Словообразование в английском языке по сравнению с русским

Следует признать, что словообразование (придумывание и запуск в «жизнь» новых слов) в английском языке на порядок ВЫШЕ, чем в языке русском. Но утверждать, что русскоязычные бедноватые умишком выдумщики, нежели англоязычные – всё же нельзя. С придумками и у нас дела обстоят супервосхитительно, но… Этому «но» есть несколько причин покоящихся в глубинных структурах этих двух языков (проводить параллели можно и с другими языками, там ситуация – схожая).

Первая из них то, что структурно русский язык – синтетический, а английский –  аналитический. Это, вкратце, обозначает то, что в русском языке очень развиты флексии (приставки, суффиксы, окончания), есть целый ряд падежей, т. е. то, чего МАЛО или вообще нет в английском (и других аналитических языках, к примеру, в китайском).

Вторая – флексии вообще, в целом, предоставляют носителям гораздо более богатый выбор и возможности творить. На порядок, если сравнивать этот инструмент с другими.

Третья является, наверно, единственным инструментом английского языка, напрочь отсутствующим в языке русском – это могучая и развитая система грамматических времён. В русском она, надо признать, бедновата, а «вылезает» лишь за счёт дополнительных инструментов, типа «совершённый вид» и «несовершённый» и некоторых других. Но она и не имеет прямого воздействия на словообразование, лишь косвенно «помогает» ему.

Четвёртая – отсутствие в русском артиклей, что грамматически обедняет язык, но с точки зрения словобразования наличие артиклей практически безсмысленно, поскольку оные лишь указывают на слова, характеризуют по трёхкомпенентной схеме, им присваивается один из возможных трёх ярлыков: «тема», «рема», «общая генерализация».

Итого: в русском языке – флексии несут в себе или «на себе», думаю, до двух третей, возможностей «играть» языком и в языке, в языке же английском – ситуация совершенно иная, там важнейшую роль играет синонимия (придумывание новых слов с «нуля» или с «низкой базы»). Любопытно при этом заметить, что все остальные имеющиеся в английском языке «инструменты» ПОЛНОСТЬЮ ИСЧЕРПАНЫ. Его собственным развитием.

В аналитических языках, типа английского, вообще с развитием ситуация ПЛОХА. Некуда развиваться. И на это влияет сама структура языка, которая и ограничивает расширение и углубление. Поэтому вынужденно английский язык использует лишь то, что ему и можно использовать БЕЗ нарушения других, не менее важных структурных элементов и их общего крепежа в МОДЕЛЬ. С этой точки зрения, кстати, русский язык выглядит «разболтанным», его крепёж РЕЗИНОВО-ГИБКИЙ, а возможности не только не видны глазом, они попросту теряются за горизонтом. Возможности для развития, я имею в виду!

К примеру, русский язык запросто может начать расширяться в… падежи. А ещё он может расширяться во… грамматические времена. А ещё он может начать «играть» в… артикли. А ещё он может воспринять и лукавство тональностей (как в тайском, китайском, вьетнамском и других). А ещё он может вообще начать тщательно воспринимать РАЗНЫЕ возможности РАЗНЫХ языков и «пробовать» их в себе. Их много, разных возможностей, и все они находятся в такой форме, в которой русский язык МОЖЕТ начать их впускать в себя, БЕЗ разрушения своей основной мощной сердцевины.

У аналитических языков, увы, такой возможности НЕТ. Потому что синтетический может воспринять всё, в том числе и элементы аналитического (со скрипом, но всё же), а вот наоборот – фиг с два получится, без разрушения базы языка. Кстати, синтетическими языками (в разных степенях разнообразности) являются ВСЕ славянские языки, венгерский (и ещё куча других, в том числе и в Африке, что любопытно). А вот скепсис по отношению к Китаю, у которого язык ну самый аналитический из аналитических, т. е. просто, как несложная геометрическая фигура, не в последнюю очередь связан с тем, что его возможности ОГРАНИЧЕНЫ. Скепсис «падает» и вообще на всё, что делают или сделают китайцы. И сами китайцы об этом знают. А поделать НИЧЕГО НЕ МОГУТ (ну не отказываться же от своего собственного языка!?).

Линвисты до сих пор не могут точно определить разницу между аналитическими языками и синтетическими, потому что такой разницы и нет. В каждом языке есть малая, или небольшая, или довольно большая часть и аналитичности в этом смысле и синтетичности. И ощутимая разница, вплоть до смены ВООБЩЕ парадигмальности, возникает лишь при сравнении наиболее ушедших в аналитичность или синтетичность языков. Тогда она видна.

Поэтому сравнение английского и русского языков – очень точно и последовательно выясняет эту разницу. (Ещё больше такого, кстати, в сравнении, русского и китайского, к примеру).

Таким образом, чисто лингвистически, что естественно тупо до безобразия для некоторых разумов, есть в русском определённый задел на будущее, а вот в английском – его НЕТ. И самое любопытное, и не будет. То, что аналитический язык изучать неносителям проще, и что можно начать говорить, общаться, писульки короткие писать достаточно скоро, так это всего лишь от БЕДНОСТИ способов выражения и возможности их быстро воспринять. Синтетические языки изучать СЛОЖНЕЕ на порядок, особенно если «танцевать» от родного аналитического. Приходится воспринимать совершенно ДРУГУЮ сложность, другую логику и т. д. и т. п.

Кстати, у китайского, опять же, нет будущего ещё больше. Кроме сильнейшей ломки внутренней структуры самого китайского, для подготовки его к переходу в бОльшую синтетичность (по возможности, конечно, потому что это не так просто). Будь я советником правительства Китая, я бы посоветовал им подумать над этой проблемой. Она требует сверхусилий, но в итоге может сфонтанировать сильно. У Китая и китайцев появится, в силу их мiроощущения, совершенно ДРУГОЕ будущее. Пока же их мiроощущение, которое очень синтетично, угу, резко контрастирует с аналитичностью их языка. Кто читал хотя бы немного их философские труды, насквозь ВЕЧНЫЕ и многоформенные (от слова «форма»), сразу же поймёт, о чём я тут вещаю.

В общем и целом, проблема синтетичности и аналитичности языков такова: изощрённая сложность языка в плане его синтетичности НЕ БУДЕТ поддержана его носителями, если это будут управленческие усилия даже в нескольких поколениях (хотя о нечто подобном некоторые развиватели и мечтают, а некоторые и действуют тихой сапой), а вот изощрённую сложность языка аналитического можно начать делать, лишь ПЕРЕВОДЯ его компоненты или части в область… синтетичности. И вот этого управленцы-развиватели как раз НЕ делают. Не делают даже попыток. Вообще. Такой проблемы ни у кого НЕТ.

Поэтому-то (в том числе) я очень спокоен по поводу будущего русского языка. Я прекрасно вижу открывающиеся возможности его через УСЛОЖНЕНИЯ, через впитывание в свою структурность некоторых аналитических элементов, которые, разумеется, ИСКАЗЯТСЯ под «синтетичность» и тем дадут всё те же усложнения, которые обогащают и расширяют.

Ну и так же я вижу ограничения в языках аналитических, которые в какой-то мере СУДОРОЖНО пытаются развиваться, но… ограничены самой структурой, своим собственным «скелетом», скажем так. И поделать ничего нельзя, кроме начала плавной замены этого самого скелета, по частям.

И все эти наблюдения жутко интересны!

Добавить комментарий