Вторая умирающая профессия современности

Первой умерла (пока ещё не конца, но дело к этому идёт) профессия переводчика. Случилось это где-то на переходе с нулевых на десятые годы сего тыщелетия с распространением автоматических онлайновых переводчиков, поставив крест (жирный и толстый) на массе потенциальних клиентов, которым стало гораздо проще, причём практически по ЛЮБОМУ боль-мень распространённому языку на Земле. Затем эти самые онлайн-переводчики попробовали сделать ход «назад», чтобы тему благородно окоммерциализировать, но годы безплатности дали о себе знать, мало кто хочет покупать, тем более, что по-прежнему растекается море безплатности в этом плане.

А вот вторая профессия – это ЖУРНАЛИЗМ! Я имею в виду тот, которому учат в высших учебных заведениях, по которому дают даже диплом. Ныне журналистом РЕАЛЬНО может ЛЮБОЙ (каждый). Хошь тексты пиши да их выкладывай, хошь попой верти по видео, хошь со звуком балуйся – всё дозволено. Сейчас журнализм растекается по стезям: аналитик-баловник, созерцатель-истопник, докладатель-идиот, ну и т. д. несть им числа, подвидам. Можно вообще мало чего осмысленного говорить, а только показывать. Можно много показывать, и петь при этом одновременно. Можно даже производить звуки не ртом, а другим органом. Всё это УЖЕ «журнализм», просто мы по привычке его таковым почему-то избегаем называть, стараемся говорить, что это «уже за гранью». Да помилуйте, за какой-такой «гранью»-то?

Поэтому теперь уже можно смело не обращать внимание на тех, кто заявляет о себе, как о журналистах (а заодно о тех, кто говорит, что они – аналитики, специалисты в.., специалисты по.., специалисты на… и т. д.). Это всё «звенья» одной цепи, знаменующей собой появление технических средств, которые позволяют даже последнему свинопасу заявлять о себе, как о папе римском in disguise, ну или déguisé. А там уже хрен их разберёшь. Профанация журнализма, с присовокупленными по пути другими наименованиями, дошла до полной точки. И тут так: да мы все – журналисты, ёлы ж палы! А что, разве не так? Просто некоторые ещё стесняются на публике рот открывать, или дрожащую длань к клавиатуре прикладывать… Ну так это поправимое: когда-то много людей азбуков и алфавитов не знали.

В общем, переводчики пока ещё есть, как есть и вроде как и журналисты, но они быстро превращаются в ненужные отростки при обществе, по типу блошиных парикмахеров. Потому что грань между профи и непрофи СЛОВА и КАРТИНКИ смывается, растворяется, уходит в небытие. Думая по этому направлению, я совершенно чётко вижу, что профессия режиссёр кино близка к своему исчерпанию тоже, хотя ещё держится в силу дорогих спецэффектов и дорогому пока оборудованию, которые пока дают сто очков любому любительству, но ничего же не вечно под луной, тем более, что «любители» (пока их ещё так называют) наступают на пятки.

Все вышеперечисленные «профессии», перестающие постепенно быть таковыми, хотя как времяпрепровождение очень даже привлекательны, относятся к так называемому «гуманитарному» всплеску. Или, если быть совсем уж прямолинейными, они относятся к плавному переходу от содержательного и логичного труда человеков над своей цивилизационной основой в плане предметов и вещей потребления к труду человеков в области духовной, созерцательной и даже душещипательной. Вот возьмите, к примеру, меня пишущего вот это самое, что вы читаете.

А что это? Труд? Да нет, так… мысли вслух. Он полезен кому-либо, кроме меня? А хрен его знает, я ж просто выплёскиваюсь из своего нутра да на окружающих (читающих). В чём его суть? А фиг его, опять же, знает, потому что «суть» у разных людей приобретает совершенно разный окрас/раскрас/раскрой. Поэтому больше здорового цинизма, дорогие товарищи, при попытках это объять. Иногда можно поплевать, да и забыть.

Ну ладно я, а что у нас с «авторитетами» мысли, с их полётами во сне и наяву? Ну, я имею в виду опубликованные или так или иначе донесённые до людей, в количестве больше одного человечка? А то же самое, между прочим. Кто ныне верит или склонен верить авторитетам? Правильно, никто. Спасибо, накушались досыти «авторитетами». Ну, а если ещё кто-то поверовывает периодически, то это просто по инерции: так привычнее ментально опираться на что-то там. На кого-то, кто, сцуко, вроде знает, бо ему положено знать. Но и то прекрасный вирус «подвергай сомнению ВСЁ» разросся в последнее время до совершенно неприличных размеров, кроя цинизм, фу, как… ну вы сами знаете!

В областях негуманитарной направленности картина совершенно другая. Там, в силу усложнения систем и системности процветает выделение всё более и более узких спецов в своих всё более и более узких специальностях. Их количество уже таково, что средний разум всех видов и подвидов уже и не упомнит. Хотя всех их роднит нечто общее: отрицание унылого балабольства слов и картинок, а также просто звуков. Они во всём этом «слышат» и «видят» очень непонятные процессы их строгим логическим раскадровкам, а раз так, то пусть, сцуко, и отправляются куда-нибудь на обочину. И самое интересное, профессии негуманитарной направленности вовсе НЕ умирают, а переходят во второй пласт бытия, в скрытый и получающий немалую толику таинственности.

К примеру, я смею полагать, что многие когда-то волшебные инструменты негуманитариев, типа логарифмической линейки, или владение ею, стало напоминать больше колдовской обряд, нежели строгость и логичность размышлений и математических выкладок совокупно.

Что можно заключить из вышеприведённых рассуждений? А то, что профессиональные профессии, негуманно разделяемые ныне на гуманитарно-паразитические ответвления и на негуманитарно-плодоносящие плоды, идут разными дорогами, в разные стороны, хотя и продолжают взаимно влиять друг на друга, а иногда даже совокупляться, порождая уродцев. Дороги эти можно обозначить так: омассивание гуманитарщины вымывает из редкости и недоступности когда-то тех редких ценных умов, которые когда-то умели влиять словом. Омассивание негуманитарщины перестаёт давать необходимую профессиональную планку, которая позволяет проводить движение вперёд.

В итоге оба направления СБЛИЖАЮТСЯ между собой, продолжая клясть друг друга за отступления за разные редуты: гуманитарщина растёт, но более мелкая и туповатая, негуманитарщина тоже растёт, но более мелкая и туповатая ТОЖЕ. В некоторых несравниваемых между собой образцах – это становится очевиднее очевидного, к примеру, в «науках», где уже трудно отличить кто есть кто: каждого можно считать одновременно и шарлатаном, и непризнанным гением.

Ну для меня это не секрет, а скорее ещё один аспект возникающей и растущей неопределённости постмодерна, которая, как плесень затрагивает всё, что перед ней лежит. И её практически уже невозможно навсегда устранить. Она, неопределённость будет только расти. Как бы обратного ни хотел кто-либо, увы.

А общая тенденция пока такова: мiр плавно перемещается в более удобную для него СФЕРУ бОльшего анархического ТВОРЧЕСТВА, с меньшей опорой на логичность былых столетий. Ломка эта стала затрагивать даже форпосты: типа истории, типа физики, типа биологии и т. д. Правда, вот пока с математикой затык, ну так это ж математика, а не ведро с кисточкой.

Добавить комментарий