ТНК

Транснациональные компании (ведущие деятельность более чем в одной стране и чья международная деятельность превышает деятельность в своей «родной») очень грубо можно разделить на производственные и финансовые. К числу производственных можно, с достаточной долей условности, отнести гигантов отельного бизнеса, круизного, почтового и т. д., т. е. тех, кто «производит» услуги. К числу финансовых можно отнести крупные банки, финансовые объединения, трасты и т. д. Есть среди ТНК и такой редкий «зверь», как кооперативы.

Появление и рост ТНК находится строго в логике развития капиталистических отношений, где, если есть возможность, бизнес растёт, расширяет географию своего действия. Самые удачливые вырастают вот в таких монстров. Они, собственно, и выросли. Число их ныне уже мало поддаётся учёту, потому что нет чётких или даже получётких градаций того, что есть ТНК, а что ещё нет или уже нет, или никогда нет. Есть лишь слабое указание, что, вероятнее всего, ТНК потому ТНК, потому что имеет свои подразделения в разных странах.

А уж если вникать в то, какие именно подразделения там есть – можно и запутаться. Некоторые «бизнесы» бахвалятся тем, что у них есть отделения по всему мiру, но на поверку это могут быть команды из нескольких человек и нескольких вебсайтов с локальными телефонами. Перенос рабочих мест из «центра» на «периферию», или аутсорсинг – это теперь вовсе не показатель ТНК-шности, а особый метод ведения бизнеса (сокращения расходов).

Есть и ещё одни смешной момент, мне о нём поведали многочисленные рассказы о стартапах. Начинающих учат банально одному: стартап СРАЗУ должен быть ориентирован на весь мiр, иначе это никакой не стартап, а так, погулять вышли. Почему? А потому что мiр уже в достаточной мере глобализирован, чтобы СРАЗУ выстраивать предстоящие продажи глобально, мешают лишь огроменное количество языков, но… и это проблема уже решена автоматизированными программами устного и письменного перевода с любого почти языка на любой. Поэтому-то на самом деле стартаперам… ничего не мешает. Стартаперствуй, сколько сможешь, в общем, флаг в руки.

В России ТНК нет никаких. Есть лишь несколько компаний, которые с натяжкой можно назвать таковыми, а есть несколько – которые в отдалённом будущем имеют неплохие шансы таковыми стать, если экономика будет развиваться как обычно: ни шатко, ни валко, но всё же вперёд.

Пандемия нанесла удар по ТНК и государствам одновременно. Некоторые ТНК пострадали настолько сильно, что восстановление их деятельности даже сейчас остаётся под вопросом. То же самое можно сказать и о государствах, чьи управленцы, впрочем, относятся к этому весьма спокойно – ведь кризисы любой природы «добираются» до них в последнюю очередь (если не учитывать сметания их революционные, но такое бывает не очень часто). Остаётся лишь вопрос, а кто был такой «сильный» и «мощный», кто вверг даже и ТНК, и государства в постпандемический кризис? Неужто оно само собой как-то так произошло? И все управленцы, как под копирку, бросились исполнять неведомые приказы? Пока это секрет, пока это – тайна.

Есть некоторые мысли по этому поводу, которые коротко сводятся к тому, что есть большая конспирология, в которой само собой приближающийся кризис капитализма был слегка ускорен для большей эффективности через оказание информационного влияния на управленцев государств, которому «сопротивляться» практически невозможно. Суть «ускорения» состоит в том, что управленцы государств были эффективно поставлены перед вопросом выбора между здоровьем граждан, или шире, целиком народа, и ничегонеделанием.

Человек в наступлении кризисных, нервирующих ситуаций предпочитает действие бездействию. Другой вопрос, какое это действие: продуманное, малопродуманное или плохопродуманное. Управленцы государствами – такие же люди, как и мы. Такие же, кстати, неспециалисты в пандемических делах, как и большинство из нас. Поэтому статистически верно то, что подавляющее большинство из них, несущих всё же ответственность за свои страны, выбрали путь действий. Хотя были среди них и «изгои»-самодуры-волюнтаристы. Статистически они и должны были быть в самых микроскопических масштабах. Они и появились.

ТНК, поскольку они все ещё находятся в «подчинении» у государств и их силовых аппаратов – но не потому, что ТНК «боятся» государства, а потому, что ТНК предпочитают (снова большинством выбора управленцев ТНК) всё же спокойно работать и извлекать прибыль и далее, нежели противодействовать правительствам – не смогли никак помешать пандемическому «натиску», прежде всего информационному. Поэтому пострадали тоже, как и все.

Но не все ТНК пострадали одинаково. В частности, информационные «монстры» практически никак не ощутили ни падения прибылей, ни снижения «пищи» для самих себя: наоборот, поток информации увеличился. Не пострадали особо и производственные ТНК, лишь на ту величину, на которую снизилось производство в результате падения спроса, вызванного карантинными мерами, но и тут не последнюю роль сыграло то, что многие страны влили достаточное количество денег, напрямую гражданам, чтобы спрос не падал.

Пострадали лишь ТНК, связанные с отдыхом и туризмом, а также энергетические гиганты (впрочем, вторые и до пандемии страдали от снижения спроса и падения цен, пандемия лишь как-то криво «развела» их на дополнительные неожиданности). Но ТНК обладают резервами, недоступными для бизнесов другой величины – поддержкой финансовых ТНК, чей «хлеб» есть деятельность любых других ТНК и государств. Именно поэтому ни одно ТНК пока ещё не разорилось, хотя некоторые близки к этому как никогда.

Тенденция развития ТНК, как, впрочем, и всего человечества, пребывающего пока в капитализме, очень проста: будут продолжены работы по плавному и возможному увеличению количества прибыли (но приоритет будет всё же отдаваться стабильности самого потока дохода, нежели его резким всплескам вверх), с плавным же переходом на бОльшую автоматизацию и роботизацию. Сами ТНК, как, хотя и пребывающие в мiре глобальном, всё же ведут деятельность свою отдельно от других структур, поэтому никогда не пойдут на то, чтобы снижать производительность труда. Её уже практически невозможно «откатить» назад искусственно. Маячит на горизонте лишь одна штуковина: истощение энергетических ресурсов, но, имхо, это очень маловероятно в ближайшем, лет на 30-40, будущем.

А раз так, то ТНК будут «усыхать» в плане численности своих работников. Они уже усыхают в результате перевода многих и многих на удалёнку, на новые цифровые технологии учёта, т. е. какое-то время стабильная работа ТНК будет подпитываться этим резервом, их прибыли не уменьшатся. Но всему, всем процессам, есть предел, есть он и для ТНК.

Именно поэтому самые «умные» ТНК напрямую обращаются к передовым технологиям учёта (блокчейну), выстраивая свою собственную логистику, сопряжённую со статданными от государств, либо – что ещё более продуманно, вводя собственные логистические цепочки в планы государственных органов по снабжению населения своих государств. Это процесс пока малозаметен, но он означает ускорение сращивания управленцев ТНК с управленцами государств. На некоторых уровнях, в некоторых территориях это уже произошло самым невыносимым для людей образом: непонятно как.

Сейчас уже трудно иногда отличить того или иного государственного деятеля от представителя той или иной ТНК, а уж то, что все бывшие государственные деятели совершенно спокойно находят себе «работу» в ТНК после того, как покинут госслужбу, так и вообще ни для кого не секрет. Это сращивание имеет природу всё того же процесса, вызываемого капиталистической погоней за прибылью: сращивание госуправленцев с управленцами ТНК более эффективно на долгих сроках для всех, участвующих в этом.

Среда работников ТНК, особенно их средний управленческий персонал, распространяет вокруг себя слегка отличный от государств, в которых они проживают, «ядовитую» ауру глобализма и отрыв от патриотичности в старом, патриархальном смысле. Всё это изливается в общемiровое информационное пространство уже неслабыми потоками, гадит, в общем, с точки зрения национально-ориентированных государственников. Среди них, а заодно и среди охваченных ими приближённых к ним кругов, составляющий самый разные контингент, уже давно считается дурным вкусом разлагольствовать о любом аспекте локального или местечкового патриотизма – а управленцы ТНК этому вовсе не мешают.

Таким образом получается, что национально-ориентированные управленцы сталкиваются с двумя мощнейшими противотечениями: внутри своих стран, куда пустили щупальца ТНК, а значит есть их представители и их управленцы, и извне, где эти ТНК просто повсюду. И эти люди начинают представлять собой очень мощную силу: и потому что они в общем и целом незаметны в глобальных информационных потоках, и потому что их вообще трудно вычленить, как некую связанную меж собой группу.

Особый цимес в этих сложных завихрениях состоит в том, что национально-ориентированные управленцы вынуждены энергично лавировать между своими собственными интересами и интересами идейно-духовного плана, как служения своему народу, своей стране. Потому что в некоторых аспектах служение своей стране и есть сращивание с ТНК (ТНК приносят своей работой материальный достаток, по крайней мере, в предложении этого достатка). И количество этих аспектов РАСТЁТ. Что подавляет уже патриотизм на даже неощущаемых напрямую направлениях.

Слабое звено нынешних ТНК – это финансовые чудовища. Они необычайно изворотливы (жизнь заставила и сфера деятельности), но время их уходит, а значит, они способны на совершенно неадекватные шаги по спасению себя. Именно финансовые ТНК, имхо, ответственны за бОльшую часть современного экономического раздрая (что тоже ни для кого не секрет), хотя ругать их, собственно, не за что: они существуют так и таким образом, каковы для них созданы условия. И именно у финансовых ТНК, имхо снова, есть идея, что кризис следует развивать ещё дальше, ещё глубже, ещё плотнее. Потому что лишь оттягивание неминуемого конца финансистов (и глобальных ТНК) посредством резкого опускания в материальную недостаточность огромной массы людей – способно, по их мнению, дать ИМ ВРЕМЯ на реорганизацию себя.

Сейчас у них такого времени катастрофически нет, мiр вплотную подползает к грани, за которой финансы вообще не нужны. Поэтому мой осторожный прогноз на будущую деятельность ТНК таков: финансисты, самые умные, будут постепенно переходить в учётную сферу производственных ТНК, где они могут банально «выжить» после всех грядущих пертурбаций, ну а не очень умные могут попытаться нажать на все «педали» сразу, вызвав колоссальный встряс планеты. Поскольку по количеству умных и неумных однозначно выигрывают вторые, то вероятнее всего ожидаемая «перезагрузка» финансов всё же произойдёт, хотя всегда есть шанс того, что это можно сделать гораздо плавнее.

Добавить комментарий