ССРЯ II

Начало здесь.

У брата жены в квартире я сидел более года. Периодически мониторил шансы на нахождение свободной площади под офис в том же Москомимуществе, там хотя бы цены были приемлемые, но всё втуне. Пока однажды, случайно, про мою проблему узнала тёща, которая всплеснула руками, сказала, да что ж ты раньше-то мне ничего не сказал? Она нашла мне новый офис за сутки. Надо сказать, что она работала в правительстве Москвы не на последней должности, поэтому – ничего удивительного: горизонтальные связи чиновников одного примерно ранга между собой были крепкими, надёжными и постоянными.

Почему это прекрасно расположенное помещение (недалеко от метро «Рязанский проспект», в 500 метрах от моего собственного дома) о двух комнатах на первом этаже жилой девятиэтажки с отдельным входом-крыльцом не входило в список свободных помещений Москомимущества и не выставлялось на конкурсные торги на сдачу в аренду – история тоже умалчивает. Но вот так.

Помещение было очень мелким, в одной комнате 9 метров, в другой – 10. Была маленькая прихожая углубляющаяся вбок, туалета не было. Это уже потом я разобрался в ходе ремонта, что это всё было продолжением другой большой комнаты не первом этаже, которую перегородили кирпичной перегородкой, чтобы создать для ремонтников ЖКХ что-то вроде склада-мастерской, затем её по непонятным причинам забросили, я выволок из помещения с тонну мусора, пролежавшего там годами.

Ну, начал ремонт. С крыльца, которое просто сгнило, начало осыпаться. Завёз кирпичи, выложил по обводу, внутрь засыпал трухи от старых кирпичей, добавил песка. Выкрасил железные поручни, вставил железную дверь, всё стало с улицы смотреться просто супер. Пригласил бригаду, мне поставили на окна решётки. Само помещение я покрасил, залил цементом пол, чтобы был ровный, бросил линолеум. По ходу пошёл в ЖЭК, нашёл там мастера-ломастера сантехника, привёл к себе, говорю, может вот здесь, в закутке сообразить туалет. Он говорит, могу, 800 баксов и усё будет в лучшем виде.

Действительно, в подвале под офисом он присобачил сливную трубу к основной сливной трубе каким-то хитрым способом, наверх вывел воду: у меня получился мелкий-премелкий туалетик с унитазом и раковиной, всё работало. Мне осталось только возвести кирпичную перегородку с дверью, что я и сделал. Теперь при входе ко мне в офис, слева была дверь в туалет, а справа – в первую комнату офиса (за ней была и вторая).

Нашёл я в ЖЭКе и электрика, после того, как прошёл круги ада в местной электрической конторе, которая и давала разрешение на присоединение всякой бизнес-мелочи к энергии, тот мне всё подсоединил (электрику я развёл по комнатам сам, надо было лишь подключить правильно). Всё заняло примерно месяц и порядка 3 000 баксов, которые пришлось занять.

Затем я поехал к телефонистам, те подключили телефон с моим старым «красивым» номером. Затем к подключателям интернета. Те тоже всё подключили. Всё стоило каких-то кошмарных денежек, но что делать: площадь, электричество и связь в двух видах, телефон и интернет, это обязательно для работы.

За сутки затем я переехал. Брат моей жены с одной стороны вздохнул с облегчением, с другой – потерял превосходного собутыльника всегда под рукой. Впрочем, мы затем продолжали с ним уже в офисе, так что – невелика потеря.

Началась работа. Меня одного. В двух комнатах помещения с отдельным входом. Арендную плату полагалось платить раз в месяц, она составляла на момент въезда примерно 200 баксов. 2001 год.

В 2002 – цена за аренду поднялась до 250, в 2003 – до 350, в 2004 – до 500, в 2008 – достигла 800 примерно. Эти данные я помню, потому что каждый раз я со страхом стал ждать под Новый год очередного письма от Москомимущества, так, мол, и так, с 1 января вступают в силу новые правила оплаты… Просто какое-то вечное и непрекращающееся вытягивание жил.

Москомимущество баловало меня и проверочками. Однажды пришёл мужик моего возраста, представился инспектором, сказал, ему необходимо проверить помещение на предмет архитектурного плана, нет ли изменений. Я ему сказал, что изменение есть: я построил себе туалет, поскольку отправлять естественные надобности мне было негде. Мужик открыл свои бумажки, глянул, говорит, действительно, туалета здесь не было. А теперь есть, говорит? Я говорю, да, а теперь есть. Он всё проверил, даже воду спустил. Говорит, что делать будем? Я говорю, да расстрелять мерзавца, разумеется. Тут вопрос ведь однозначный: как эта тварь посмела нарушить архитектурный план, утверждённый аж… И не прошла после этого очень короткий и естественно-простой, как две копейки, процесс согласования, сопряжённый с выплатой денежки всем заинтересованным лицам в процессе…

Мужик оказался правильным, вздохнул, глядя в окно, тихо произнёс: «Вот же пидорасы!», затем пояснил мне, что чёрт его дёрнул после службы в армии устроиться на эту скотскую должность, всё уйду, говорит, достало… затем был долгий мат-перемат… Я молчал. Он говорит, проверяю таких, как ты, блин. Мелкие бизнесы т. с. Везде одно и то же. Везде по правилам нужно согласовывать мелкие переделки, но никто этого не делает, потому что все знают, что это НЕВОЗМОЖНО сделать ни быстро, ни безплатно. А денег у людей нет. В общем, написал он в акте проверки, что всё нормально, и ушёл.

Приходил участковый однажды. Походил, понюхал, узнал, как называется моя контора, восхитился, говорит, много чего видел в своей жизни, и такую справочную полезную – так в первый раз. Деньгами у меня в конторе не пахло, поэтому он ушёл, всё ещё восхищённый.

Приходили и бандиты. Которые точно так же, как мент, оглядели помещение, поцокали языками, услышав название конторы, и ушли, смеясь. А может это были и не бандиты, один из них был в очках. Я так и не понял.

Соседи за стенкой, это была почта, меня не безпокоили никогда, у них было тихо, у меня было тихо. Единственный раз, когда я с ними контактировал, при проведении интернета, пришлось залезать на их площадь (там провод какой-то проходил), я ходил к тамошней начальнице, спрашивал разрешение на ведение работ ремонтниками. Дама обширной комплекции внимательно меня выслушала, строго сказала, всего лишь на полчаса, вопрос был решён. Затем я её часто по утрам видел, она приходила на работу, я приходил на работу, мы здоровались, однажды она даже заглянула ко мне в гости, принеся крупный заказ на проверку и стилистическую обработку своих местных почтовых рекламных материалов.

Мы с ней попили чайку у меня, она внимательно на меня глядела. Спустя месяц мне пришёл заказ от правительства Москвы на перевод огромных массивов текста на английский язык, что-то по организации городского хозяйства, по выполнении и оплате я мог заплатить всю аренду на год вперёд, что я и сделал.

Через пять лет после заключения контракта об аренде на пять лет пришёл рыжий хмырь из Москомимущества, поговорить о продлении контракта. Стал усиленно намекать. Я смотрел на эту рыжую морду, говорю, у нас есть два варианта, мы спокойно продлеваем контракт или у и тебя, и у меня будут определённые трудности. Ты любишь трудности преодолевать по жизни, говорю? Тот засмеялся, говорит, ты подумай, цена решения вопроса такая-то. Ушёл.

Я позвонил тёще, объяснил ситуацию. Тёща перезвонила через полчаса, говорит, езжай в Москомимущество, продляй контракт на аренду. Я туда приехал, пришлось заглянуть в какой-то офис, там, оказалось, сидит этот рыжий. Увидев меня, вскочил, чутка засуетился, сказал, что ж ты раньше-то не сказал, давай документы, всё сейчас оформим. Горизонтальные связи чиновничьи работали, как часики. Ничего не менялось в этом мiре. Мне стало глубоко противно всё это. Чуть не вырвало.

По работе было всё нормально, переводы шли, сформировалась некая банда более или менее постоянных клиентов, которые периодически делали заказы. 99% переводов было связано с английским языком. Другие языки практически не требовались. Справки по русскому языку требовались примерно раз в месяц. Абонементы продавались примерно по одному в год. Справочная служба русского языка – коммерческий вариант – никому была не нужна. От слова совсем.

В интернете появилось много ресурсов, где подобные справки выдавались совершенно безплатно, появились также онлайн-словари все мастей и видов, в общем, идея моя, когда-то казавшаяся суперской, на поверку оказалась не такой чтобы уж сильно привлекательной. Году примерно в 2007 появились и первые онлайн-переводчики. Я их анализировал, постепенно понимая, что в скором времени и работа переводчика отомрёт, поскольку работа в этом направлении будет вестись до упора, до тех пор, пока онлайн-перевод не будет сносным. Это случилось примерно в 2010-12 гг. С тех пор профессия переводчика медленно исчезает.

Поскольку мой вебсайт был и есть очень приличный, в поисковых машинах легко выходил на первые места без каких бы то ни было рекламных усилий с моей стороны, то мой бизнес, можно так сказать, не то чтобы процветал, но и не увядал скоропостижно.

Периодически я пытался как-то расширить свою клиентскую базу, поскольку было достаточно много свободного времени – к примеру, предлагал свои услуги разным международным организациям, писал разные лекции, пробовал продавать их онлайн (неплохо, кстати, выходило), обращался в издательства, другие конторы – всё это напрямую, после вычисления по интернету правильных людей, принимающих решения. Чаще всего это не срабатывало, но иногда – выходили интересные ситуации.

К примеру, я записался как-то в одну международную контору, объединяющую переводческие конторы, её центр был в Польше. Однажды раздался звонок, некто с польским акцентом желал со мной увидеться. Ну я пригласил его в гости. Оказалось, это тот самый мужик, который эту «международную» и организовал. Он приятно говорил по-русски, был весел и речист, мы с ним долго говорили. Расстались в лучшем виде.

В другой раз, бродя по интернету, я встретил на своём пути австралийское брачное агентство. Шутки ради написал им, мол, как так, возите невест из России, а офиса своего в Москве у вас нет, непорядок. Страшно удивился затем, что мне ответили, некто Джон, глава этого агентства. Его женой была русская красавица из Е-бурга, которая, собственно, и начала этот онлайн-биз при финансовой поддержке мужа. Джона очень заинтересовала возможность иметь офис в Москве, потому что я описал свою ситуацию, сказал, что можешь рассчитывать на меня. В итоге, через неделю он лично прилетел в Москву, пришёл ко мне в офис, мы с ним долго говорили.

Джон был страшной симпатягой, ну бывают такие мужики, я даже пригласил его к себе домой в гости на пирожки жёнины под русскую водочку. Мы славно тогда посидели. После этого Джон улетел к себе домой, посовещаться с женой. Затем они мне написали, давай, мол, сотрудничать.

Сотрудничество заключалось в следующем: у них на сайте было что-то вроде личных кабинетов для «влюблённых» парочек, где они «беседовали» друг с другом через онлайн-переводчик, ну и когда договаривались о личной встрече, то мужик обычно прилетал затем в Москву (основной поток «невест» всё же был из столицы, а не из провинций). Я должен был на машине встречать его в аэропорту, возить по Москве, привозить его к своей даме, если требовалось затем, возить их вместе, куда они пожелают, ну и затем отвозить в аэропорт. У Джона такого владельца машины, да ещё знающего английский, да ещё и с офисом – раньше не было, а тут – появился. Офис мой Джон намеревался использовать для новых «невест», которых требовалось сфоткать, составить им резюме на английском, вообще поговорить с ним душевно на предмет их устремлений, это возлагалось всё на меня.

За всё про всё Джон назначил мне зарплату, 1 000 баксов в месяц, дал также денег на фотоаппарат и диван с зеркалом, которые я установил в другой комнате офиса. Жить на нерегулярные деньги от переводов – это нормально, но получать стабильную штуку в месяц дополнительно – ещё лучше. Переводы я стал всё чаще и чаще спихивать на фрилансеров, а сам стал всё больше и больше заниматься тоскующими по заграничным мужьям дамами-москвичками и подмосквичками.

Спустя какое-то время стали приезжать заграничные любители русских жён. Затем их стало многовато для меня одного, я вышел на улицу, поймал таксёра на своей тачке, объяснил ему ситуацию, мол, будешь по моему заказу примерно раз пять-десять в месяц встречать в аэропорту и довозить до гостиниц иностранцев, тот сразу согласился. Затем я вообще перестал их встречать в аэропорту, надоело, честно говоря. А мой таксёр только рад был. Ребята платили баксами, да и прилично. В общем, все были довольны.

Через год Джон снова приехал в Москву, уже со своей женой. Мы снова посидели в офисе, поговорили, жена его сказала, что у них куча материалов рекламных валяется на складе в Новосибирске, так получилось, можно это всё привезти к тебе. Я говорю, а что за материалы-то? Оказалось, книга, которую написала когда-то жена Джона, в размере несколько тысяч экземпляров. Ну, ОК, говорю. Я стал её раздавать затем всем приходящим ко мне в офис дамам, на пофоткаться и резюме сделать.

Однажды мне позвонил какой-то безбашенный американец из Калифорнии, представился независимым, мля, продюсером и режиссёром какой-то студии, мол, делаю новый фильм про то, как из России иностранцы жён себе выбирают и к себе увозят, хочу взять у тебя интервью, да не просто, а чтобы ещё и претендентки-невестушки тоже были. Ну я чесанул затылок, говорю, а давай. Организовал трёх дам, которые с радостью согласились быть проинтервьюируемыми аж американцем.

Все они затем собрались у меня в тесном помещеньице, начались съёмки, я давал интервью, дамы давали интервью, я переводил, было достаточно суматошно, но весело. Американец своим энтузиазмом просто заражал. Разошлись все довольные. Этот фильм до сих пор где-то сети должен быть…

Где-то года через два после начала этой работы пошли первые свадьбы, в смысле, парочки решали пережениться, да замуж повыходить. Приезжали ко мне в офис, обнимали меня, тискали… Ну а я что, хорошо, что у людей всё получалось. Один мужик из Тасмании на радостях от своей жены из Ростова, огонь-баба была, подарил мне бумеранг.

К сожалению, в мае 2007 года, то ли в результате моей не потушенной до конца сигареты, то ли сбоя в проводке – офис сгорел. Сгорело или было попорчено огнём всё, кроме здоровенного железного сейфа, а в нём фотоаппарата, эти остались целыми, без единого изъяна. Я банально уехал домой на обед, через час приезжаю, смотрю, стоит пожарная машина, а из разбитого окна моего офиса, с отодранной вбок железной решёткой, выглядывает пожарный, весь в пене.

Я позвонил Джону, Джон прислал денег на ремонт. Через месяц я офис восстановил. Купил всю новую мебель, технику, всё стало как прежде, только жена стала часто проверять, хорошо ли я тушу окурки в пепельнице. Отчёт о пожаре здесь.

Через полтора года случился очередной кризис. Джон написал, что у него проблемы с денежкой, поэтому… наш союз распался, скажем так. За октябрь 2008 года я не получил ни одного заказа. В ноябре решил закрыть офис, потому что стало нечем платить ни за аренду, ни за электричество, ни за интернет, ни за воду. Капец.

Через знакомых я нашёл ребят, которым этот офис приглянулся, они приехали, осмотрели всё, сказали, сумеешь на нас аренду переоформить, мы тебе денежку заплатим. Я сумел, в итоге «продал» офис за 8 000 долларов. 5 000 отослал Джону со спасибами. Джон прифигел слегка, сказал, что не ожидал, ему тоже сейчас денежка очень нужна.

А я переехал работать домой и с тех пор больше не имею никаких офисов. Ну их нафиг.

Послесловие: однажды я пришёл в предыдущий офис, который был в подвале, утром на работу и… обнаружил на мониторе своего компа маленького котёнка с большими-пребольшими ушами. Раскрас был обыкновенный: серо-коричневый с полосками. Это была она, Лилька, Лильен, прожила с нами затем 16 своих кошачьих лет. Моя жена верит, что в Лильку переселилась душа её бабушки, которая была с моей женой всё её детство и которую она до безпамятства любила, да и любит до сих пор. Я не спорю, может всё так оно и было. Лилька была умной и ласковой кошкой, защитницей дома, бросалась на любого чужака без страха, будь то собака или человек. Любила глядеть нам в глаза.

Добавить комментарий