По изменению школьной программы

Далее мысли мои, личные. Весьма спорные, разумеется: сколько людей – столько и мнений.

Школьное образование, как базовое, служит всегда целям государственных управленцев, в случае, если реально они же и управляют, либо другим группам, которые и осуществляют реал-управление. Иногда школьное управление выстраивается таким образом, что оно служит вовсе не тем целям, которые прямо или опосредованно (по умолчанию) выстраивают государственные управленцы. Но чаще всего всё существует в мешанине, в каше, разбирать которую на отдельные ингредиенты – замучаешься.

Причина этому проста: существует и надгосударственное управление, прозываемое просто «мiровая закулиса», или, как точнее выражается КОБ та же, есть попытки управлять мiровоззрением. Именно попытки, потому что вообще-то не очень получается…

Школьное образование, сложившееся примерно к концу 19-го, началу 20-го веков, является, по признанию многих людей, бастионом. Бастионом национальных государств, потому что оные именно тогда окончательно и сложились, наконец (более или менее). Эта «крепость» выдаёт на горА «бойцов», более или менее воспитанных внутри «крепости». Ситуация сейчас изменилась. Бастионов больше нет. Поэтому и появились некоторые проблемы.

Национальные государства, со своими собственными «тараканами» в плане подготовки к жизни своих собственных граждан, уже не выдерживают натиска того, что нынче модно называть «гражданством мiра». Дальше будет ещё хуже, национально-ориентированные системы школьного образования, а таковых сегодня полно, практически все такие и есть, кроме некоторых исключений-вкраплений, потерпят неминуемый КРАХ. Постепенно разрушатся.

Почему? А потому что есть интернет и более свободный переток информационных потоков, испускаемых пока в основном национально-ориентированными источниками. Эти потоки всё и разрушают. Да, медленно, да, как вода, которая кап-кап-кап на мозги, рано или поздно их взорвёт. Периодически уже рвёт по точкам, конечно, но сами государства со своими системами образования ещё «держатся». Но им недолго осталось. Тенденции очевидны: подступает кризис всепланетарного масштаба, он касается как раз национально-ориентированных школьных программ.

Государства, в частности и Россия, предпринимают меры по недопущению сего кризиса. Но, ясен перец, свободно текущую во все стороны информацию, можно лишь временно/кусками ограничить, но никак не полностью заблокировать. Не удастся никому, даже китайцам. А разрушает сложившиеся системы образования (да и не только их, надо сказать) то, что неподвластно никому на свете: свобода, как принцип, которая находит отклик в сердцах людей, и люди поэтому её и исповедуют, и проводят в жизнь. Как могут, конечно.

Если этот процесс оставлять без внимания – ничего хорошего не выйдет. Можно посмотреть на американскую систему образования, которая пока ещё жива, но уже очевидно показывает, что будет далее: деградация во всё увеличивающихся размерах и масштабах. Или европейскую, которая выглядит получше пока. Или нашу, которая вообще вроде как цветёт и пахнет. Ну или китайскую ту же, которая забастионилась в своём китаизме, даже не суйся.

Недостатки существующей системы школьного образования уже становятся ясны не только глубококопающим индивидуумам, типа меня, но и крайне поверхностному взгляду. Я их далее перечислю, порой относя к недостаткам именно то, что другие люди могут считать преимуществом. Вот и возникнет предмет для обсуждения.

Недостаток первый. Школьная программа, в общем и целом, даёт «картину мiра», не совпадающую со многими деталями этого самого мiра, который ученики лично видят, наблюдают, ощущают. Количество несовпадений причём – растёт год от года. Когда юности предлагается одно, а видит она совершенно другое, или не совсем то, что предлагается, то мозг юности БАСТУЕТ. И хорошо, если он начинает после этого самостоятельную работу по осмыслению ситуаций. Но нет, чаще всего это выливается в яростное отрицание предложенного в образовании (в разных формах). Таково убеждение, увы, юных, которым подавай всё сразу и поскорее, блин.

Недостаток второй. Школьная программа устарела категорически. Она несёт в себе идеи бурного 19-го века. Завуалированные, вылизанные до блеска, с глубоко упрятанными смыслами, от которых веет плесенью. Тогда лет 100-200 назад, да, умы человечества устремились ввысь на крыльях всевозможных «наук», которые БУРНО развивались, и казалось конца-края этому не будет видно. Ан нет, конец-край уже подошёл и он уже ВИДЕН. Вот такой парадокс парадоксович подступает. И нельзя сказать, что даже самые упёртые консерваторы, этого не понимают. Даже они полагают, что надо что-то менять.

Недостаток третий. Парадигма школьного образования, построенная на «научных» «фактах» терпит серьёзнейшее поражение в схватках с совершенно иной парадигмой, которая уже показывает свою силу. Можно назвать другую парадигму так: НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ. И неопределённость выиграет, потому что даже сама «определённость» понимает, что вся её пресловутая определённость – это всего лишь МАСШТАБ рассмотрения. А в безконечности возможно любое масштабирование, и всегда оно будет неполным.

Недостаток четвёртый. К сожалению, многие люди искренне полагают, что человека можно воспитать тем или иным образом, научить, так предоставить ему «знания», что он их воспримет, возьмёт на вооружение и т. д. и т. п. Всё это хрень на постном масле. Человек всегда и во всех случаях САМОСТОЯТЕЛЬНО отбирает то, что ему может пригодится, и отбраковывает то, что в текущем его состоянии ему не нужно (как он или она полагают). С любого вменяемого возраста, а таковой наступает обычно годам к трём-четырём. И исходить в любом образовании нужно из этой мысли. И больше ни из какой. Любая другая мысль, принцип образования, потерпит рано или поздно полный КРАХ.

Недостаток пятый. Поскольку школьное образование касается детей, а детям интереснее всего играть, или проигрывать разнообразные ситуации (понарошку), именно в играх, через игры – они и учатся, то надо просто и спокойно это ПРИЗНАТЬ и не выдумывать никаких лишних и скучных «велосипедов». Игра для школьного образования – есть безконечный процесс, хотят ли учителя или взрослые люди как-то изменить сей «факт», или не хотят. Детям на это ПЛЕВАТЬ. Они больше всего заинтересованы в ИГРАХ. Они превращают в игру всё, они и учатся тому, что есть, лишь через игру, потому что именно она им интересна. Причём, постоянно, а не время от времени.

Здесь следует остановиться и серьёзно подумать на тему о том, а какие ИГРЫ вообще бывают? И сразу станет очевидным, что игры бывают разные, в том числе и с привлечением разума, интеллекта (с моей точки зрения, интеллект проявляет себя лишь в нескольких людях, у одного человека никакого интеллекта нет, и не было никогда, это – феномен общности людской), ума, чувств, эмоций, физики тел. Поэтому можно подумать на тему о том, чтобы составлять для детей РАЗНЫЕ игры, каждая из которых педагогически верно будет нацелена на развитие определённой способности (я бы даже сказал на «просыпание»; имхо, способности ко всему на свете есть у всех, без исключения, они просто не «просыпаются» у многих, либо сами не хотят, либо предпосылок нет никаких).

Мы ведь спокойно относимся к играм на свежем воздухе, к спортивным соревнованиям. Мы также спокойно относимся к олимпиадам и всяким другим конкурсам, касающимся уже приложения разума, способности мыслить и т. д. Мы также спокойно относимся к областям чувств, правда, при этом не представляем порой, а как ЭТОМУ можно научить? Хотя и в этом вопросе учим детей (в основном, в семьях, конечно). А между тем, это всё можно продумать следующим образом: во-первых, честно сказать самим себе, игры – обучают не только не хуже постылого изложения «материала» и затем постылой же зубрёжки дома пройденного, а гораздо ЛУЧШЕ.

Потому что играть интереснее, чем зубрить или просто запоминать даденное, как последняя истина в последней, мля, инстанции. В процессе интересности всё нужное зайдёт для ребёнка тем плавнее и тем круче, чем ему самому будет увлекательнее. Любой учитель знает, как и когда загораются у детишек глазёны. Да когда им интересно, когда их что-то восхищает, интригует, завораживает и заставляет биться сердечко! А когда у детишек тухнут глаза? А когда на горизонте появляется снова-корова, унылая и постылая, выходит рогатя, хвостом лениво машет, и ну мычать или гавкать. Исключений этому нет.

Недостаток шестой. Если взять за «аксиому» или наблюдение, что мiр меняется в сторону возрастающей неопределённости, то следует задать себе вопрос: а стоит ли в таких условиях учить детей неким определённостям? Не выйдет ли так, что, к тому времени, когда ребёнок вырастет, многое из выученного якобы «определённого» станет жутко «неопределённым»? И что тогда выросшему ребёнку делать? Пенять на учителей? На программу? Мол, учили всякой хрени, а тут вон оно как! И ведь я не говорю какие-то совершенно неочевидные вещи, это УЖЕ СЕЙЧАС происходит.

А ведь неопределённость можно и нужно ПРЕПОДАВАТЬ. В ней ничего страшного-то нет. Это всего лишь неопределённость, туман, взвесь капель, молекул и прочих частиц. И жить можно в условиях неопределённости, и творить. И вообще. Неопределённость – это просто циклический спад (или заброс вверх, кому как нравится) в обычном эволюционном развитии. И всё? И всё. Только надо быть честным и смелым, и не стараться натянуть одеяло на голову, чтобы не видеть подступающую и грозящую «опасность».

Что такое, в самом общем приближении, обучение в условиях неопределённости? А это всего лишь перекладывание «тяжести» мышления на обучающегося. То, что обычно учитель и так постоянно делает. Разными способами: через понукание, через взывание к родителям, через запугивание, через всяко-разно, методов много, но можно и через ИГРУ. В процесс игр ребятёнка с удовольствием берёт на себя «тяжесть» мышления (и не мной замечено), даже этого не ощущая. Ему или ей просто нравится так! Ребятёнка с удовольствием делает разные выводы также. По ходу игры. И спокойно же может их поменять, если его учить их проверять, выводы эти, и корректировать. Ребятёнка в этом плане не переживает особенно сильно, ведь он воспринимает ИГРУ. И через игру он учится.

Обучение в условиях неопределённости в какой-то мере даже легче для учителя. Нет незыблемых «истин», которые требуется донести до мозга обучаемых любой ценой, которые требуется вдолбить, если сразу не воспринимаются никак. Да их в неопределённости и не надо. Надо лишь предоставлять детям условия возникновения их же вопросов. Показывать направления, где могут лежать ответы, которые они могут найти сами. Ну и, конечно, инструментарий. Вот его и надо объяснять. Чтобы дети поняли, с помощью чего можно мыслить, что вообще это за штука такая – мышление.

Первый инструмент интуитивно понятен, это – логика. Второй инструмент – это отсечка информации, умение выделять нужное в данный момент, он ненужного. Третий инструмент – умение масштабировать любую проблему, четвёртый – счёт. В принципе, можно ещё накидать, но учителя и без меня знают, какие бывают инструменты, как их использовать и т. д.

Недостаток седьмой. Людям прекрасно известно следующее: не всё можно осмыслить и решить одним лишь разумом, или логичным, практичным подходом. Есть вопросы, которые разумом не решаются. Но сами подходы к возможному возникновению таких вопросов или проблем, а также возможному их решение в школах НЕ даются. Никак. Есть лишь намёки, проскальзывающие у толковых учителей, вот они-то как раз и пытаются донести эти штуки.

А между тем, только показ ограниченности разума в «решении» многих и многих проблем человека, предоставит юным возможность самостоятельно покумекать на эту тему и придти к своим и только своим выводам. Кстати, ничего страшного в том, чтобы сказать голимую правду о невсемогуществе разума, вовсе нет. Юные очень ценят искренность и правду, пусть она может быть и горькой, или ещё какой. Вопрос: «А как же жить тогда?» можно оставить на усмотрение самих обучаемых – это и есть высший пилотаж в обучении: подвести обучаемых к ЧЕРТЕ, к КРАЮ, за которым есть одна голимая самостоятельная работа мысли, их собственной, а не тёти-дяди, и более – ничего.

Добавить комментарий