Posted in Авторское

Проблемы с совершённым временем английского языка

Эту группу времён (Perfect Tenses) можно было бы отнести к относительно легко воспринимаемым русским мозгом группе, если бы не «подводные камни» ея. Дело в том, что по сути «работает» в этой группе лишь одно время: Present Perfect (активно), а вот два остальных «работают» как бы «в сторону» немного. Попробую объяснить, в чём именно «странноватость/стороннесть», после того как дам базу по главному времени этой группы: Present Perfect, потому что она легче всего воспринимается.

Итак: грамматическое время Present Perfect – всегда выражает ПРОШЛОЕ. Т. е. относится к прошедшему времени. Более того, для русского человека гораздо легче его воспринять, если попробовать соотнести это время с совершённым видом русского глагола. На 90% совершённый вид русского глагола в прошедшем времени СОВПАДАЕТ с глаголом английского языка, поставленного в Present Perfect. Тяжеловато воспринимаются так называемые исключения, которые тоже есть. Но это потом, когда это время научаются употреблять достаточно «правильно», по существу, что называется.

Продолжить чтение “Проблемы с совершённым временем английского языка”

Posted in Авторское

Неужели в самом деле? Тонкости понимания…

Самая большая проблема в передаче смыслов между двумя языками состоит в передаче эмоций или модальности (личного отношения). В английском языке и русском они (передачи) – совершенно разные. Поэтому не зная «механизмов замены» можно легко попасть впросак, следуя логике своего родного языка.

К примеру, русские эмоции типа «да ну!» (или более современный «данунах»), «ну так», «да разве», «неужто», «неужели», «возможно ли», «да ты чё?!», «да что вы», «может ли?», «ой ли», «ну», «да что вы!», «ага», «не, ну не так» и т. д. – практически невозможно передать на английский, используя схожие «конструкции» (или дословные переводы). Но их можно передать/перевести по-​другому, с помощью других инструментов.

Продолжить чтение “Неужели в самом деле? Тонкости понимания…”

Posted in Авторское

Как англоговорящие определяют иностранцев?

Они «вычисляют» не носителя языка примерно так же, как и мы: по акценту, по «чуждой» мелодике речи, по аляповато составленным фразам, по «спотыканию» на ровном для русского человека месте, по неправильно поставленным ударениям, по употреблению архаичных или неуместных слов, словечек и фраз в определённом контексте, по незнанию реалий, в общем, всё это не очень трудно, если задаться целью и вполне спокойно извлекается при умении и знании того, что именно нужно извлечь.

Но у англоязычных больше проблем со всем этим, потому что в самом английском существует масса вариантов (самые известные – это английский и американский), масса акцентов внутри каждой страны, масса слэнгов, варьирующихся от страны к стране, города к городу, даже улицы к улице…

Продолжить чтение “Как англоговорящие определяют иностранцев?”

Posted in Авторское

Переход от языка к мысли

Задался вопросом: а существует ли переход от языка к мысли? Воздействует ли язык на течение мысленного процесса? И каким образом, если «да» – воздействует?

Априори предполагается, что воздействует, конечно, не может не воздействовать, потому что уж очень язык сильно «работает», в ежедневном режиме (если не брать отшельников и молчунов) среди подавляющего большинства людей. Ещё язык воздействует на мышление тем, что мы можем ОБИЖАТЬСЯ на слово или ВОСХИЩАТЬСЯ словом, высказанными другими людьми. Лично я по себе знаю, что иногда хороший текст/речь кого-​нибудь вызывает у меня «прилив» лингвистических/творческих «сил», мне придаётся «второе дыхание», хочется ДУМАТЬ (творить мыслью). Иногда, особенно раньше, до печатного слова, «работа» языка вообще производилась устным образом, а там совершенно другая история: многокомпонентность. В общем, то же самое, только на меньшую аудиторию.

Продолжить чтение “Переход от языка к мысли”

Posted in Авторское

Переход от мысли к языку

Потому что вопрос прям: ГДЕ и КАК происходит переход от мысли к языку?

Что мы имеем на данном этапе? Мысль – свободна, растекается (даже иногда помимо нашего желания), не соберёшь иногда, она «работает» с ощущениями, выражаемые зачастую образами, затем образы начинают понемногу или быстро формулироваться/заменяться символами языка по принципу схожести или подобия, затем подключается разум, который и «владеет» инструментарием языка, и вот он уже делает основную компоновку, шлифует т. с. собираемые вместе языковые блоки в осмысленные высказывания/предложения. Его, разума, работа – «провернуть» образный и по-​другому ощущаемый комковатый и нечёткий «материал», через мясорубку логики в фарш. Который затем и можно укладывать в «котлеты», «сосиски» и другие удобоваримые для «понимания» (съедения информации) изделия.

Продолжить чтение “Переход от мысли к языку”

Posted in Авторское

Где скрывается переход от мысли к языку?

Одной из самых трудных проблем психологии, философии, натурлингвистики и прочих изысканий в сфере ПОНИМАНИЯ человека человеком – является переход от мыслей к непосредственно языку: выразителю с помощью звуков и символов того, что «мысль надумала». Трудность её заключается в том, что до сих пор нет однозначного ответа, как именно это происходит. Вернее, ответы есть, конечно, и их много, но нет ясности, нет чёткости, нет подтверждаемости результатов исследований, того, что обычно требует разум. По той простой причине, наверно, что все предоставляемые «ответы» что-​то упускают из виду, или, что ещё хуже, вообще «говорят» не о том, не так. Не в ту степь, в общем.

Для себя я обозначил момент, выраженный в названии статьи, придумкой нового термина: радикат (область ПЕРЕХОДА от мысли к языку), с дальним прицелом поисследовать в будущем эту ТУМАННОСТЬ. Ну, чтобы проще было. Совокупность всего, что лежит за «переходом», для меня пока называется «радикат». В общем, это не так важно…

Продолжить чтение “Где скрывается переход от мысли к языку?”

Posted in Авторское

«Пружины» русского языка

Под «пружинами» я имею в виду то, что приводит в действие развитие русского языка. Определение, может быть, и не самое удачное, но другого, увы, не придумал. А понимать его нужно так примерно: детская игрушка или часы на пружинном ходе, их «заводишь», ну и какое-​то время они или едут, крутятся там или, если брать часы, «идут».

«Пружины» русского языка – это то, что когда-​то (и как-​то) было «запущено» внутри структуры и, наверно, «двигает» русский язык до сих пор. Важно отметить, что в отличие от аналогии с детской игрушкой или часами на механическом взводе, действие «пружины» приводится в действие совокупными носителями русского. Второй момент: «ход» ходом этого механизма, запущенного «пружинами», но важно и творчество людей, НЕ дающих ослабить «ход». Или его убыстряющего. Есть и третий момент, который обычно ускользает от понимания: нельзя «завести» то, чего нет. Значит, язык, его структура были созданы с каким-​то минимальным (или максимальным) запасом «хода», который и «двигает» его до сих пор.

Продолжить чтение “«Пружины» русского языка”

Posted in Авторское

Русская речь, скрытая от понимания

В русском языке, как и в любом другом, есть целые пласты, которые скрыты от мгновенного понимания собеседником или читателем. В художественной литературе это обычно выражается фразами типа: «Его терзали смутные сомнения, предчувствия и разрозненные мысли, никак не могущие собраться вместе!». Многие люди относят это вовсе не к языку самому, а к тому, что обычно стоит ПЕРЕД языком, как средством выражения собственных мыслей, т. е. к таинственности процесса генерации мыслей, мыслообразов и прочей околонаучной ерунды до сих пор не получившей однозначного толкования (думаю, эти пласты и в будущем так и не получат разумного объяснения, но я спокойно отношусь к этому, потому что «понимаю», что вышесказанное не есть область работы разума, как такового).

Продолжить чтение “Русская речь, скрытая от понимания”

Posted in Авторское

Речь живая (устная) и речь письменная

В лингвистике категорически мало уделяется рассмотрению вопросов речи живой (устной). «Считается» она уровнем низшим, не достойным рассмотрения высоколобых, очень умных всезнаек. Другое дело то, что можно спокойно и веками анализировать, выцепляя крохи того-​сего, а то и глыбы – другого-​десятого: ИЗ ТЕКСТОВ. Устная речь же, которую стали записывать на носители относительно недавно, вылетела из ртов, да и РАСТВОРИЛАСЬ в пространстве, поди проверь, что там секунду назад было: то ли очарование, то ли замануха, то ли чертовщина какая, а то и глас Божий – категорически поэтому непонятна, не «берётся» она разумом, хоть режь. Вот он от неё и ОТКАЗЫВАЕТСЯ (в лице самых «умных» исследователей).

Но людей не проведёшь. На каком-​то подкорковом уровне они знают, что речь устная всегда живее всех живых, а облачённая в письменность – мертвячина разной природы тухлости. Да, у устной речи есть коренной недостаток, она слишком БЫСТРА в действии: вылетела птичка, и её уже не поймаешь, растворилась в воздусях, вроде ни следа не осталось. А вот у письменной, это самого ого-​го, веками будет мозги пудрить нарождающимся поколениям. Хорошо, если носители бумажные не очень вечные, а тоже скоропортящиеся, а если «живут» ДОЛЬШЕ людей?

Продолжить чтение “Речь живая (устная) и речь письменная”

Posted in Авторское

Логика русского языка III

В первой части я рассказал о фонетической особенности русского языка, а его безпределье в части как ударений, так и флексий, сделал акцент и на том, что называется «динамичностью» (резкое ускорение, затем возврат к «спокойному» состоянию»). Эти моменты могут быть как спорными, так и неполными.

Во второй части я поведал о… космосе. Т. е. о том, что ничего не вечно под Луной, да и сама Луна не вечна, а также о том, что русский язык несёт в себе отрицание смерти – волю к вечности. Намекнул также, что эти два «фактора» есть причина очень серьёзных изменений в русском, а именно: переход его к синтетическому принципу (синтез – включение в себя окружающего). Этот момент может быть спорен тоже.

Продолжить чтение “Логика русского языка III”