Послебудущее грамматическое время в русском языке

Наверно, пришла пора поговорить о том, что меня прочувствывает уже давненько так, т. е. о том, что в русском языке есть ощущение послебудущего времени. Грамматической формы вот нет, поэтому мы такой формой не говорим, никак не выражаемся, в общем. А вот ощущение есть. И не у одного меня, что значимо (иначе можно было бы одинокого в психушку отправлять, даже такого безобидного).

Чтобы было понятнее, приведу сравнение: во многих евроязыках есть предпрошедшее время, т. е. то, которое указывает на то, что произошло раньше какого-то другого, тоже прошедшего события. Вот в русском, по моему разумению и догадке, есть послебудущее время, т. е. то, которое «возникает» после неопределённого простого будущего времени. Об этом, в частности, почти открытым текстом говорят пророчества (о наступающем Царствии Божьем). Изрекаемые или рекомые до сих пор, поскольку пророчества заглядывают в такую даль, что к ним по факту неприложимо значение обыкновенного будущего, кое просто догадка о том, что могло бы быть где-то там, в обозримом текущем, но вдалеке, ещё дальше.

Второй элемент, наличествующий в русском языке и относящийся по моему разумению, к послебудущности – относится к МЕЧТЕ, а этот элемент, что с религиозной точки зрения, что – с житейской, относится к тому, чего не только не может случиться в обыкновенном будущем, но ему в этом будущем просто категорически нечего делать. Мечта, если вдуматься, это кардинальный выразитель ПОСЛЕБУДУЩНОСТИ. Сакральный даже. Именно так. Мечтой, или послебудущностью, двигаются все великие «русские» проекты. Любого качества и массы. Это такая «особенность» есть у русских.

В грамматической плоскости я неоднократно пробовал как-то про/идумать, что ли, эту самую послебудущность. Ну или обозначить её совсем уж конкретными словами. Чтобы была возможность иногда одной грамматикой выражать что-то очень особенное. Но получалось плохо. К примеру: удвоение «буду», ну, чтобы показать послебудущность, типа: «Буду буду быть», в отличие «буду быть», как-то аляповато и смешно. Испробование окончаний будущего времени в русском языке (типа: «Покажу!») – тоже не приводило ни к каким результатам. Ну, что, опять удваивать, что ли? В общем, это дело оказалось безперспективным.

С помощью суффиксов результат получился немного другой, более загадочный, что ли, что добавляет необходимого цимесу, однако. К примеру: если «приходить» – наше нынешнее будущее время, то вот «приход(суффикс)ит» могло бы стать суффиксом послебудущего. Осталось лишь выяснить, какой именно там может стоять. Ну или какие именно! Чтобы не быть голословным приведу пример последнего времени: «Его ушли!». Сия фраза была невозможна ещё каких-нибудь 50 лет назад, от неё фыркали, как от противного-препротивного. Сейчас же она занимает достойное место в текущем словотворчестве, и народ уже балуется и другими, схожими формами, но не торопясь так.

ОК, подумал я, можно поиграть в придумки совершенно нового вспомогательного глагола для послебудущего времени, но зайти при этом… с другой стороны. Просто увеличив СИЛУ вспомогательного глагола, вот так: «быть» для будущего времени, а «послебыть» – для послебудущего. Получается, «я буду плавать» – будущее время, а «я послебуду плавать» – послебудущего. Просто и изящно, но как тогда быть с просто «поплаваю» тем же? «Послеплаваю»? «Послепопоплаваю»? Опять ерунда какая-то.

В итоге, перебрав множество вариантов, и найдя их неказистыми, и одновременно какими-то пошлыми (угу!), я пришёл к выводу о том, что послебудущность может выражаться и другими вспомогательными глаголами. И некоторые, созвучные современному русскому, хотя и взяты из старорусского, нашёл (вроде как!), вот он: ЗНАЕМО. Или/а также: ОЩУЩАЕМО, ЧУЕМО, ВЕДОМО. Т. е. русское послебудущее время может звучать грамматически так: «Я знаемо буду…!», «Вы ощущаемо будете…!», «Он чуемо станет…!», «Они ведомо распишут…!» и т. д. Элемент мечты/предвосхищения/послебудущности вкладывается совершенно чётко и очевидно. Одновременно есть и разница между тем, что «вы будете» и «вы ощущаемо/чуемо/ведомо/знаемо будете».

В общем, если грамматика, разумеется, не может получиться искусственно (хоте некоторые горячие головы могут и возразать, а это смотря сколько лет и десятилетий на это угрохать!), зато она может возникнуть СЛУЧАЙНО: кто-то что-то сказал, НОВОЕ, другой подхватил, да и пошло-поехало, а грамматисты почесали свою репку, на предмет того, а что бы это могло быть – БАЦ! – и присвоили новому словообразованию, новой словоформе послебудущее время. Так тоже может быть, кстати.

Другими словами, послебудущее время ещё не созрело для чёткого выражения себя в языке. Так тоже бывает: ощущение есть, а сказать ничего не можешь. Ничего в этом страшного нет, поскольку, когда на язык оказывается ДАВЛЕНИЕ каких-то обстоятельств или ощущений, то представители языка  ИЩУТ способы, как бы им это выразить посподручнее. Ну и, как правило, находят, рано или поздно. Найдут и в этом случае. Никуда не денутся!

Лично мне пока нравятся ПОИСКИ выражения послебудущности. Они такие волшебные и неизрекаемые, хотя и просящиеся на язык, что аж сладостью мечты можно незаметно истечь. Что-то подобное, я подозреваю, испытывают некоторые религиозные подвижники, истово молящиеся, и входящие в особое состояние: они молитвенно доходят до послебудущности, и их несёт.

Поэтому-то, послебудущность, как ощущение, всегда такое… от мирра да от ладана пока. Хотя оно и разнообразным может быть. Но пока не очень многие люди (не все) его ощущают напрямую, поэтому и остаётся от него привкус лишь необычности, а она почти всегда больше положительна, чем отрицательна. Кстати, ранний СССР вплотную подошёл к тому, чтобы начать выражать свою послебудущность и через язык тоже, но… не случилось.

А пока для меня самым ярким и мощным выражением послебудущности остаются следующие строки: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!» Где «сделать», имхо, должно было бы стоять в послебудущем времени НЕПРЕМЕННО. Однозначно. Никто же не говорил, что послебудущность обязательно сбудется. Она пока и не сбылась. На то она и послебудущность, как мечта!

Добавить комментарий