Субъективность

Субъективность – есть вечная и неразрешимая проблема разума. Дело в том, что любой отдельный разум всегда субъективен, поскольку «действует» в рамках дискретных логик и оценивает «застывшие» состояния окружающей среды, но хитрит сам перед собой, утверждая, что он может оценить это самое состояние объективно, т. е. так, как оно есть на самом деле. Но всё дело в том, что «так, как на самом деле» разум оценивает со своим и только своим накопленным багажом неких знаний, которые всегда неполны, и со своим, только своим компонентом веры в то, что есть верно, а что – нет.

На эту «уловку» попадаются все разумы на свете, а для того, чтобы отличить дискретность от вечной неуловимости вечно изменчивых форм окружающего мiра, разуму не хватает того, чего у него в принципе и быть не может (не для того он создан). Понять этот момент разум не может никак, потому что сей момент находится вне сферы его «полномочий». Для осознания этого момента человеку нужно привлекать ум. Ум обычно не «порабощён» некими условностями, бытующими в корнях разума, некими ограничениями на поиск, и прекрасно «понимает» постоянные изменения всех форм, поэтому он и «видит» сей момент.

Для привлечения ума к этому процессу следует сначала понимать, что ум, в отличие от разума, не выносит суждений и не делает выводов; этим как раз занимается разум, причём постоянно. Дело в том, что то, что разум НЕ понимает, а именно изменчивость форм, он «фотографирует» в статике дискретных моментов, а из них уже складывается некая «движущаяся картинка», и вот именно эту картинку разум воспринимает, как понимание изменчивости. Ум не «фотографирует» ничего, он всё регистрирует так, как оно есть, как течение.

Поэтому для рассмотрения «объективности» и «субъективности» оценки процессов разум безполезен. Он НЕ может. Просто не может быть судиёй. Он – всегда не только субъективен, но и не способен понять разницу между дискретностью (прерывистостью в схватывании «картинок») и вечной изменчивостью. В общем, тупик. Понимать это – очень важно, потому что именно разум обычно подаёт сигналы, что надо делать. Не ум.

Поскольку многие процессы выходят за временные и пространственные рамки так называемой «жизни», как функционирования отдельного разума, а то и превосходят их в разы, разум начинает постепенно регистрировать медленные процессы, как неизменность, а то, что они всё же изменяемы – отбрасывает, как погрешность. Вообще, черта разума «отбрасывать» как погрешность некие величины, НЕ входящие в рамки и ломающие картинку, и есть то, что можно назвать началом наступления субъективности под личиной «объективности».

Это легко выяснить при обычном разговоре с любым человеком о любой проблеме. Обычно, каждую проблему можно начать «потрошить» анализом, постепенно опускаясь во всё бОльшую и бОльшую детализацию, ну и на каком-то этапе обычно же всегда выясняется, что там, в глубине, уже можно отбрасывать многие видимые погрешности, что разум охотно и делает. Разум выносит вердикт, что эти погрешности неважны, поэтому и хрен с ними со всеми.

Я специально описал этот процесс, в котором любой человек может лично удостовериться, как на собственном опыте, так и слушая других, или вступая с ними в разговор, чтобы было понятно «обычное поведение» разума. Он по-другому себя и не ведёт никогда. Любая детализация имеет пределы компетенции, а любая погрешность, отбрасываемая разумом, как несущественная – и есть та граница, за которой разум перестаёт «видеть» процессы. Ну и начинает ошибаться, как водится.

Работа ума во всём этом обычно отсутствует, потому что ум – регистратор, а не выноситель суждений, а люди обращаются напрямую к уму лишь в редких, стрессовых ситуациях, либо наоборот – полностью расслабленных и отстранённых. В стрессовых ситуациях люди получают от ума успокоение, а вот в расслабленных – очень интересный феномен, который практически невозможно описать словами, но я всё же попробую.

Его можно назвать так: «осознание игры», где под «игрой» можно понимать пресловутую вечную изменчивость форм. Наблюдение за «игрой» и есть то, что предоставляет ум, причём, потому что, чем больше погружаешься в наблюдение, тем больше вероятность наступления того (рано или поздно), что можно осознать как сближение границ субъективного восприятия и объективного. Ум также даёт по неведомым «каналам» осознание того, что разница между субъективизмом и объективизмом в данном случае глубоко условна, ибо мiр един для всего и всех.

Я специально упомянул про «неведомые каналы», хотя они, в общем-то известны, хотя и спорны для многих. Ну это ощущение единства с мiром, если огрубить до необходимой точности. Некоторым людям удаётся достичь той точки, за которой исчезает разница между субъектностью и объектностью, поскольку она имеет свои корни лишь в разуме, а он в такие моменты полностью отстранён, бо мешает своей аналитикой.

Первый раз ощутив слияние субъективного ощущения с объективным можно немного испугаться, потому что разум начинает мгновенно колобродить и волноваться, будто бы кто-то посягает на его и только его ареал функционирования. Но бояться ничего не нужно, потому что ещё никому на свете не удавалось удерживать это чувство ДОЛГО (хотя, как знать, может и есть такие люди). Оно всегда проходит, потому что разум силён и укоренён, всё всегда вертается к нему же. Но получив однажды подобный опыт, его уже не выветришь, как ни старайся, из памяти, а, следовательно, всегда можно к нему волевым усилием вернуться.

После того, как подобные опыты повторяться раз или два, можно считать, что искомое достигнуто: вечная неразрешимая проблема субъективности-объективности, как двух «противоборствующих» ментально понятий, перестаёт быть проблемой вообще. А, если огрубить, она становится понятна. Причём понятна спокойно и без эмоций, как данность. Кстати, у некоторых людей, по неизвестным мне причинам, есть прирождённое свойство уметь «сливать» в единое целое сложную разумную гамму отличий субъективности от объективности. А окружающие обычно считают их очень умными почему-то.

Лично для меня понятия «субъективный» и «объективный» неразличимы. Но не потому, что мой разум отягощён умом в высшей степени. А потому, что я прекрасно вижу искомое обычно единство того и другого. К сожалению, я не знаю, как ещё лучше описать это ощущение. Поэтому я стараюсь не оперировать этими терминами обычно, они ложны. Перехода между «субъективностью» и «объективностью» нет на самом деле, ведь это тоже постоянный и вечно изменчивый процесс работы разума. Который «работает», как может. Ну что с него взять?

Достаточно напряжённую атмосферу в обсуждении этой проблемы (разница между субъективностью и объективностью) создают товарищи со склонностью Ж. Дело в том, что для этой склонности, а именно ощущения своего «Я», как центра, вокруг которого остальной мiр и вертится, как кровь нужно различение между субъективностью и объективностью. Иначе «Я» жiда попросту теряется, и это напрягает человека до самых потаённых струн в его душе. Или попросту – его начинает колбасить. Причина, как обычно, очень проста: жiдовское «Я» не переносит на дух даже вялое обсуждение того, что мiр един, а его «Я» не представляет собой ничего особенного, является лишь частью мiра, а не его центр и ось.

Поделать с этим ничего нельзя, такова природа жiда, а вот понять скрытые причины этого можно запросто. Собственно, я их выше и изложил.

Для нежiдов эта проблема (разницы между субъективностью и объективностью) вообще туповата и сочится гноем (если человек чувствителен). Или вообще никак не важна (если чел обладает кожей гиппопотама). Нежiды совершенно спокойно переходят от одного к другому, не испытывая при этом никаких внутренних напряжений, а зачастую и просто путаются, что есть что. Это немудрено, потому что у них склонность такая, видеть вокруг единство всего и вся. Спрашивается, ну и нахрена разрабатывать в себе способность различать то от другого? Вот особо и не стараются.

Те нежiды, которые по каким-то внутренним причинам, предпочитают всё-таки входить в эту проблему ментально – в скором времени начинают испытывать трудности, причём по нарастающей, и так до тех пор, пока они не откажутся вообще исследовать эту проблему. Редко при этом кому из них удаётся дойти до той точки, где им всё становится ясно, наконец. Они как бы «обречены» страдать ментально, не в силах отказаться ни от рассмотрения этой проблемы, ни от изменения самого подхода к «рассмотрению». Ну, вот выход я вроде как указал, но он всё равно для многих людей не будет очевиден, к сожалению.

Ну ладно, я лишь постарался описать взаимоотношения «субъективности» и «объективности» с достаточно необычной точки зрения, не бытующей т. с. в общем и целом по «больнице».

Добавить комментарий