Христос

Христос известен больше, чем кто бы то ни было (хотя это можно оспорить, допустим, фигурой Будды или Мохаммеда, к примеру). Не суть. Можно обратить внимание на то, что среди подобных известных людей в истории человечества, именно основатели религий занимают достойнейшее место, а никакие не политики. Хотя и в «их» случае не всё так однозначно.

Оставим в стороне (в рамках данной статьи) вопрос о том, был ли он Богом-сыном или просто человеком (или человеком, но непросто). Обратимся к сохранившемуся от него «наследию» в письменном виде, хотя и известно то, что он наплевательски-жестоко относился к письменным источникам, особенно касаемо его собственных речей, слов и притч, мол, чушь это собачья. Об этом склонны забывать многие люди, а особенно о том, что слово написанное – имеет больше «веса» по отношению к слову изречённое, даже, если учесть то, что «слово изречённое есть ложь».

Как бы то ни было, записывающих устройств тогда не было, и другой возможности передать его высказывания в предвечное будущее, кроме как с помощью письменности, тогда не было. Имеем то, что имеем. Слова Христа анализировали миллионы людей, да и продолжают это делать по сю пору, делаю это и я тоже, поскольку это очень интересно, любопытно, познавательно в высшей мере.

Базовая «загадка» Христа состоит в том, что он, как барашек, добровольно отдался в руки тогдашнего злодейского или полузлодейского правосудия, небезосновательно полагая, что его приговорят к смерти. Там же евреи правоверные воду мутили, а позиция латинян была известна: ежели не против римлян, а по поводу своих местных дел и делишек, то пусть местные и решают, как быть с преступниками-отступниками. Т. е. Христос, если он был не полным идиотом, а оснований полагать, что он именно им был нет, должен был предпринять другие шаги. За идиотом ведь не ходят толпами, не внимают его словам, не почитают его мудрецом, учителем, святым, а то и повыше.

Эта загадка до сих пор не решена. Вернее, она «решена», конечно, миллионами способов, каждый из которых, что удивительно, давал «всходы» ереси, греховности, философского наполнения чем только не, да плюс ещё и разделения христианства на множество «ветвей». Когда для загадки есть миллионы решений, а проверить качество решения НЕТ, то общая картина начинает выглядеть весьма странно: решение «загадки» является решением ВЕРЫ в то, что она решена правильно. И точка.

Если решений много, и все они категорически непроверяемы ни на какой стадии исследований/испытаний, то выходит, что никакой загадки может и не быть вообще. (Мне всегда смешно было читать о «технологичности» католицизма, который поставил на поток проверку деяний вновь появляющихся святых людей, мол, соответствуют они «святости» и представлениям о них, или нет. Хорошо, что православие подобной хернёй не занимается…) Но тогда, если никакой загадки не было, то, что это было вообще, и почему это занимает столь большое количество людей?

А потому что предложенные Христом манеры и способы жизни для людей выбивались, да и выбиваются из рациональных клише от человеческого разума. Разум восстаёт, другими словами, против учения Христа, причём, будь оно хоть как понято: хоть вкривь, хоть вкось, хоть прямо, хоть забежками, хоть прытью от неистовства славной черепахи. А вот сердце НЕ восстаёт, ни по какому поводу, даже самому многозначительному. Потому что сердце ощущает любовь, а не выкладки и разумения, анализ и просчёт.

Т. е. для сердца-то никакой загадки нет, да и не было никогда.

Не все знают следующие абсолютно непроверяемые ничем и никак сведения о Христе: что в детстве, будучи мальчиком, он убил другого мальчика. Нечаянно, разумеется. Убил одной лишь гневной мыслью, или просто энергией гнева (за что-то там рассердился на него, да вот и убил по неосторожности, не знал ведь, что так может быть!). Но это послужило для него отправной точкой: Христос внезапно остро осознал, что мысль – может быть и ОРУЖИЕМ. А целенаправленная – сокрушает всё на своём пути. Об этой истории мало известно, многим людям она представляется полностью выдуманной, впрочем как и другие моменты относительно жизни Христа: ну что он путешествовал в Индию, может даже в Китай заглядывал, на Русь тогдашнюю, что исколесил много земель, в общем, до своих 30 годков, когда начал «деятельность» в Палестине и Израиле, описанную в Новом Завете.

Что там происходило, в странствиях Христа, в его обучении жизни, никто ныне толком не знает, довольствуемся легендами, да сказками. Однако «факт» остаётся «фактом»: известно немного о детстве Христа, а затем сразу о его уже сильной взрослости (где-то около 30 лет), ну и последняя его стадия жизни «известна» чуть ли не дней. Если же брать отправной точкой детское потрясение Христа, после убийства мальчика, то многое становится ясно: Христос решил узнать премудрости мiра, поучиться у знатоков, заодно и свет поглядеть, чтобы для себя же решить в том числе и мучавший его вопрос: а что это было с мальчиком-то? ЧТО???

Ну и, надо полагать, в результате изучения жизней людей в разных странах, ознакомления с работами мудрецов, беседами с ним, собственной работы по осмыслению своего и чужих опытов – он пришёл к каким-то выводам относительно себя, а также о своём предназначении в жизни. К каким именно? Об этом и рассказывают евангелия. Он пришёл к выводу, что главное в людях – ЛЮБОВЬ. И как предназначение, и как цель, и как способ существования, и как движитель эволюции. Всё в одном «стакане», как говорится. Интересный вывод, кстати. Преинтереснейший. Причём, не просто некая неразумная и нелогичная любовь неизвестно по какому поводу, неизвестно почему вообще, а подавляюще тотальная, определяющая ВСЁ.

Собственно, затем в своих странствиях уже по «Святой» Земле, он и предлагал всем желающим это понимание, выстраданное и продуманное сердцем. Предлагал по-разному: некоторыми действиями, разговорами и притчами. Притчами потому, что некоторые моменты невозможно было объяснить словами, будь они хоть как точны и непередаваемо точно бьют в цель. Моменты эти можно было дать только на уровне концепции, как предтечу любой возникающей мысли, но концепции выразить языком нельзя, их можно лишь ощутить. Вот притча – как раз и есть такой «инструмент», который позволяет передать концепцию (пусть и грубо и неполно, но всё же). Притча даёт ОЩУЩЕНИЕ понимания и внедрения себя в том, что находится ПОПЕРЁД мысли.

Но для человека разумного, а именно таково большинство людей на Земле (к блаженным, шибко чувствительным придуркам относится подавляющее меньшинство), притчи Христа о том, о сём не возымели должного эффекта, а разум так и вообще их все исказил, искажает, да и будет искажать до скончания веков. Разум и сердце работают по-разному ведь. Вот и вся недолга. И надо полагать, что Христос всё это понимал. И тем не менее, пошёл на то, на что пошёл.

Это вторая часть загадки Христа, которая естественно вытекает из первой. Разгадка же такова: если всё в мiре любовь, то ничто суетное не важно. Оно преходяще, оно временно, оно дано для обучения той самой пресловутой любви. А посему… Посему ярчайшим и убедительнейшим способом «доказательства», но не разуму, а СЕРДЦУ, что это так и есть, является мучительная смерть тела и последующее его воскресение. Любовь при этом НЕ страдает, ибо и не может страдать никак, потому что всё из любви же и состоит.

Надо сказать, что к высказанным выше разумениям пришла масса народу, в основном выходцы из православия, конечно, потому что другие веропоучения делали массовый упор немного на другом, склоняясь в сторону рацио (разума), а не сердца. А в рацио Христа искать не нужно, его там никогда и не было. Поэтому православные это «знают», а «католики» (разделение условно, конечно) – нет.

Задачу свою, если она была, конечно, Христос выполнил. Он внёс в нарождающийся вал практицизма, рационализма, разума и прочей холодной логики и холоднющего анализа – встречный вал чувств, который растапливает веками это ледяное разумопомешательство, отепляет и даже доводит до кипения всё что есть разумного в человеке. Этому все свидетели, между прочим. С этой точки зрения его вклад в дело эволюции сознания неоценим: он, обыкновенный человек, умудрился поставить ЗАСЛОН крену в неравновесное положение всеобщего баланса. И этот заслон до сих пор работает, да и долго ещё будет работать.

Поэтому краткий вывод таков: Христос оттянул на многие века попытки и стремления ороботизировать людское сознание, выхолостить его до уровня одного разума, кастрировать заодно и чувства. Как знать, конечно, может и без него всё было бы зашибись, а проблема (если она была) была преувеличена Христом, и он «боролся» с ветряными мельницами, иллюзиями (это, кстати, одна из точек зрения на Христа), да так и погиб ни за что, в общем-то. Но тут уж строго по вере: кто во что верит, однако.

А я лично верю в то, что Христос попробовал выразить любовь так, как он её осознавал, чувствовал, ощущал. Ну и вышло так, как вышло.

Добавить комментарий