Тезаурус Постмодерна

Тезаурус – это более расширенное понимание «понятийного аппарата». Сейчас в нём находятся буквально-то всего ничего, да и то всё слабенькое, ветрами Модерна и Традиции раскачиваемое и ОБСМЕИВАЕМОЕ. Забывают люди, ох, забывают, что хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

Тезаурусы формируются учёными на основе наблюдений и статистической обработкой данных, полученных в результате «снятия» с массы народа (по определённой технологии). Технология – это, конечно, громко сказано, там очень сильно влияние вкусов этих самых учёных. А всё почему? Да потому что именно они, учёные, и ЗАДАЮТ правила оценки.

Так же будет и с Постмодерном. Тот, кто смел, тот, кто шевелит извилинами, тот, кто первопроходец, тот и будет, вероятнее всего, папой-основателем этого самого понятийного аппарата. Ну или папами-мамами т. с. Тот же, кто будет трещать, что Постмодерн – бяка, тот вряд ли будет пользоваться этим аппаратом, ибо у него и свой уже есть (и он им доволен, этот аппарат ему будет комфортен).

Процедура формирования понятийного аппарата в случае с Постмодерном отягощена тем обстоятельством, которое имеет прямое отношение к нашему человечьему языку – язык крайне беден на выражения различных оттенков (в частности, смысловых). А раз так, то у языка есть два пути развития: либо вкладывать в «старые» понятия новые смыслы, а это тяжело, либо – создавать старым тезаурусом новые «картинки», в том числе и словесные.

Как уже понятно, Постмодерн пока развивается по второму направлению. Используется старый тезаурус, делаются осторожные попытки придать старым словам новые смыслы, но этот путь выходит категорически хреново, все это видят. А идиоты так вообще ржут в голос над этими попытками. Но настойчивость меняет ситуацию. Медленно, но неуклонно, так что, может так статься, спустя энное количество лет, что ранее смеявшийся над известно чем, окажется в положении глупца, не понимающего, что происходит вокруг. Это очень вероятно.

Приведу расхожий и медленно набивающий оскомину пример: «глубинное государство». Его уже затёрли до дыр, а оно по-прежнему не очень понятно многим. Оно и далее будет непонятно этим «многим», а когда появятся ещё несколько таких понятий, и они станут общеупотребительными, то они добавят в копилку непониманий ещё несколько смыслов. В общем, процесс приобретёт тот самый характер, когда уже появились/развились мобильные телефоны, а ты ещё факс как следует не освоил.

Понятийного аппарата Постмодерна ещё мало и по другой причине. Исследований мыслей, появляющихся в результате определённого способа мышления, попросту нет. Поскольку и самих мыслей-то мало. Т. е. всё находится в такой начальной стадии, при которой многие наблюдатели скромно замечают: а о чём ТАМ говорить-то? Они правы. ПОКА, действительно не о чем. И так и будет, если никто не осмелится начать.

Поскольку я ничего не боюсь, и мне откровенно многие вещи пофиг, то я совершенно спокойно могу состязаться, хотя бы с самим собой, в непростом деле изобретательства… ну того же тезауруса (собственно, я это периодически делаю уже давно). Людей, которые ничего и никого не боятся, очень и очень много, и то, что они пока не присоединяются к этому роду деятельности, зависит от их личной загруженности суетой, которая в последнее время всё спадает и спадает. Т. е. у них скоро появится время, необходимое для свободных мыслей ни о чём и обо всём. Всё лучше, чем ту же водку жрать, имхо.

Ну так вот, возвращаясь к понятийному аппарату… Любой подобный аппарат в других способах мышления, или иначе в других системах, выстроен по одному и тому же «лекалу». Есть некая аксиоматичная до блевотины центрифуга, с определённым названием (в случае Постмодерна, это и есть понятие «Постмодерн»!), которая периодически, в результате кручения-верчения, выплёвывает из себя то, что получилось. Подавляющее большинство выплюнутого является шлаком, но есть, случаются, и определённые сгустки, в которых, если копнуть глубже как следует, могут обнаружиться и условные «жемчужины». Вот они-то и имеют все шансы стать первыми «скрипочками» формирующегося оркестра мнений и распальцовываний.

Пока никаких «жемчужин» нет, не наблюдается. Ну разве что несколько, в том числе и этот пресловутый «глубинный народ». Что вовсе не отрицает того, что возможно, спустя энное время про него и забудут напрочь, как глупость. Всё может быть. Процессы же непредсказуемы своей динамикой.

Лично мне кажется, что постмодернистское мышление окунётся достаточно скоро в то, что сейчас зреет в виде тех недосказанностей, которые предпочитают пока тихо-мирно поживать без унылой вербализации (проговаривании). Хотя, конечно, оно может окунуться во что угодно, проблем никаких нет. Но ситуация в мiре, имхо, такова, что именно недосказанности готовы быстрее всего «лопнуть», исторгая из себя все накопленные смыслы. Это лопанье будет пренеприятнейшим сюрпризом для многих и многих людей, привыкших к тому, что есть на свете вещи, о которых не говорят, и так правильно. Так вот окажется, что неправильно, и это вызовет… то, что обычно и вызывает, что-то вроде когнитивного диссонанса.

Человечество в своём развитии того же мышления, в силу различных обстоятельств, от политических до личных, предпочитает (большинство людей) умалчивать то и о том, что не представляет собой ни сиюминутной, ни даже далеко в перспективе потенциальной… потребности. Тем паче, что преобладающие типы мышления в обществах опираются на различные логики, и вовсе не взыскуют парадоксов. Назову пример, чтобы не быть голословным: политика, в силу сброса информационной дамбой всех информационных вод через щели интернета – всем ОСТОЧЕРТЕЛА.

Парадокс же заключается в том, что политикой по-прежнему интересуются те люди, которые УЖЕ ощущают, что в не ней, родимой, дело, а в том, что… дальше мысль застывает, потому что нет понятийного аппарата, чтобы её адекватно выразить. Это первый шажок к Постмодерну, между прочим. Т. е. созревание ментальных обстоятельств желательности перемен мышления в условиях отсутствия видимых логических причин для этого. Это созревание у кого непонятно и мучительно, у кого – чешется или почему-то почёсывается, а у кого – эльф пролетел, повеяло чем-то.

Выходов из подобной ситуации всего два: первый, растоптать и забыть, проявив волю свою, недюжинную, второй – обратить на эти тонкости внимание своего УМА. Оттоптаться на том, что, а вот я возьму и вообще ничего делать не буду – не удастся. Всё равно придётся что-то проявить, психика – штука страшная в своей предсказуемости появления в ней непонятного и настоятельно требующая от человека разобраться. Это каждый человек знает, потому что с каждым время от времени приключается.

Лучший способ, имхо, конечно же включить станочек заточки остроты своего ума, и начать потачивать имеющееся лезвие. Оккам и Гёдель в помощь, в общем. Острота пригодится в случае прокалывания клубков или надувных шариков логических противоречий, коими полна наша жизнь, чтобы уж добраться сразу до нутра, не теряя времени на рассусоливания. Тот же, кто добровольно откажется это делать, тем самым выпишет себе билет в очередную «ментальную резервацию», которые формируются как грибы нынче. Резервации эти имеют тенденцию, пока ещё не особо проявляющуюся себя, становится клубами по интересам, где интересы будут ещё и сужаться, скукотища, в общем, зверская. Ну на марксистов посмотрите ясным взглядом – и всё вылупится как на ладошке!

Заточенный же ум настоятельно будет требовать инструментария для своего острого мышления. Ну а инструментарий – и есть тот самый понятийный аппарат, тезаурус то бишь, о коем я толкую в данной статье, и которого пока и увы, ещё нет.

Добавить комментарий