система, первый «кирпичик» которой (не могу не удержаться от сравнения с тем же атомом, к примеру) тотально непонятен. Ни его природа, ни его возникновение/зарождение, ни его посыл в будущее. Вроде как есть, ну и хрен бы с ним.

В моей модели мiра (ну нравится она мне) – его образуют две противоположные силы, можно назвать их левозакручивающимися и правозакручивающимися. Их столкновение и вызывает актуальность всего. Это касается и материального мiра, и не материального. В данном случае – семиотики. По аналогии с тем же электричеством, когда столкновение положительных зарядов с отрицательным выдаёт энергию, потребную на осуществление взаимодействий (опытов), базовый «кирпичик» семиотики вроде как должен иметь такую же природу: образовываться от столкновений каких-то там сил (или тех же самых).

Но проблема обстоит гораздо хуже – дело в том, что система знаков и вырастающей из них иерархии всего остального СТАБИЛЬНА тем, что, если бы она не была стабильна (стандартизирована), то она бы попросту рассыпалась. Значит, система скреплена искусственно такими связями, которые и позволяют ей «держаться на плаву». Это ещё без обращения к природе первознака, первого «кирпичика», заметьте.

Уже две проблемы: «кирпичики» с неизвестной природой соединяются неизвестным видом связи между собой, а всё вместе создаёт сложную систему, состоящую из подсистем знаков (одной из таких систем является язык, другой – какая-нибудь математика, и т. д.). Причём, это реально сложно соединено, чтобы вот так на пальцах запросто объяснить.

Пройдёмся кратко по «кирпичикам». Что нам известно из исследований исследователей? А только Поршнев и известен. Никому другому не удалось «взломать» тяжелейший пласт природности. Поршнев, по крайней мере, попытался. Другое дело, что, имхо, попытка не удалась, несмотря на привлечение могучих пластов семантики и… семиотики. Но испытываешь огромное уважение.

«Кирпичик» того, что вырастает системно в целую семиотику, позволительно считать, если отбросить эволюционную реинкарнацию потенции, заложенной Творцом, искусственным «вложением». Лично у меня другого объяснения нет. Это как с биологической клеткой – минизаводиком, где каждая деталька на месте, а вот миллионы их ну не могут соединиться вместе просто так, да ещё и последовательно выращивая в себе потенцию плодиться (как итог).

Подобное вложение было осуществлено фиг знает точно когда фиг знает точно кем. Но априори разумным и имеющим понятие о системах. Кроме как о внеземных цивилизациях тогда речь и не идёт. Ну а кто ж ещё-то? Если предположить, что это так, то встаёт вопрос, а как конкретно это было осуществлено? Я полагаю, что это было сделано на уровне генетики через способность к различению (привет Корану и КОБ) потенциальных систем, существовавших тогда в зародыше разумов и вне его. Вот это «соединение» и дало тот эффект, который и вызвал развитие всеобъемлющей знаковости.

Способность различать не только объекты и субъекты окружающего мiра, как данность, доступная всем бытовым человеческим органам чувств, появилась практически одномоментно и у разума, который вдруг вот так неожиданно стал ощущать, что в мiре есть некая системность. Ну и далее стал пытаться её разгадать, а значит перевести в понятный разуму ряд: знаковость. Далее всего лишь логично: шаг за шагом возникала иерархичность всё более и более сгущавшихся комплексов и совокупностей от первичных «кирпичиков», которые, здесь важно упомянуть, были выбраны по свободной воле самими людьми.

Добавить комментарий