Манкость

Разговор пойдёт о манкости, а не о man-cost’и (для тех, кто понимает). Слово это тонкое, когда его произносишь, то поначалу можно и не понять, о чём речь. Но вот затем… вот затем, когда начинаешь ощущать, какое оно, словечко это, наступает облегчение.

Да, оно происходит от слова «манить», но я бы не хотел останавливаться на том сермяжном значении, которое всем и так известно, «поманить рукой», к примеру, и иже, уделить внимания побольше именно манкости, как черты, присущей женщинам. Всем на свете женщинам! Которые манят к себе мужчин. Ну иногда и других женщин, но про них я даже не буду упоминать.

Мне это слово нравится чрезвычайно! Ну, сами посудите: МАНКОСТЬ. Как много таится в этом неброском и скромном определении, как роскошно скрывается, как переливается внутри себя неведомой манкостью, как лукаво пересмешничает то ли сама с собой, то ли с окружающим мiром мужескаго полу.

Всё верно, манкость – это то, что ощущают мужчины, встречая женщину. Или не ощущают, потому что её для них от неё почему-то нет (иногда и не предвидится). Манкость – так же многогранна, как сама женская природа, которая многоприятнее и многожеланнее самой приятной приятственности и желанной желанности. Она может быть спрятана в уголках черт женщины, а может модулироваться голосом, может быть гладкой в формах, но иногда и слегка угловатой в образах, но не теряя при этом ничего из того общего, что и можно называть «манкостью». В общем, иногда её даже и не обрисуешь бедным, как мышь, языком. Но вот насчёт ощутить – дело обстоит совершенно другим образом!

В ранних детствах, по опыту тех, кто хаживал в детские садики, особой манкостью, ещё тщедушненькой, но усиленно почему-то взращиваемой, обладали воспитательницы в сплошь белых халатиках (сейчас они, наверно, одеваются по-другому, не знаю, давно в детские сады не заглядывал), затем наступал черёд школы, где такая же история повторялась с соседками по парте, с взъерошенными косичками наперевес и с молоденькими учительницами, надувающими губки (Господи, как представишь, сколько им лет-то тогда было, а надо же, уже авторитетны!).

В школах манкость вообще остро ощущается к классу эдак пятому. Расцветают, вдруг откуда ни взявшись, первые красавицы, к которым нет-нет, да и поманивает, знаете ли. Но, поскольку опыта никакого, то всё на что обычно и хватает, это ухватиться как-нибудь за её портфелишко, сумку через плечо, или, особо смелым, за косицы те же неугомонные (и такие красивые!). И эта манкость царит затем до самого конца школы. Царит, разливаясь в воздусях пубертатными нахлёстами-волнами, как нежный выдох той самой девчонки, который так умилительно пахнёт… ну тут у всех разное!

К созреванию до деторождения у всех уже в ощущениях манкость женщины утверждается, как невыразимое ничем и никак чувство, глобальное такое, всепоглощающее естество. От которого никуда не спрятаться, не скрыться, но с которым как-то надо жить. И в этот самый момент, ни раньше, ни позже многим начинает светить армия, где мысли о женской манкости вырастают, извините, до психических и психологических расстройств… впрочем, не будем о грустном, потому что, кто там бывал, тот и так знает, а кто не бывал, тому это и знать ни к чему (мелькнувший мимо тебя опыт, который ты мог бы получить, но так и не получил – больше к тебе не вернётся, а, если и вернётся, то совершенно другой СТОРОНОЙ).

Между 20-ю и 30-ю манкость женщины устаканивается до известных пределов, которые описаны в литературах и прочих произведениях искусств, но поданы лишь поверхностно, поскольку громадьё материала и оттенков таково, что впору привлекать Аллаха, который просто скажет, это у меня безконечно много слов, как песчинок, а не у тебя, о человече. И это каждый знает, но не словами и мыслями, а лишь ощущениями. За которым можно следить, а можно и пускать их на самотёк.

Затем манкость становится зрелым и зримым феноменом бытия, закрепляя собой ту область чувств, которую уже даже бывает стыдно обнародовать даже намёком. Мне вот, допустим, не стыдно почему-то, потому что я считаю, что главной задачей мужчины является всё же способствовать своему продвижению до примерно того уровня, на котором любая женщина находится просто по факту своего рождения женщиной. Да, добраться до этого уровня всё равно мужчине не удаётся, но попытки делать, имхо, надо. Не всё ж одним мужским шовинизмом и иже жить, надо иногда и поворачиваться вокруг своей оси, чтобы было интереснее и живее. К тому же тут сразу надвигаются глыбой очень сущностные вопросы о безсмертии душ, о переселениях душ то в одни тела, мужеские, то в другие – женские, ну как тут не задуматься-то!?

Манкость женщины начинает отображаться в реальности бытия практически весомо, как полная канистра, только тогда, когда наедаешься этой манкости досыти, и требуется то, что обычно выражается, как поглядывание, панимашь, по сторонам время от времени. Народная мудрость (уверен, что изречённая устами женщины) при этом гласит, мол, седина в бороду, а бес, зараза такая – в ребро! Но дело не в этом, не в бесе, а в полноценном ощущении, определении, той самой манкости, которая уже сформировалась до полноценности. И ею наслаждения, как гурманством!

И манкость при этом начинает видеться даже не в деталях, а в микрокосмах материала, составляющего эти самые детали. Она, манкость, оказывается бывает столь безконечной, что дали становятся вне-далями, уходя во все стороны фонтаном брызг. Женщины, обладающие чувством юмора, прекрасно знают об этом, находя особый шик пребывания себя в манкости тогда, когда захотят, и для того, кому они захотят приоткрыть себя в этой самой манкости! Лично я их очень уважаю, хотя и признаю, что они поигрывают огоньками, порой забывая, что четвёртая стихия вообще-то безудержна, в отличие от первых трёх, комкующихся в паттернах/формах облак, вод и плотных материй.

У мужчин манкости нет, кстати, вернее, есть отображение женской манкости в совершенно другой ипостаси: мужчина либо обладает харизмой, либо… эта харизма пребывает в нём нераскрытой всеми гранями. Что, собственно, на философском уровне и обозначает двустороннесть нашей общей «медали»-человеческого облика в человечьем теле-естестве. Поэтому можно запросто представить, что вот идёт себе такая мощная харизма, которая аж пышет, да и встречает манкость, которая всё про себя знает: ну и как тут им друг другом не заинтересоваться-то?!

Такое, в полном величии бытия, встречается не так уж редко, надо сказать: я так вообще уверен, что в жизни каждой женщины, каждого мужчины происходили и ПРОИСХОДЯТ периодически такие моменты: это Бог не даёт нам никакого шанса забывать всё то, в том числе, зачем мы пришли в жизнь, даёт нам изображение друг друга, но показывает это ПО-РАЗНОМУ, в зависимости от условностей природных моделей. И мы все про это знаем.

Итак, да здравствует женская манкость, встречаемая и благодарно зацениваемая мужеской харизмой! Пусть пребудет в них гармоническая ИГРА.

Добавить комментарий