Основы внутренней логики английского языка III

В первой части я попробовал разобрать общее понятие логики языка. Во второй показал на самые важные части (компоненты) английской логической системы, а именно: предлоги и грамматические времена глаголов, которые трудно даются русским людям из-за того, что нечто схожее напрочь отсутствует в языке русском.

Остальные «элементы» на порядок проще, потому что им во многом можно найти «аналоги» в русском, а посему они легче «усваиваются». К примеру, совершённый вид русского глагола ОЧЕНЬ напоминает перфектное время английского. Это так и есть. В русском виде «совершённости» самым определённым образом присутствуют нюансы и черты той же самой английской «совершённости». Правда, не совсем на 100%, потому что русские глаголы могут быть и несовершённых видов, а вот перфектная форма английского несовершенной быть не может.

Есть определённые аналогии русских падежей некоторым «позициям» английского. К примеру, творительный падеж русского языка очень часто передаётся в английском с помощью двух предлогов: by/with. Но, опять же, не всегда так. Или вот родительный падеж очень часто может передаваться с помощью английского предлога for. И снова: не всегда.

При изучении и кропотливом разборе встречающихся конструкций русского языка и поиске наиболее внятного аналога/первода этих же конструкций на английский, русской мозг более всего настроен на то, чтобы крепко-​накрепко затвердить однажды нашедшуюся аналогию/схожесть и распространить её и на все остальные схожие случаи. Этого следует сознательно избегать. А пытаться рассматривать каждую такую позицию с внутренней логики английского. Если по каким-​то причинам она ещё недоступна вам, как студенту, или вы её пока не понимаете, требуйте объяснений от учителя. Или попробуйте найти ответ в умной книжке. Ну и на худой конец: попробуйте найти ответ в интернете (там вероятность встретить внятность – самая малая).

Особое внимание следует обратить также на порядок слов в предложении. Дело в том, что русский язык достаточно свободен в перестановке слов, этим привносятся, либо убираются дополнительные смыслы или оттенки выражения, и мы их прекрасно понимаем как носители. В английском же предложении структура ЖЁСТЧЕ на порядок, в ней всегда первым стоит подлежащее, а вторым – сказуемое. Да, в начале предложения могут быть обстоятельства всякие, но затем, как только надо сказать эту вездесущую сладкую «парочку» – они должны идти вместе, одна за одной: первым – подлежащее, за ним – сказуемое. Если запомнить этот конструкционный элемент, то студенту будет гораздо проще. А, если НЕ запомнить, то русский человек всё равно периодически будет сползать на логику родного языка и выдавать очередные «перлы».

Созвучно-​совокупно со строительством утвердительных предложений, идут предложения вопросительные и отрицательные, в которых есть уникальные особенности, отсутствующие в языке русском (в русском мы можем запросто сделать из любого утверждения вопрос, одной интонацией, а вот английские люди так не могут). С этим тоже могут возникнуть проблемы, но они решаются чисто логически, на схемах.

Схема эта последовательная. Момент первый: и для создания вопросительных предложений, и для создания отрицательных – используются вспомогательные глаголы. Их всего три: «быть», «делать» и «иметь». Вспомогательные глаголы распределены по группам английских времён, т. е. каждый из этих вспомогательных глаголов употребляется в какой-​то из групп. Допустим, в группе простых времён вспомогательный глагол – «делать». В группе времён продолженных – «быть», в группе завершённых времён – «иметь». В последней группе времён, логично до жути, ибо она называется завершённо-​продолженная, употребляются два вспомогательных глагола, один из «завершённой» группы, это «иметь», а один из продолженной, это «быть».

Момент второй: в отрицательных предложениях частица «не» (отрицающая) ставится всегда ПОСЛЕ первого вспомогательного глагола. Нам-​то русским это непривычно, мы ставим «не» перед самим глаголом обычно, но вот так… надо привыкать к ДРУГОМУ «порядку», уча английский.

Поэтому алгоритм употребления глаголов, да, по количеству находящихся в нём элементов великоват и кажется сложным, но на самом деле он крайне логичен в любой своей детали. И это может выясниться при ДОСЛОВНОМ переводе английских грамматических конструкций на русский язык. К примеру, «Он есть едящий» – это одна из конструкций английского продолженного времени, один в один, что называется, сами посмотрите: He is eating.

Точно также и с образование пассивного (страдательного) залога в английском. Есть общая схема или структура, которая «поддерживается» схожестью выстраивания во ВСЕХ грамматических временах.

Жёсткость «выстраивания» английского предложения влияет на, что русский человек мгновенно ощущает, как НЕДОСТАТОК свободы, наличествующий в языке русском, и СОПРОТИВЛЯЕТСЯ ему, как может. Делать это безполезно и безсмысленно, между прочим. Язык-​то не наш, чего в нём свои «правила»-то устанавливать?! Их надо всего лишь соблюдать, если целью является овладение иноязыком как можно ближе по уровню к носителям. А любая попытка не делать этого… ну заставляет носителей страдать из-за явного присутствия в их родном языке ЧУЖДОГО. Мы же не любим сами, когда коверкают наш собственный язык? Вот и им не нравится.

Ещё один момент, о котором стоит упомянуть – это «способность» английского языка (так устроена его логика) превращать существительные в глаголы и наоборот, как вообще без помощи чего-​либо, так и с помощью суффикса -ing, на конце глагола, тогда глагол превращается в отглагольное существительное, или герундий. Теоретически, и все англоязычные об этом либо знают, либо догадываются как-​то, ЛЮБОЕ английское существительное запросто может превратиться в глагол, а любой глагол – в существительное. В английском это запросто, достаточно существительное поставить на место СКАЗУЕМОГО, как сразу всё понимается. Ну или наоборот: глагол на место ПОДЛЕЖАЩЕГО.

В русском языке такого нет, нам нужно для «перевода» из одной части речи в другую немного потанцевать с бубном, а вот им, англоязычным – нет. В их язык сие ВЛОЖЕНО, как возможность для развития. Причём, возможность великолепнейшая. Позволяющая время от времени обогащать английский новыми смыслами. Что, собственно, периодически всякие «революционеры» от языка и делают. Никого уже давно не удивляет глагол to table, к примеру, в смысле «поставить на стол».

Но связка глагол-​существительное, с их возможным «перетоком» друг в друга ещё ладно. В английском языке это ещё более запущенно: дело в том, что там ЛЮБАЯ часть речи может стать почти ЛЮБОЙ другой частью речи (есть некоторые логические ограничения в плане причастий). Теоретически, разумеется. Т. е. элементы английского языка, не обладая в должной мере падежными окончаниями и логической связи этих окончаний с другими словами в предложении, как в русском, ТЕКУЧИ в этом смысле. Они могут «перетекать» смыслово друг в друга: наречие может стать прилагательным, глаголом, существительным, частицей какой-​нибудь даже. И наоборот, и наискосок, и поперёк ТОЖЕ.

Об этом мало кто знает, между прочим, хотя носители что-​то такое постоянно ощущают, но иногда не могут это выразить. Изучающие же английский, как правило, об этом нюансе даже и не знают, хотя по ходу изучения постоянно сталкиваются с множеством примеров, когда одно и то же слово является то существительным, то глаголом, то прилагательным, то ещё как. Ну так вот, можно спокойно знать, и, даже, после научения себя в английском, этот момент ощутить, и, может быть, даже попробовать что-​нибудь сотворить эдакое.

Это удивительное свойство присуще всем аналитическим языкам, не только английскому. Что логически понятно: раз у таких языков нет возможности как-​то хитровыделанно, по каким-​то правилам для изменений слов или их некоторых частей, ТВОРИТЬ новые смыслы, они ТВОРЯТ это хитровыделанно, но по-​другому, по тому, что и «правилом»-то назвать никак нельзя.

В русском языке с этим попроще: к нашим услугам множество приставок, суффиксов и ещё раз суффиксов, мы любое словечко можем так при/про/за/в/пере/об/накрутить, что мало не покажется, а вот английский в этом плане выходит из положения в соответствие со своей логикой, которая ему  «позволяет» обходиться безо всяких «излишеств».

Я вспоминаю иногда крутой поток англицизмов, начавших заполонять русский язык после 1991-го года. Многим носителям русского языка это не нравилось, да и не нравится поныне. Но есть ведь и «русский ответ» на это безобразие. Судите сами: вот «бодибилдинг», но ведь может случиться и «бодидебилдинг» иногда, а то и что-​то вроде «бодибилдингования» напропалую. Я уж не говорю о шедевральных моментах, типа коротенечко так «прибодибилдиться» или «пободибилдинговавший», да так и не ставший «убодибилдингованным» до кровавенького геморрка. Так что… куда там английскому!

Добавить комментарий