Языки от мала до велика

Ну, все знают/видели «Кин-дза-дзу», но лишь те люди, которые знакомы не понаслышке с французским языком, а также обладают некоторыми биографическими познаниями о режиссёре и авторе сценария этого фильма (которые, в свою очередь, неплохо им владели), понимают, что «ку», он же по-французски cou (и так же произносится), есть «шея», а «кю», оно же по-французски cul (и так же произносится), есть «задница». Так что не всё так просто и по наитию, как казалось бы и хотелось бы. Хотя и звучит, блин, конечно, и просто так!

Имеют место игры человеческие в языки, которые, если копнуть глубже, уходят иногда ох как далеко. Иногда прямо-таки в адовы чертоги или райские кущи (в зависимости от настроения). К примеру, однажды преподаватель курса «история и география английского языка» (был у нас такой, страноведческого плана) в моём языковом ВУЗе провёл нам показательную и сногсшибательную лекцию о… русском языке. В которой он на пальцах (в течение одной лекции) назвал нам ВСЕ корни русского (исконно-посконного) языка, с помощью который образуется немалый, конечно, слой этого же самого глубинного языка славянства, но самих корней (базу баз) можно посчитать на пальцах рук и ног нескольких человек.

Весь курс стоял на ушах, и это – буквально! Мы задавали ему вопросы, как нам казалось, преехиднейшего плана, мол, проф, а вот это слово – тоже что ли нерусское? На что он спокойно говорил его происхождение, которое оказывалось… ну по-разному: латинским, греческим, польским, французским (все слова оканчивающиеся на «-аж», «-яж», типа «пилотаж», «макияж» и т. д.), английским, немецким, голландским, татарским, арабским… несть числа им, языкам людским!

Деталей я, конечно, не помню, но проф ответил всем нам по всем вопросам, и ни один из вопросов НЕ поставил его в тупик (большой эрудиции был чел!). Мы вышли из аудитории, и у нас у всех что-то надломилось внутри. Всё «богатство» русского языка прямо на наших глазах острый нож препода препарировал все наши языковые опухоли, и осталось, осталось… да, ничего почти не осталось. Было жалко, обидно, досадно, и крепкий виртуальный серп елозил где-то в районе ширинки вовсе не виртуально, а ощутимо так. Одно из самых мощных разочарований молодости, однако.

Но ничего не бывает в этой жизни худого однозначного. Правда, будь она хоть как горька – всегда для русского человека (да и любого) лучше, чем многочисленные обманки. С той лекции каждый на нашем курсе крепко подсел на языкознание, лингвистику, грамматику и т. д., и скоро многие из нас стали видеть КОРНИ других языков (мы изучали латынь, а также второй язык иностранный, кто хотел – мог с третьего курс брать третий язык, четвёртый, проблем не было, факультативы поощрялись даже). Ну а там уже у каждого крепко-накрепко засело в головах и совершенно другое: языки людские гораздо ближе друг к другу, чем нам всем кажется.

Да, время, расстояния, особенности всякие, возникающие в развитии, мешают, но ничего, при этом, не мешает и обобщить, выделить, узнать и познать, что для всех них ОБЩЕЕ. А общего так много, что, после изучения, даже краткого, особенностей рта человеческого, можно спокойно выяснить, что ему подвластно, разумеется, многое (в плане извлечения звуков разных), но вовсе не всё. А строго (кем-то) отмеренное количество вариантов, которое, разумеется, для каждого отдельного человека зашкаливает, разветвляясь ещё при этом на диалекты и лёгкие отличия в тонах, но вовсе не безконечно: а упорядоченно, отмеренно вполне может и закончиться.

Но звуки ладно, это всем понятно по детским играм, когда мы коверкали звуки, пытаясь найти что-нибудь эдакое, и звуки – есть САМОЕ сложное в языках. А вот с грамматикой какой-нибудь уже попроще: там вариантов, в силу того, что язык должен быть общим для некоего количества народа, меньше. А, если брать лексику, то в силу того, что языки распространялись, заимствуя друг у друга, очень многое, совсем ничего, практически НОЛЬ, в смысле, всё везде почти одинаковое. За некоторыми исключениями, которые выделены языковедами в отдельные группы: там взаимосвязь ближе друг к другу.

Не верите? Ну попробуйте не поверить такому вот, к примеру, «факту», который говорится самими тайцами-языковедами: тайский язык на 2/3 заимствован из соседних языков, а то, что кажется не очень заимствованным или не совсем заимствованным, а вроде как исконно-посконным, на поверку ещё не прошло необходимую проверку более глубокую, в результате которой вполне может выяснится, что от тайского языка вообще рожки на ножки останутся (как и от любого другого, кстати). Ну не зря же то ли японцы на китайцев грешат, то ли наоборот – что это у других от них пошло всё есть, даже иероглифы, сцуко, слямзили.

И я вовсе не шучу во всём этом, а просто решаюсь на избавление от некоторых иллюзий, присущих некоторым людям. К примеру, просто так гордиться своим собственным языком, будто бы он самый главный, а все остальные – так, погулять вышли, да жирка языкового из «нашего» набрались.

Серьёзным языковедам, которые покопались усердно во всей этой проблематике, всё вышесказанное известно уже давно, можно сказать, что это знание составляет костяк языковедения (любого, на любом языке). И главная «косточка» этого костяка состоит в том, что всем воочию виден некий прошлый ЦЕНТР, откуда все языки и пошли «гулять» по Земле. В Библии про этой иносказательно поведано (в истории про Вавилонскую башню), но как-то неубедительно, что ли. Не хочется верить.

Ну Вавилон не Вавилон, но что-то такое сводится к когда-то ЕДИНОМУ и незыблемому. Допустим, та же фонетика (способы произносить разные звуки ртом человеческим). Ну ясно же, что рты у всех людей одинаковые в общем и целом, хотя и разные по всем остальным параметрам, включая особенности дыхания (выдыхания), поэтому и звуки они будут произносить примерно одни и те же. На слух они будут похожи, потому что каждый человек вносит только свой акцент, присущий лишь ему. Но это уже мелкие, совсем мелкие детали, потому что для устной речи важна способность воспринимать звуки, которая, в свою очередь питается способностью воспроизводить звуки определённой похожести для различения смыслов, вытекающих из нанизанных друг на друга звуков. Техническая, в общем, проблема, гроша ломаного не стоит. И статистически – легко вычисляется подручными средствами.

С лексикой, в силу относительной упрощённости (не простоты) письменной речи – ещё проще. Ну а грамматика, как класс объединяющий общие свойства и структуру языка – это просто корпус, каркас, узлы и узелки, связывающие язык в интересную, замысловатую СЕТЬ, которая сама внутри себя вырабатывает некоторые правила и «правила» (мы их знаем по делению людей на «правильно» вещающих и пишущих без «ошибок», ну и остальных, которые либо не знают «правил», либо они им по барабану).

Единый же язык праземлян по старой доброй «научной» традиции назван праязыком (ну а как ещё его назвать-то?) и все пути-дороги привели к санскриту. Ну или так получилось, потому что лично я вижу некоторые моменты, позволяющие говорить о ДВУХ таких праязыках. Второй практически не известен в качестве «праязыка», хотя вот евреи (речь идёт об иврите) – другого мнения (учёные евреи, разумеется, в основном каббалисты).

Как бы там ни было, один праязык или два, в конечном счёте, не так уж важно, ну можно спокойно представить, что два разных отряда неземлян научили, каждый своему, первых наших людей (я полагаю, что языки сами по себе возникнуть не могли, тем более с уже вложенной в них структурой, ну не выходит никак). А дальше уже земляне сами начали экспериментировать (развивать).

Я бы, кстати, если уж вдаваться в совсем интересные подробности, счёл бы за лучшее определить даже не два праязыка, а целых три. Но здесь необходимо сделать уточнение: поскольку речь прежде всего идёт об устных языках (письменные – вторичны), то тональность восточных языков (высота тона показывает различие в смыслах произнесённого одного и того же по «строгой» безтоновой фонетике) – это феномен, ещё требующий пытливых исследователей. Мне самому трудно судить об этих самых тонах, я их банально не слышу, правда, и не тренировался, чтобы слышать (возможно бы и научился), поэтому – ну ничего не могу сказать. Хотя и чую – там преогромнейшее поле для исследований будущего.

Идеальным, имхо, для подобного исследования послужили бы люди, для которых «родными» стали бы санскрит, иврит, и, допустим, китайский (хотя можно взять любой тоновый язык, хоть вьетнамский, хоть тайский, их много же). Только вот где ж их взять-то, таких? Санскрит – вообще мёртвый язык, к каббалистам еврейским на кривой козе не подъедешь, а китайский… ну это вообще отдельная песня. Т. е. задачка-то не из простых и вот так вот запросто решаемых. Но рано или поздно к ней придётся приступать, полагаю, что это будет решено с помощью компьютеров, лингвисты уже работает на приближение к постановке этой задаче.

Добавить комментарий