Сравнительные характеристики матерной лексики русского и английского языков

Когда недалёкие люди говорят мне, что английский язык не менее богат, чем русский, я киваю головой в знак согласия, ну так, ёптыть, про себя отмечая, что я мог бы сказать ту же фразу оппоненту на русском «матерном», а вот он на английском матерном так не сможет! Что однозначно показывает лишь на одной, малой части языкового богатства русского, что всё не так просто, как недалёким кажется. Впрочем, да и фиг бы с ними!

Как аналитик всякой не имеющей никакого отношения к языкам ерунды, я скромно полагаю, что лексическое, но больше грамматическое богатство русского матерного слова связано с флексиями русского языка (с окончаниями, в том числе падежными, с суффиксами и приставками). Та часть, которая связана с предлогами, развита меньше, тут наблюдается картина наоборот: в английском предложная сила поигрывает мускулами постоянно, наблюдать за этим забавно, прикольно, но очень интересно.

Что же касается лексем (корней словообразования), то они, что в русском, что в английском количеством малы. То ли пять, то ли шесть, в зависимости от того, чем считать: морализаторством на пустом месте или буддистским пофигизмом. Лично я выбираю по уму второе, хотя по жизни поддерживаю первое, стараюсь всё же не ругаться. Просто так. Ну, чтобы разговор поддержать, или если словов не хватает (хватает обычно всегда).

На основании вышеизложенного можно сделать первый вывод, который механистичен до опупения: мол, ну, понятно, раз флексий много, то вот тебе и богатство языковое, разностороннее такое, во все стороны разветвляющееся. Если бы не одно «но», к сожалению/счастью. Дело в том, что как бы однокоренные матерные слова русского языка могут запросто выражать противоположные смыслы. Ну вот совсем! Мы это все знаем, будучи носителями, но особого внимания на это обычно не обращаем. Хотя это есть глубочайшая, не побоюсь этого слова, филосовская проблема.

Суть её состоит в том, а почему однокоренные слова, которым, по логике, сам Бог велел быть знакомыми, узнаваемыми и «в струе», что называется, имеют такой трудноуловимый смысл для иностранцев, изучающих русский язык, а вот для нас, родившихся и выросших в русской культуре – они таковыми не являются. Ну, люди же везде одинаковые, к тому же полно уже и билингвов всяких, а то трилингвов, если не сказать хуже. А вот поди ж ты!

Мне можно попенять, да с какой стати проблема матерных выражений русского языка стала, блин, не чем-то там, а целой философией? А я отвечу – а это одно из языковых ответвлений, которые по сути ЗАГАДОЧНЫ (не объяснимы ничем, никакой логикой, никакой историей, никаким глубокомыслием). Таких ответвлений в русском языке, кстати, несколько, не только в мате. Эти ответвления более мелкие, что ещё раз привлекает моё к ним внимание. Назову лишь одно: это так называемая «любовная лексика», причём не общественно-произносимая, а – личная. Поскольку темы, поверхностно, в мате и в любви некоторым людям кажутся схожими, то это моя первая логическая зацепка к выяснению некоторой стилистической индентичности данных направлений.

Т. е. чисто умозрительно я «обнаружил» (самостоятельно, но подозреваю, что к подобным выводам постепенно приходит множество людей, каждый сам по себе, тема-то не совсем того, для обсуждений), что загадочность некоторых матерных конструкций проистекает из гораздо более глубоких смыслов ЛЮБВИ. Есть однозначное родство, на которое указывают опыты людей, впервые дотронувшихся до какой-то тайны в своих жизнях и оставивших в языке русском ОТМЕТИНЫ. Мы эти отметины расшифровываем иногда, иногда – проходим мимо (чаще последнее), но остро чувствующие – ощущают, как говорится.

Впрочем, по ответвлениям можно достигать и докторо-наукских регалий, если задаться т. с., что меня не интересует вовсе. А вот философия мата – интересует очень даже. По ней не написано толстых книжек, к сожалению (тема многим людям кажется «скользкой»), а то, что написано – обычно крайне поверхностно, и вся переливается циничными, смешливыми замечаниями, без заглядывания в ГЛУБИНЫ. Сам я не берусь обозначить даже направления, по которым можно пойти, потому что не столь самонадеян. Одной философии, полагаю, хватит.

В философии мата лично я вижу то, что человек обычно «отодвигает» от себя: от размышления себя в теме и размышления темы в себе, а именно – дальновидность. Ну тут обычное дело, кстати, не каждый человек мыслит столетиями, да даже и десятилетиями, случаи такие очень редки. А философия мата заглублена не в одно столетие. И вся покрыта ершистостью кажущейся неказистости, хотя все прекрасно знают, насколько ТОЧНЫМ бывает матерное слово.

А вот в английском языке, кстати, даже невозможно представить само понятие «философия мата», потому что у них даже мата нет в нашем смысле. Куда уж там! И в этом нет ничего необычного, поскольку культура строительства языка, идущего по определённым грамматическим рамкам (колеям, дорогам и т. д.) может запросто НЕ допускать различных философических ответвлений, которые не влезают в структуру вообще. Поэтому мне просто кажется, что английский язык просто не может «подхватить» его. Ну как сало трудноприложимо к балету, опять же. Не выходит!

Поэтому стоит запомнить, что то, что существует (имхо) или может существовать в русском языке (с других точек зрения), а именно «философия мата», напрочь отсутствует в языке английском. Но не потому, что англоязычные такие нечувствительные или глупые, а всего лишь потому, что структура их языка подобного просто не допускает. Из этого, кстати, можно сделать вывод о том, что подобное вышеприведённому сравнению может быть весьма плодотворно не только по мату, а ВООБЩЕ (и лексически, и грамматически, и как-то ещё, даже не знаю, что тут уточнять!). Некоторые моменты я пытаюсь раскрывать в своих статьях, но труд первопроходца всегда труден, увы.

А пока уточню одну-единственную мысль: то, что в русском матерном слове лежит гораздо более глубинная глубина, чем может показаться поначалу, мы знаем все. Те, кто знает английский до умения даже кукарекать по-английски, тоже знают, что в английском такое явление ОТСУТСТВУЕТ напрочь. Оно есть лишь поверхностно-банально. И носителя языка это тоже знают, поэтому и не придают никакого значения своей матерной ругани, мол, ну это страта просто не для культурных людей. Кстати, я знал людей-исследователей-американцев (учивших русский язык, что любопытно!), которые пытались раскумекать до сути свои прибамбасы своего матерного. Им это не удалось, потому что никаких глубин там нет. А то, что есть, ничего кроме ну обычной языковой наполненности «поля», не вызывает. Пустенько, в общем.

Разумеется, я могу и наговаривать в этом плане на англоязычных, ведь всё же английский – не мой родной, а выученный/изученный/изучаемый время от времени, но всё же. Но я беседовал с англоязычными, причём с теми, которые пытались, так вот – они подтверждают мой вывод. Впрочем, хватит хвастаться!

Вот и вывод, кстати: в английском языке, при всём богатстве предлогов после глаголов, и не только, нет широкого распространения (да и не может быть) конструкций матерных выражений. А те, что есть, крайне банальны, да и скорее НАТЯГИВАЮТСЯ переводом на русский своего лексического содержания. И наоборот: русский мат ЗАБОДАЕШЬСЯ переводить в оттенках на английский, потому что ничего толком и не выходит никогда. Виной тому «философский подсмысл» мата, наличествующий в русском и отсутствующий в английском.

Примеры приводить не буду, печатное слово матерное выглядит глуповато в обычной речи, но мы всё это И ТАК ЗНАЕМ. Опаньки!

Добавить комментарий