Трудности наук

Самое краткое определение, что такое «управление», наверно, может быть таково: это контроль за переходом из одного состояния в другое. Но оно сразу будет неполным без расшифровки того, а что такое «контроль». Которое, в свою очередь, тоже кратко, можно определить так: контроль – это воздействие и оказание планируемого эффекта на переход из одного состояния в другое. Здесь уже не совсем ясны два понятия: воздействие и планируемый эффект. Воздействие – это приложение сил, средств, воли к тому, что влияет на переход из одного состояния в другое. Планируемый эффект – это достижимый и достигнутый результат воздействия. Ух, вроде всё.

Но всем известно, что в управлении случаются сбои. Т. е. воздействие вроде есть, а планируемый эффект не тот. Как быть? Разбирать само воздействие, правильное ли оно было, или глубже взглянуть на то, на что пробовали воздействовать, может быть оно как-то изменилось? Оба эти подхода тщательнейшим образом разбираются в научных трудах по управлению, поэтому иногда кажется, что наука об управлении – это разбор многочисленных ОШИБОК, допускаемых кем только не, в средах и по отношению к субъектам, которые меняются многочисленно и разнообразно как.

Не разбираются, однако, НЕ СБОИ, а такое управление, которое идеально. Понятно, кстати, почему. А потому что в жизни нет ничего идеального, даже управления, поэтому любая попытка управления – это попытка воплотить идеальное в саму жизнь. При воплощении же всплывают «ошибки», на которых делаются упор в объяснениях, мол, вот такие и такие. Т. е. наука об управлении с этой точки зрения выглядит, как воинский Устав, написанный кровью людей, выполнявших или не выполнявших его правила. В науке управления перечислены отточенные многочисленными подтверждениями моменты, которые в большинстве случаев получаются вот так, отсюда и следует вывод, что предпочтительно поступать эдак, чтобы получилось вот так.

Другими словами, наука об управлении – это наука, описывающая ошибки и опыт людей в сфере управления, и на основе повторяемости некоторых ошибок, выводящая некоторые правила, которые якобы незыблемы. А ещё более другими словами, эта наука практически ничем не отличается от других подобных наук (допустим, экономики, истории), которые ТОЖЕ описывают разнообразные ситуации и ошибки, трактуя на основе их некие выводимые «правила».

Но описания ситуаций – это вовсе не то, что можно назвать «наукой». Истинная наука занимается идеальным, запредельно идеальным, и непостижимым практически. Как, к примеру, математика. Поэтому, я полагаю, что это – единственная наука. Хотя нет, есть и ответвления, к примеру, геометрия. А вот все остальные – описания ситуаций с выведением правил по поводу повторяющихся результатов – это что-то другое, это не науки.

Я бы назвал их так «описательство». Описательство экономики. Описательство управления. Описательство географии. Описательство физики. Описательство биологии. Ну и т. д. Чувствуется ведь что-то другое, более точное, не правда ли? Кстати, никто, наверно, не возразил бы уже сейчас против «описательства психологии» какой-нибудь. Потому что, если по поводу географии или физики, ещё могут возникнуть некоторые аргументы, то по психологии – точно нет. Ну, сплошное ведь описательство!

Наука управления – ныне пребывающая в строго описательных категориях – может перестать быть таковой, если одна её ипостась, а именно – управление координатами смыслов в своей собственной голове  перейдёт на совершенно другой уровень, его можно назвать примерно так: «перманентное переосмысление терминов и понятий». И тогда наука управления, ныне оперирующая не только описательными терминами и понятиями, но и пытающаяся оперировать и смыслами, станет базироваться на неопределённости «фактического», хотя и строго иллюзорного, бытия. К примеру, употребляя термин и понятие «управление», можно иметь в виду тот процесс, который желаем быть описанным строго, но не могущий этого сделать, а посему постоянно пребывающий в расплывчатом состоянии. Тогда и только тогда под «управлением» можно строго иметь в виду то, что есть на самом деле. А не идеальную картинку.

То же самое, кстати, и по поводу других «описательств». Они все пребывают в тумане, если в них вглядеться незамутнённым взглядом. И опираются на свою якобы «научность» одним использованием слов. Во многих «науках», вырви из них слова, останется очень малое количество смыслов. В некоторых, так и вообще пару-тройку, как в той же истории. Общечеловеческая идиотия в этом плане несуразно смешна, особенно в спорах.

«Описательства» выполняют функцию скелета для разума, надо признать. Без них, без описательств, разуму бы пришлось раз за разом выполнять одну и ту же безконечную работу по «фактологическому» доказательству всех своих перманентно возникающих предположений, догадок и выстраиваемых правил. Собственно говоря, именно ЭТО и происходит постоянно, на всём протяжении человеческой истории.

И здесь мы подходим к парадоксальному выводу: разум вплотную подошёл к исчерпанию «запасов» своего потенциального развития. Об этом говорят и попытки сделать ИИ (искусственный интеллект), хрень с «научными» открытиями, которые то ли есть, то ли их нет, а просто зацвела очередная бодяга с вновь придуманными словами, полный абзац с теми идеями, которые смогли бы открыть новые горизонты развития (хотя это вопрос спорный, глядишь, подождать немного и новые идеи появятся). Исследователи механических (биологических) основ говорят, что разум используется, дай Бог, лишь на 5% всего, остальные «запасы» пребывают в наисоннейшем состоянии. Но я думаю, что это не совсем так. Разум подходит к критической черте, после которой должно произойти нечто, могущее перевернуть представление о разуме вообще.

И вот тогда возможен переход к использованию разума нашего более полно. Скажем, процентов до 20-30. Ну, как компьютер чтобы – обсчитывать не много вариантов, а супер много, иметь в виду не 6-7 разнообразных субъектов одновременно про них пытаясь мыслить, а 100-500 за раз. Но и здесь, положа руку на сердце, виден предел. Или не виден? Я вот думаю, что очень даже виден, человек же конечен по всем своим потенциалам.

А в чём он не конечен? А в том, что пока не очень хорошо «исследуется». В частности, в проверке предположения, что в корнях наших сознаний все наши сознания ПЕРЕПЛЕТАЮТСЯ, потому что они – одно и то же, то самое одно, целое. Ну не зря же существуют любопытные идеи индивидуальные, групповые, общенародные, общенациональные, общецивилизационные, общечеловеческие… Общевселенские тож?

Добавить комментарий