Языки людские

Копаясь время от времени во всяком лингвистическом «научном» дерьме, и уже памятуя о том, что самые известные лингвисты неоднократно выносили приговор по всему наработанному и ими же в том числе в этой области, я обнаружил, что некоторые вещи ими всё же как-то неполно или нечётко отображены. Хотя, разумеется, замечены.

В частности, категория временности происходящего, или отсыл происходящего к определённому времени. Да, лингвисты заметили, что у разных языков к этому феномену есть, как правило, своя предрасположенность, своя, можно сказать, асимптота наоборот. Что означает, что при всей недальновидности коверкающих (творчески искажающих) свой язык людей – они всё же не могут переступить некий «порог», за которым всё их вертихвоствство превращается в унылую сумбур-непонятицу. Это касается многих вещей в той же грамматике. Одно из них – выпуклость/указание на время происходящего.

К примеру, как английский ум ни взвивайся, четырёхвременная структура английского не позволяет ему ни придумать новое время, ни отклонить, как ненужное – одно из времён существующих. Равно, как и в китайском (где времён никаких вообще нет) – привнесение грамматической временности НЕВОЗМОЖНО в принципе. То же самое и в русском – есть три времени (будущее, настоящее, прошедшее), и хоть режь – за пределы этой структуры НЕ выйти.

Для тех, кому непонятен отсыл в предыдущем абзаце к четырёхвременности английского, поясню, что у них есть предпрошедшее время, прошедшее, настоящее и будущее (и не только у них, а и у всей группы языков, стартующих от латинского). Когда-то предпрошедшее было и в старославянском. Но отмерло за ненадобностью. И это любопытный момент: почему?

Таким образом, можно постулировать (и это было неоднократно сделано учёными до скромного меня), что любой язык представляет собой вообще-то очень гибкую структуру, но с ХРЕБТОМ, неизменным и КРАЙНЕ негибким. Всё это вполне, кстати, напоминает ТЕЛО человека, с его хребтом, как основой конституции, ну и прочим мясцом, некоторые части из которых можно отрезать, а они и нарастятся со временем.

Из этой аналогии можно сделать несколько выводов: если удастся тело человека изменить/заменить искусственным чем-то более, чем на 50%, то тоже самое можно сделать и с языком. Который адаптируется и воспримет это, как должное, и ну развиваться дальше уже в «новом» обличье.

Доподлинно неизвестно, кстати (трудно найти убедительные доказательства), что подобные экзерсисы не проводились ранее в масштабах народов. Но многие косвенности прямо указывают на подобную вероятность, как очень высокую. Одним из таких «доказательств» является исчезновение предпрошедшего времени из русского языка (хотя некоторые рудименты ещё остались, они известны специалистам, копающим глубоко).

Какой-такой «инженер» умудрился ввести в область русского языка элемент, который позволил аппендиксу предпрошедшего времени отмереть? Или это было общим творчеством русских, каким-то образом убедившихся в том, что предпрошедшенность им вовсе не нужна? В зависимости от ответа на этот вопрос, а первый вводит переменную мiровой закулисы, играющей народцами в шахматы, второй же оставляет «творчество» людей в тумане, возможны варианты рассмотрения происходящего не только в нашем языке, а вообще во ВСЕХ.

Попробуем разобраться, не спеша. В случае принятия на себя ответственности в вере в то, что существует всемiрный заговор злодеев, следует тогда вычислить, а им-то, мля, что за дело, как и что там говорит на своих наречиях всё это быдло? Ну это как сказать. К примеру, чёткая поступь латинского языка (а из него вытекают почти все европейские) с его безудержной логикой самого процесса, в котором всё расставлено по местам, неутомимо влечёт носителей этого языка к ПОРЯДКУ, который может быть определён СВЕРХУ. Логика в устроении языка, таким образом, ПОЗВОЛЯЕТ иметь лучшую управляемость. А спускаемый сверху по разнарядке ЗАКОН, как вербализируемый в практике бытия ПОРЯДОК, гораздо труднее нарушить, если в самом языке есть нижний слой этого «закона», его структурирование, логическое и безпощадное.

А теперь, пожалуйста, рассмотрите язык русский. В нём ЕСТЬ порядок? Определённый есть, но в рамках классической логики – недостаточный, размытый, ВОЛЬНЫЙ. И это, если мiровая закулиса, есть, с её точки зрения НЕ совсем ПОРЯДОК, а скорее БЕЗПОРЯДОК, потому что вольности многовато выходит.

Поэтому идея о мiровой закулисе – плодотворна в том плане, что показывает «проблему» Запада с русскими людьми с достаточно неожиданной стороны. В своё время, имхо, в русском языке была совершена «революция структурирования», которая поставила крест на планах закулисья сыграть с русскими в то, кто на свете всех важней. У закулисы в этом плане не очень хорошо получается. Русские снова ударили неожиданно, в том месте, откуда никто не ждал. А по пути «обогатили» всё славянство вирусом неподчинения заодно.

Ударили как и чем? А вот этим самым: упразднили в своём собственном языке предпрошедшее время, и тем самым перешли на совершенно ДРУГУЮ «картинку» мiра. Мне могут начать пенять сразу же несмышлёные камрады, мол, ну что это за хрень такая – времена какие-то? Ребята, ну не скажите, не скажите. Многие вещи, не лежащие на поверхности, а именно: СПОСОБЫ МЫШЛЕНИЯ народа с помощью своего собственного языка, вернее его структуры, могут дать долгоиграющие преференции, которые ВСПЛЫВАЮТ в крайне неожиданных вещах. Собственно, история русских полна примерами, КАКИХ именно неожиданных, все о них знают и так.

Но на самом деле, если покопаться ещё глубже, уйти уж совсем в запредельную глубину бытия, практически упираясь в архетипы – можно обнаружить следующее: у русских тоже четыре времени. Да, да. Только вместо предпрошедшего, как у латинского мiрка, у русских есть ПОСЛЕБУДУЩЕЕ время.

Это время уникально тем, что оно не имеет никаких грамматических форм в конкретике проговаривания слов и фраз. Но для русского человека это не имеет того механистического значения, той раскадровки, того порядка, которые заложены в четырёхвременных языках Запада. Русскому человеку не очень свойственно оглядываться постоянно НАЗАД, да ещё и крутить-вертеть прошедшее с разных стороны, да ещё и структурируя его постоянно на прошедшее и предпрошедшее. Русскому человеку гораздо свойственнее смотреть в будущее, рассматривать его, но при этом ещё и постоянно ЗАГЛЯДЫВАТЬ ЗА ГОРИЗОНТ – толковать/ощущать ПОСЛЕБУДУЩНОСТЬ.

Эта послебудущность великолепно излагается православием, как стремление к обожению (теозис) человека. Как всё же достижение того, что в принципе в наших жизнях достичь невозможно. Русский человек при этом, неважно, разделяет он православные мотивы или нет, великолепно чувствует эту тайную СТРУНУ, уходящую прямо в небо, во Вселенную. В ПОСЛЕБУДУЩНОСТЬ. Другое дело, что грамматически верно он её выразить не может, потому что средств таких нет. Но, кстати, их запросто можно придумать и ввести в «строй», не так ли? Чтобы тот же теозис заиграл на бытовых уровнях, вошёл в «плоть и кровь» языка уже чистым и ясным камертоном!

Аналогия в связи с рассказанным выше такая: западный мiр направлен структурно в ПРОШЛОЕ (два прошлых времени), русский мiр – в БУДУЩЕЕ (два будущих времени). В общем, суворовское «Я – русский. Какой восторг!» прекрасно указует на существование оного.

Да будет так.

Добавить комментарий