Проблемы с определением того, что есть «информация»

«Информация» относится к той философской базе понятий, оперирование которыми обычно происходит по сценарию «самособойразумения» (нетребование объяснений, типа, и так всё ясно). Но, как уже ясно из названия статьи – знали бы прикуп, жили бы в Сочи. Поэтому очень многие люди УЖЕ стали использовать этот то ли термин, то ли понятие крайне осторожно. А то и вообще заменять его на другие синомимы и «синонимы». Этим особенно отличается наше правительство, ударившееся в «цифру» (которая чем-то неуловимо, с запашком, всё же отличается от «информации»).

Попробую тогда и я ещё раз про информацию. Первое, информация – это то, что передаётся от одного человека другому или многим с помощью разных способов, прямых и косвенных, добровольно воспринимаемых или насильно насаждаемых. Второе, а ещё информация это в том числе и то, что есть, но, если человек НЕ обладает способностью или умением «считывать» её, поэтому её для него нет. При этом «первое» касается создания и ис/отторжения информации от человека к человеку или людям, а «второе» касается нахождения информации в окружающем человека мiре, а также и части «первого» тоже (к примеру, высшая математика НЕ представляет собой информации для того человека, который ею не владеет). Есть также ещё и третий, условный, тип информации: это всё то, что нам, людям, вообще неизвестно. Мы лишь можем подозревать, что это есть, а вот путей-доступов к ней у нас пока нет.

Все три вышеперечисленных вида информации – разные по своим характеристикам. Однако ж, все они называются одинаково. Поэтому дальше разбирать информацию лучше по видам, в лучших традициях разума-аналитика, разума-анализатора, разума-лучшего в мiре выводителя выводов. Лучше всего эти типовиды как-то обозвать, присвоив им дополнительное имя, чтобы было легче затем ими манипулировать.

Информацию от человека к человеку или людям можно назвать «мнением», информацию, которая УЖЕ есть, но некоторым недоступна потому что ими не изучена в тонкостях – можно назвать «фактологией», а информацию, про которую мы лишь подозреваем, что она есть, «тайной».

Итак, информация-мнение. В неё может входить частично или полно информация-фактология, если она касается тех областей, которые изучены, но та же информация-фактология может «волшебным образом» превращаться в информацию-мнение, если область НЕ изучена воспринимающим её. Здесь мы видим, что информация, вернее, её восприятие, зависит от воспринимателя: мало информацию создать, мало её выплеснуть из себя, нужно, чтобы она ещё и могла «зайти» в слушающего, читающего, воспринимающего. Потому что может и не зайти совершенно.

Отсюда следующий вывод: информация воспринимается не вся, а лишь та, которая знакома воспринимающему разуму в виде «старых данных», т. е. данных, с которыми чел, обладатель разума, в той или иной мере УЖЕ ЗНАКОМ. Вот лишь под таким «соусом» можно в информацию пропихнуть и надеяться, что её поймут восприниматели, что-нибудь НОВЕНЬКОЕ. А отсюда уже и следующий вывод: на путях распространения любых видов информаций неспящими «стражами» стоят: неосведомлённость об информационных областях, слабая осведомлённость о них же самых, полная неосведомлённость. И эти «заслоны» НЕ прошибить. Потому что, если в разуме человека нет определённых «старых данных», основываясь на которых разум этого человека вообще может воспринять «новые данные», да и то не все, а лишь СХОЖИЕ со «старыми» в какой-то мере – ничего не получится. Если разуму не с чем сравнивать, разум это… отбрасывает, как несущественный БРЕД.

Япона ж мама!!! А как же тогда существование в мiре всего того информационного обилия, которым, по идее, и должен «питаться», да «обогащаться» каждый разум каждого человека? Да никак, ну есть что-то и есть  НЕВОСПРИНИМАЕМОЕ. И до тех пор, пока ЛИЧНЫЙ разум ЛИЧНЫМИ же усилиями человека не подтянет себя в тех областях, о которых он прежде и понятия не имел, усвоив хотя бы что-то, т. е. включив их в перечень «старых данных», вот ровно до этих пор никакая информация любого типовида «работать» в ём не будет. Ведь нельзя есть рукой, если у тебя руки нет. Ногой можно, если научишься, а рукой ну никак. Так и здесь. Не ознакомившись с чем-то хотя бы относительно-приблизительно, т. е. поимев о чём-то хоть какое-то понятие, нельзя осваивать информационные потоки, основанные на этом.

В связи с этим дубоватый феномен так называемого «эгрегора» – виден как на ладони. Информация от «эгрегора» не имеет никаких шансов проникнуть в разум человека, если он ПОНЯТИЯ об этом не имеет в своих «старых данных». Шанс появляется лишь тогда, когда ему «объяснят», что такое «эгрегор», и он утвердит эти данные в корпус своих «старых данных» (т. е. изученных, воспринятых, проверенных и т. д.). Да и то – шансец очень хлипкий, ведь сущность «эгрегора» в непередаваемой его «сложности» и «таинственности», а также «подпитке» мыслями других людей, с которыми восприниматель, кстати, вполне может быть И НЕ ЗНАКОМ вовсе.

А как именно тогда информация переходит из разряда «новые данные» в разряд «старые данные»? Ну, чтобы разум затем мог хоть как-то оперировать анализом. А только через предоставление любых видов информации КУСОЧКАМИ, каждый из которых содержит в себе, и обязательно, ЧАСТЬ каких-то «старых данных». И другого способа нет. Кстати, обучение, как понятие, это именно этот процесс: постепенное нанизывание на «старые данные» каких-то «новых данных», которые обязательно должны быть сопряжены между собой, иначе – попросту не войдёт, не запомнится.

Интересно также сравнение информации типа «мнение» с информацией типа «фактология». Обычно «мнение» основывается на собственном корпусе какой-то «фактологии», которая, при выявлении «фактологии» новой, сравнивает своё, уже имеющееся, с только что появившейся. И, если находятся мало точек соприкоснования, или вообще ни одной, то новая «фактология» отправляется в топку. Без объяснения причин. Т. е. «мнение» – это всегда сумма «фактологии». А «фактологию» можно постоянно расширять, изучая «новые данные», тем самым меняя и «мнение». Другими словами, «мнение» всегда находится в полной зависимости от «фактологии», которая, в свою очередь, составляет собой корпус «старых данных», сброшюрованный и подшитый, что называется.

Под распространением информации имеют обычно в виду процесс, насколько быстро информация распространяется среди насколько большого количества людей (отдельных разумов). Я бы переиначил всё это следующим образом: информация распространяется настолько быстро, насколько: а) она содержит мало «новых данных», б) насколько «старые данные» определённого рода вообще распространены среди разумов людей. Т. е. два компонента, минимум. Во всех остальных случаях информация распространяется МЕДЛЕННО, и никакой интернет с открытостью всего самого разного тут не помогает ни капельки.

Поэтому меня лично очень смешат адепты будущего информационного общества, мол, информация будет рулить. Неа, не будет она рулить ни хрена. И причина этому проста: чтобы рулить, нужно, чтобы информация воспринималась однозначно, да даже и лживо, но при этом ПОНЯТНО, т. е. имеющаяся общая база человечества в виде «старых данных», распространённых среди людей, была в достаточной мере ГОТОВА к восприятию неких «новых данных» управленческого характера. Если этого НЕ будет, то хоть обуправляйся – ничего не выйдет. Ибо не воспримут.

Поэтому-то до реального общества информационного нам ещё… ой, как далеко, однако! Ну а пока управление пытается осуществиться через… правильно, в основном, инстинкты, присущие каждому человеку в той или иной мере и в той или иной мере находящиеся у него под контролем. Мера распределения обладателей более широкого пласта «старых данных» (так называемых специалистов) среди населения вообще и определяет меру возможности управления. Почему? А потому что лишь у специалистов в какой-нибудь области знаний, поле их «старых данных» достаточно широко для того, чтобы им что-то выдавать и, главное, они это ПОЙМУТ, ну или воспримут.

Меня, кстати, изумляет ещё одно обстоятельство: набившая оскомину фразу про специалистов узкого профиля, мол, они, кроме как в своей области, ничего больше не соображают. Это вовсе не так. И причина этому тоже проста: дело в том что, накопление «старых данных» в какой-то узкой области НЕВОЗМОЖНО без широкого же слоя «старых данных» по границам этой узкой области (совокупно это всё и зовётся «образованностью»). И иногда, вернее гораздо чаще, чем иногда, именно эти «старые данные» играют решающую роль в применении этими специалистами своих умений. Без широчайшей границы как бы узких знаний, как бы вне специализации, без знания того, что эта граница собой представляет, никакие узкие знания не срабатывают. Они срабатывают только СОВОКУПНО. И я бы лично определил так: 10% приходится на узкую специализацию, а 90% – на более общую. И без этих 90% никакая узкая специализация попросту НЕ сработает.

Поэтому лично я представляю потоки разнообразной информации, которые испускает и воспринимает весь наш земной мiр совокупно так, как «песочные часы», заключённые в «песочных часах», заключённые в «песочных часах» и т. д. Где «горлышками», через которые сыплется информационный песок, служат разумы людские: то пропускающие «песчинки», то их «отторгающие», и вся эта круговерть медленно, очень медленно, в зависимости от общего подтягивания разумов к открывающимся «новым данным» РАСШИРЯЕТ горлышки «песочных часов». В столетие по микрону, блин.

Добавить комментарий