Цифровой юань Китая – экономические кибероружие, тогда как США разоружается

В то время как Китай на всех парах мчится, развивая свой криптоюань, Федрезерв США не видит никакой необходимости в запараллеливании доллара и гипотетического криптодоллара

Регуляторы и законодатели обезпокоены тем, что цифровая валюта либра от фейсбука будет конкурировать с установленными национальными валютами. Их реакция проста: они добились принятия закона, который бы подавлял инновации с помощью правил, запрещающих большим технологическим компаниям заниматься финансами.

Тем не менее, существует угроза того, что никакое законодательство не может подавить – она на самом деле лишь усиливается из-за тупой реакции Конгресса США. Перспектива создания китайской цифровой валюты является серьёзным вызовом для национальной безопасности, и США должны использовать и ещё раз использовать всю мощь Большой Технологии, чтобы встретить и победить её.

На другом конце света Китай мчится в противоположном направлении, подстёгиваемый, о ирония судьбы, либрой от фейсбука. В разгар холодной экономической войны с США Китай разрабатывает мощное стратегическое кибероружие, цифровой юань, нацеленный на доллар США, на его глобальное доминирование. 

Для стратегического реагирования и защиты национальной безопасности США требуется скоординированный ответ, который использует американские же технологические компании, а не разоружает их. 

Обещание создать цифровой юань и угроза его создания заключаются в том, что всё это может стимулировать и расширять китайские онлайн-технологии для создания глобального общего рынка. Огромное число людей мiра не имеет доступа к банкам. Например, в Индонезии проживает их огромное количество, а вот мобильных телефонов там больше, чем людей. Но более 60% людей не имеют банковского счёта. 

И так обстоит дело не только в Индонезии. По данным Всемирного банка 1,7 миллиарда взрослых во всем мiре используют наличные деньги, потому что у них нет транзакционных счетов в банках. Тем не менее, около двух третей этих людей (1,1 миллиарда) имеют мобильный телефон, который можно использовать для совершения и приёма платежей. На развивающихся рынках и в развивающихся странах мобильные телефоны могут стать банками.

Китай продвигает мобильные платежи

Банк международных расчётов сообщает, что за последнее десятилетие трансграничные банковские платежи сократились примерно на одну пятую. «Исключение риска» является основной причиной. Банки предпочитают не выполнять платежи из-за обширных и дорогостоящих обязательств по соблюдению законов, в том числе правил по борьбе с отмыванием денег и пресечения уклонения от уплаты налогов. Это приводит к более высоким издержкам, наносящим ущерб странам, которые полагаются на денежные переводы для обезпечения критически важного источника дохода домохозяйства и значительной доли ВВП. Эти затраты, в свою очередь, создают давление для перевода платежей за пределы банковской системы в небанковские каналы. 

А вот Китай знает, как использовать мобильные телефоны и финансовые технологии, чтобы бросить вызов традиционным банковским операциям и превзойти их. В Китае мобильные платежи завоевали популярность со скоростью лесного пожара, потому что у китайцев не было системы кредитных или дебетовых карт. Алипэй и УиЧатпэй теперь обрабатывают больше платежей в месяц, чем Пэйпэл в год (в 2017 году это было 451 млрд долларов). В совокупности оба китайских оператора имеют более 1,7 миллиарда активных клиентов по всему Китаю. Эппл же Пэй, установленный на каждом айфоне, активируется лишь на 383 миллионах телефонов. 

Алипэй и УиЧатпэй были разработаны Алибабой, крупнейшей в мире компанией, занимающейся розничной торговлей и электронной коммерцией с рыночной капитализацией, достигавщей почти 600 миллиардов долларов до появления коронавируса, и после – 510 миллиардов долларов, и Тенсент, одной из крупнейших в мiре компаний в области социальных сетей. Это были первые азиатские компании, которые превзошли рыночную стоимость в 500 млрд долларов. Вместе они объединили социальные сети, электронную коммерцию и платежи, чтобы создать продвинутую коммерческую онлайн-инфраструктуру, которая затмевает возможности всех западных гигантов техноиндустрии.

Например, Алибаба создала движок онлайн-продаж для потребителей, который является более мощным, чем Амазон и его аналоги. В 2019 году продажи Алибабы в течение одного дня достигли более 31 миллиарда долларов, в то время как продажи в «чёрную пятницу» и «киберпонедельник» в США составили около 7,4 миллиарда долларов и 9,4 миллиарда долларов соответственно. Что ещё более важно, так это то, что во время пиковых расходов в течение дня в 2019 году алибабский движок обрабатывал 544 000 заказов в секунду. Это намного превышает заявленную глобальную пропускную способность той же Визы в 65 000 транзакций в секунду

Успех в деле продаж заставил эти компании перейти в область оказания и финансовых услуг. Ант Финаншиэл, дочерняя компания Алипэй является самым ценным стартапом на планете. В нём размещается крупнейший в мiре фонд денежного рынка, в котором около 600 миллионов человек пользуются сетью мобильных платежей. Тенсент стала одной из крупнейших в мире инвестиционных фирм. 

Тенсент и Ант Финаншиэл – идеальные партнёры для развертывания цифрового юаня. Они могут предоставить инфраструктуру мобильного кошелька и подключить всех пользователей к платформам электронной коммерции и финансовых услуг. Важно отметить, что они могут сотрудничать с Народным банком Китая для распространения цифрового юаня за рубежом. 

Строим новый шёлковый путь

Всё это полностью согласуется с китайской инициативой, цель которой – построить новый шёлковый путь, соединяющий Азию с Европой и Африкой. По данным Дойчебанка «шёлковый путь соединяет между собой до 65% населения мiра, при этом покрывая половину мiрового ВВП, 75% всех известных энергетических запасов и четверть всей трансграничной торговли товарами и услугами». Международное распространение цифрового юаня и мобильных кошельков напрямую соединит население через новый шёлковый путь и существующую финансовую инфраструктуру. Это даст людям, не имеющим доступа к банкам, возможность для оплаты покупок в интернете и создания сбережений.

Дальнейшая поддержка китайской инициативы, глобальное торговое финансирование может быть изменено путём объединения цифрового юаня с передовой технологией торговой платформы для создания глобального пула ликвидности. При поддержке президента Китая Си Цзиньпина Центробанк Китая движется в этом направлении. Учитывая, что четыре крупнейших банка в мире являются китайскими, у него есть сила, чтобы двинуться вперёд мгновенно, лишь только появится цифровой юань.

По мере появления рынка токенизированных активов цифровой юань, поддерживаемый китайским Центробанком, будет иметь возможность производить расчёты по сделкам мгновенно, особенно учитывая тот факт, что конкуренция со стороны других государственных субъектов отсутствует. К 2027 году ожидается, что 10% ВВП перейдут на цифровые активы. 

Эти сценарии иллюстрируют, как Китай может использовать цифровую валюту, поддерживаемую фиатной валютой, чтобы использовать стратегическую возможность в течение жизни одного поколения создать многополярную международную валютную систему и ослабить экономическое влияние США. 

Готовы ли Соединенные Штаты к новой парадигме?

Однако так пока и не ясно, имеют ли США все возможности для противодействия этой макроэкономической угрозе. Центральный банк США, Федеральный резерв, не видит необходимости в цифровой валюте, он сталкивается с рядом других укоренившихся американских проблем, включая такое явление, как протекционизм, которая не спешит использовать инновации и не готово к грядущим изменениям. 

Председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл полагает, что спрос на цифровую валюту доллар пока крайне небольшой. В письме к конгрессмену Френчу Хиллу в ноябре 2019 года Пауэлл предположил, что «… многие из проблем, которые потенциально может решить подобная цифровая валюта от Федрезерва, США не касаются, в частности, это не будет способствовать решению задачи по нецелевому использованию физических средств, не разошьёт узкодоступные или высококонцентрированные банковские секторы, ну и не поможет решить ни одну из проблем в плохо развитой платёжной инфраструктуре в целом. Платёжная система в США очень инновационна и конкурентоспособна, со множеством быстрых и надёжных цифровых опций, доступных для потребителей. Пока не ясно, какую дополнительную ценность может привнести цифровой доллар.»

Он отверг цифровой юань с точки зрения конфиденциальности, повторив обезпокоенность со стороны американских законодателей насчёт либры от фейсбука, заявив, что «наличие леджера, который, и вы это знаете, содержит всю информацию о том, кто где сколько платил, не станет привлекательной идеей для США.» Однако Пауэлл признаёт, что либра – это «звоночек» о том, что цифровая валюта «скоро придёт». 

Пауэлл утверждает, что США не сталкиваются с проблемой плохо развитой платёжной инфраструктуры. Но наблюдатели подчёркивают, что банковское дело США страдает от невозможности совершить платёж в режиме реального времени, а это ведь признанные плюсы именно цифровой валюты. По данным Института Брукингса, «устаревшая платёжная система Америки усугубляет неравенство в доходах в масштабах, намного превышающих общепринятые».

В США 6,5% из 129 миллионов домохозяйств не охвачены банковскими услугами, наряду с ещё 24,2 миллионами домохозяйств, которые не имеют банковского обслуживания. Безплатные или недорогие текущие счета более недоступны, сборы увеличились, особенно овердрафт и комиссионные. Отсутствие платежей в режиме реального времени ставит в невыгодное положение тех людей, у которых низкие доходы, тех, кто помоложе, тех, что малообразованы, принадлежат к расовым или этническим меньшинствам, являются инвалидами или имеют доходы, которые существенно различаются от месяца к месяцу.

Исторический контекст сопротивления финансовым инновациям

В то время как США поддерживают крупнейший в мире платёжный рынок, они на несколько лет отстают от Европы по внедрению открытой платёжной системы. Критики отмечают, что потребители США могли бы сэкономить более 100 миллиардов долларов, если бы США могли делать платежи в реальном времени уже в 2007 году, как, к примеру, это сделала Великобритания. 

Подавляющее большинство платежей в США проходит через автоматизированную систему обмена информацией, ACH, которая принадлежит консорциуму крупных банков США и работает по принципам, заложенным несколько лет назад, когда целью являлся отказ от бумажных чеков. ACH – это пакетная операционная система, которая не предлагает авторизацию средств или платежей в режиме реального времени, и только банки могут напрямую подключить её. Эта программа очень эффективно предотвращает конкуренцию и поддерживает более высокие затраты для потребителей и предприятий.

В 2012 году несколько крупных банков торпедировали инициативу ACH по ускорению системы. В то время аналитики отмечали, что основными проблемами при разработке платежей в режиме реального времени в США являются «недостаток инноваций, продемонстрированный индустрией финансовых услуг, и отсутствие смелости экспериментировать с новыми моделями платежей, которые могут угрожать текущим потокам доходов». Платежи в режиме реального времени доступны через систему Федуайр, управляемую Федеральным резервом США, но непомерно дороги для многих потребителей: от 25 до 40 долларов за транзакцию.

В настоящее время ACH сделала шаг вперёд с системой «в тот же день» (Same-Day), но и она не обезпечивает мгновенные платежи или средства в тот же день во всех случаях. Банки меньшего размера не подписываются на систему, так как она управляется их основными конкурентами, они надеются, что Федеральный резерв разработает круглосуточную систему платежей в реальном времени. Эта система, названная Феднау, по планам будет запущена в 2023-2024 гг. А пока крупные банки рассматривают её как ненужный фактор увеличения конкуренции, в то время как мелкие банки ожидают, что она будет более справедливой, особенно в области ценообразования, по сравнению с существующими частными опционами. Крупные банки также активно лоббировали Конгресс, чтобы помешать ФРС предоставить Феднау доступ к финансовым организациям, ссылаясь на средства защиты, которые традиционные банки предлагают клиентам, и инвестиции в платёжную систему, которые они когда-то сделали.

По планам же Феднау будет работать параллельно с Целле, сервисом одноранговых платежей, созданным в 2017 году и принадлежащим семи крупным банкам. Целле обезпечивает мгновенные платежи между банковскими счетами в США, используя дебетовые идентификационные номера банков через «сетевые рельсы» ACH, хотя лимиты транзакций низкие. Фактически транзакции проходят вовсе не в реальном времени, но участники соглашения готовы сделать средства доступными немедленно. Всего в сервис вступило около 100 финансовых учреждений. 

Есть ещё Венмо, дочерняя компания Пэйпэл, она является основным конкурентом Целле. Венмо – это сервис, который проводит платежи в режиме реального времени в замкнутой системе, но средства должны быть внесены и выведены через связанные банковские счета и соответствующие кредитные карты, что увеличивает задержку процесса. 

В других странах центральные банки активно добивались более быстрых платёжных систем и способствовали конкуренции, уменьшая доминирование и контроль банков. Федеральная же резервная система не имеет полного регулирующего или надзорного органа над платёжной системой США.

Европейская модель

В Европе инициативы по сокращению времени прохода платежей между счетами клиентов осуществляются с 2008 года, когда была запущена британская служба ускоренных платежей. Путь к более быстрой платёжной службе начался с обзора банковской конкуренции по заказу Казначейства Великобритании. Он превратился в мандат для стимулирования инноваций и предоставления банкам более широкого выбора, лучшего качества и снижения цен для потребителей, а также создания мощного регулятора платёжной системы. Британская инициатива была подкреплена первой Директивой о платёжных услугах, которая обеспечивала нормативную базу для единого рынка платежей в Евросоюзе, база называется SEPA, и требовала, чтобы транзакции были зачислены получателю платежа к следующему рабочему дню.

Европейские правительства продолжают стимулировать конкуренцию, инновации и прозрачность посредством законодательства об открытых банковских услугах. Вторая Директива о платёжных услугах (или PSD2), введенная в действие в 2018 году одновременно с запуском SEPA Instant Payments (или SCTInst), требует, чтобы банки обезпечивали подключение третьих сторон для доступа к данным учётных записей клиентов и для инициирования платежей для выпуска новых продуктов и услуг, могущих быть созданными. В частности, PSD2 позволяет финтех-компаниям, крупным технологическим компаниям и ритейлерам претендовать на звание поставщиков платёжных услуг и вступать в непосредственный контакт с банками. Поставщики, способные инициировать платёжные услуги с банковского счёта клиента уже сейчас, это: Амазон, Гугл Пэй, Пэйпэл и Убер. В 2018 году Трансферуайз был первым небанковским учреждением, присоединившимся к платёжной системе Великобритании с расчётами в деньгах центрального банка. 

Исключая финтех из финансовой системы

В отличие от Европы США сталкиваются с проблемой предоставления доступа не банкам к банковской системе. В 2019 году предложение по поводу либры от фейсбука породило законопроект, озаглавленный «Держите большие технологии вне финансов», который запретил бы крупным технологическим компаниям создавать платформы для работы с цифровой валютой. Этот ответ опирается на более ранние законы США, отделяющие банковское дело от «коммерции».

Первоначально цель была благая: не дать банкам заняться небанковским бизнесом и в процессе потерять деньги своих вкладчиков. Но эта политика была перевёрнута Законом о банковской холдинговой компании 1956 года, который был принят для предотвращения превращения коммерческой компании Трансамерика в национальный банковский конгломерат. Исключения оставались доступными для некоторых коммерческих компаний до тех пор, пока компания Уолмарт не попыталась войти в банковскую деятельность, что привело к протестам со стороны коммунальных банков и рабочих групп, мораториям на выдачу банковских разрешений и явному блокированию законодательства. В конце 2019 года американский суд постановил, что национальный регуляторный орган, Управление контролёра денежного обращения, не имеет полномочий выпускать специальные банковские разрешения, которые позволяют финтехам получать доступ к финансовой системе. 

Ложный выбор между инновациями и безопасностью

История предотвращения доступа небанковских организаций контекстуализирует противостояние либре на том основании, что фейсбук должен стать сначала банком. Противники убеждают, что, если фейсбук этого не сделает, то не будет достаточной защиты конфиденциальности и безопасности или контроля за отмыванием денег. Но это ложный выбор. Критики рассматривают либру, как часть более широкой тенденции стирать грань, которую они намерены провести между финансами и коммерцией. 

С более широкой макроэкономической точки зрения перспективы либры и вообще любой другой цифровой валюты встревожили Центробанки. Государства опасаются, что могут потерять контроль над экономикой. Комитет Палаты представителей США по финансовым услугам утверждает, что конституциализация либры приведёт «к совершенно новой глобальной финансовой системе, призванной конкурировать с денежно-кредитной политикой США и долларом». Однако США не присоединились к группе центральных банков, в том числе к Банку Англии, Банку Японии и Европейскому центральному банку, которые работают с Банком международных расчётов для оценки потенциала криптовалют от центробанков. 

Упуская из виду Китай

Хотя Комитет Палаты представителей по финансовым услугам отмечает, что либра поднимает серьёзные проблемы национальной безопасности, он не упоминает о проблеме Китая. Эта слепота вельми любопытна, потому что одной из основных целей цифрового юаня является ослабление силы доллара. Обезпокоенный тем, что либра укрепит господство доллара, Китай соотносит запуск цифрового юаня с ситуацией с либрой и, вероятно, опередит США, используя платёжные и социальные сети, предоставляемые Алипэй и Уичат. 

Цифровой юань, контролируемый государством, представляет собой другой класс угроз для США, нежели спонсируемая корпорацией цифровая валюта. Цифровой юань можно использовать как тактическое или стратегическое оружие. По мере его расширения по новому шёлковому пути Китай сможет осуществлять полный надзор за экономической деятельностью более половины населения мiра, отслеживая их привычки и расходы. Имея ключи авторизации, Китай может заблокировать транзакции, которые ему не нравятся, или захватить цифровые активы, блокируя мобильные кошельки клиентов по своему желанию. Системы прекурсоров уже внедряются в Китае, где система «социальных кредитов» наказывает или поощряет поведение отдельных лиц. Миллионы людей уже заблокированы, они не могут купить авиабилеты. 

Будучи асимметричным оружием кибервойны, цифровой юань может не только защитить противников США от финансовых санкций, но также использоваться в качестве меча для дестабилизации враждебных Китаю правительств. Центральные банки выразили общую обезпокоенность тем, что цифровая валюта может сократить банковские депозиты, ухудшая способность банков предоставлять кредиты и финансировать развитие. Но если социальные сети использовались для подрыва доверия к правительству и стабильности его валюты, утечка денег из внутренних банков в пользу цифрового юаня могла бы спровоцировать национальный кризис ликвидности. 

Чтобы противостоять угрозе национальной безопасности США должны переключиться с невольного одностороннего разоружения, запрещающего «большие технологии» финансам. Поддержка со стороны американских технологических компаний жизненно важна, если США хотят защитить доллар и помешать Китаю создать доминирующий глобальный цифровой рынок. Без этого США не смогут использовать силу своих технологий, навыков и ловкости для сохранения своей национальной безопасности. 

Потребительский спрос – это уязвимость на поверхности глобальной атаки, её цифровая валюта будет обязательно использовать по полной. Признание же очевидности вышеописанной тенденции является основным требованием для эффективной защиты.

По словам Криса Джанкарло, бывшего председателя Комиссии по торговле товарными фьючерсами США, «цифровой 21-й век недооценён аналоговой резервной валютой». Опрос, проведенный в 2017 году среди 33 000 потребителей финансовых услуг на 18 рынках, показал, что более 50% респондентов поколения Y в Таиланде, Индонезии и США рассматривают возможность проводки платежей вне банков.

США должны блокировать цифровой юань, бороться с Китаем. Иначе есть риск появления такой глобальной валюты, которая затмит доллар и ослабит мощь США.

Оригинал.

Добавить комментарий