Тайны

Есть ли на свете тайны тайные? Есть. Много ли их? Много. А все ли тайны тайны? Нет. Многие тайны тайнами НЕ являются. А чем же они являются? А глупостями всякими, высосанными из пальца подозрениями РАЗУМА.

К примеру, есть такое понятие «свободная воля». Это когда человек может в любой момент времени сделать всё, что угодно (что в его силах, конечно, и памятуя о последствиях за совершённое действо, которое неизменно наступит). Ну и какая в этом тайна-то? Однако же разум, просвещённое, но недоношенное дитя света, придумал и продвигает понятие «предопределённость», а. к. а. «отсутствие свободной воли». Причём делает это так, что банально мыслящему человеку не остаётся ничего другого, как постоянно сравнивать эти два понятия, противоречащие друг другу, и изумляться. Ну а разуму хоть бы что! Его проблемы индейцев не волнуют.

Как уже понятно из вышеприведённого, разум – подозрителен. При малейшем подозрении на простоту или отсутствие тайны разум начинает усиленно «работать», ища причину там, где её может и не быть (свободная воля, она такая – захочет и безпричинно отдействуется, а там – пиши пропало!). И что самое удивительное – разум причину находит, а то и несколько, а то и сотни и тысячи причин! Так, в принципе, и рождаются тайны. Большинство из них. Поскольку, когда причин много, то ничего не ясно. Угу, для отдельного человечьего разума.

Отсюда с лёгкостью небывалой извлекается следующий вывод: разум – весьма игрив. В том смысле, что любит «играть», по пути естественно усложняя сначала простые правила игры, затем – более сложные, затем – доводит сложность некоторых до абсурда, с тем, чтобы начать разбираться в им же накрученных хитросплетениях. В принципе, разум способен делать это до безконечности, потому что ему неведомо это понятие.

Когда разум играет, а он делает это постоянно, то в нём просыпается азарт исследователя, следовательно, разум – ещё и азартен! И логично, что разум не устраивает, в конечном итоге, всё. Потому что почивать на лаврах, достигнутых собственными стараниями, разуму вовсе не свойственно. Это такой вечный «моторчик». Кстати, к вопросу о вечном двигателе. Это что ли очередная тайна? Да вы на разум повнимательнее посмотрите!

Избегать тайн разуму не свойственно ни в коей мере, можно сказать, что все они, нераскрытые, его «хлеб». Не будь их, над чем разуму работать? Нет, ну можно, конечно, без сутолоки перемывать и классифицировать уже перемытое и отклассифицированное, ибо всегда найдётся место для перфекционизма. Но это ведь скучно. Надоедает. Поэтому разум не только не избегает тайн, он их ещё и создаёт. Причём создаёт весьма оригинально.

Разум – ещё и придумщик. Судите сами, что происходит, когда разум, размышляя над вставшей перед ним проблемой, проанализировав все или почти все имеющиеся у него варианты объяснений, не находит достойным ни один из них? А разум постулирует наличие очередной «тайны», и ну над ней работать. Ещё раз: когда «старых данных» не хватает для объяснения «нового», разум говорит – вот ещё одна «тайна».

Немного подытожим: разум – подозрителен, игрив, азартен, придумщик. Великолепный коктейль! Но ведь это ещё не всё. Важно рассмотреть инструменты разума, которые и позволяют ему быть вышеперечисленным. Потому что некоторые инструменты разума не относятся к вышеупомянутым, зато привносят в его палитру потенций массу чего интересного.

Одним из самых своенравных и мощных инструментов разума является логика. Логика способна распотрошить всё, равно как и сшить это распотрошённое всё обратно в стройность и системность. Эту способность логики мало кто знает и мало кто её понимает вот так непредвзято и открыто, как я только что изложил. Потому что разум на этом месте заложил мину длительного действия под тривиальным названием «тайна». Любой, кто рискует обращаться к поиску таинственности в этой тайне, сходит рано или поздно с ума. Правда, есть и те, кто открыли эту тайну, помните про чёрную кошку в чёрной комнате, которой там нет? Для них этой тайны больше не существует, но они и к разуму теперь относятся попрохладнее, надо признать.

По аналогии логику можно сравнить с целым заводом по производству продукции (выводов взаимосвязей). На этом заводе есть станки. Один из них имеет кодовое название антитеза (противодействие). Другой дуальность (двойственность). Третий тождество (одинаковость). Ну и т. д. Каждый станок производит операцию, вместе они выдают схематические конструкции, которые разум заграбастывает себе и затем ими похваляется (хвастается). Вот эти конструкции затем разум пытается применить к чему угодно, особенно к тайнам. Ну и что получается в итоге? Правильно, ничего хорошего.

Вторым инструментом разума является у/опрощение. Разум – не совсем компьютер, вернее – совсем, но по таинственным причинам не использует сам себя на полную катушку, поэтому ему как кровь необходимо приведение сложности к простоте. Какое это имеет отношение к тайнам? А самое прямое. Ну не всё ж золото, что блестит. Так и здесь: не всё можно объяснить разумно.

Третьим инструментом разума является суждение (вывод). Во Вселенной вечно изменяющихся форм нет большей глупости, чем попытка отобразить эти динамические формы – застывшим, как скала, заключением. Впрочем, разум оставил себе и здесь лазейку: мысль изречённая – есть ложь.

И, наконец, четвёртым инструментом разума является его креационизм, т. е. способность из ничего создавать умозрительное нечто. Этот инструмент разума является как бы «неродным» для него самого, как третья рука или пятая нога, но он есть при разуме всегда. И этот инструмент как бы постоянно отрицает наличие и использование предыдущих инструментов, особенно логики. С моей точки зрения, креационизм – это главный, недоиспользуемый инструмент разума, искусственно подавляемый предыдущими тремя. И он, кстати, но точно не знаю, вполне может ответственен за то, что силы разума используются не по полной.

Рассмотрев общее состояние разума, инструментарий, который разумом используется, можно перейти к той части повествования, в которой постулируется, что многие тайны бытия разум высасывает из пальца. Другими словами, СОЗДАЁТ (креативит напропалую) из самого себя. Поэтому бытие, так, как оно есть, это совершенно не то, что обо всём этом представляет разум.

А что тогда? Ну я уже сказал, но повторю – вечно изменяемые (динамические) формы. А разум может лишь «фотографировать» сполохи. Вот и вся его проблема.

Добавить комментарий