Стратегия неопределённости

Попробовал недавно для самого себя сформулировать стратегию России на неопределённое будущее. Ничего не вышло. Поэтому сделал для себя заметочку в уме, что, это всё – вовсе не утаивание долгоиграющих целей (тем более, что они уже давно выражены), а определённый СТИЛЬ.

В рамках парадигмы Постмодерна, берущего за горло весь мiр, подобная неопределённость – есть определённейшая определённость всего сущего, которое знай бурлит себе, подпитываемая всем своим прошлым и мечтаниями о будущем. Россия в этом плане вовсе не исключение, а скорее – яркость, выпуклость и нарыв.

Стратегия неопределённости России, нацеленная на будущее, идёт уже давно. Лет 20 точно, а может быть и больше. И в этой сфере нами накоплен богатый опыт. Кстати, мы достаточно выгодно этим отличаемся, к примеру, от соседа-Китая. Т. е. ещё более туманны и непредсказуемы, чем сосед. Я уж не говорю про остальные части света. На самом низовом уровне это проявляется в том, что русских в мiре НИКТО не понимает до конца, а то, что им кажется, что понимают – почему-то идёт прахом. Или очередным вскидыванием бровей вверх на этапе удивления-сюрприза.

Сейчас точка вяжущей неопределённой определённости – вроде как Украина, ну и всё такое сопутствующее этому или просовокупляющееся. Мало кому ясно, что делают русские на ней. Нет, в изречениях по поводу того, что именно делает Россия, вариантов, разумеется, масса (это и есть прогнозы). А вот точности нет. К тому же её нет даже приблизительной. Думаю, что и не будет в ближайшее время. А то, что будет, станет ещё более неопределённым. С моей точки зрения, власть России уже давно приняла «правила игры», по которым никаких правил нет, просто ещё делает вид, что некоторые правила пока ещё действуют, но к ним уже отношение, как к отживающему (загнивающему). До смеха ещё не дошло, откровенного такого, но метастазы злобного хохота уже прорываются там-сям.

Эта неопределённость определённо БЕСИТ многих и многих, причём – везде, в том числе и у нас самих. Ведь куда бы было как проще, если бы всё было таким предсказуемым и понятным. Но этого нет, да и не будет. Ну а высшим пилотажем являются определения по поводу «денацификации» и «демилитаризации», позволяющие такую ширь трактовок, что аж дух захватывает. Их интерпретация открывает безконечное количество вариантов, массу подспудных смыслов, великолепие возможностей и препятствий. Я сам играю в эту игру, пытаясь определить эту расширяющуюся неопределённость, но не преуспеваю, разумеется.

Поскольку язык – система строго определённая, то попытки выражать смыслы утыкаются в то, что концепции всё же остаются невыразимыми как ни крути. И возникает картинка, которую можно назвать ХОХОТ. Такой подспудный… ну да!, ещё и злорадный, выпячивающий хобот СМЕХА вовне, тряся им и трубя. Я тут занялся при подготовке очередной языковой заморочки графическим дизайном, пытаясь придать изящность вообще-то скуке смертной лингвистических болот, вот подумываю как бы поэлегантнее обыграть эту тему: хобот и трубный смех. Пока не очень получается… Ну, ладно!

Есть проблемы и с мыслями, которые стали плясать гораздо веселее, чем, допустим, год назад. Тогда ни хохота, ни хобота ещё не было, а был тяжёлый слон, топтущий маразмы на уколах. Ну а вот сейчас всё волшебно переменилось.

В общем, всполохи, которые невозможно определить ни как мысли, ни как образы, ни как концепции, ни как что-то ещё приняли форму РАСТРУБА, через который пока идёт лишь ЗВУК, и этот звук… приятен, хотя и громогласен. Поэтому мне ближе то, что и сама стратегия России такова. Каждый же видит слона трубящего через свой ракурс: кто сзади, кто – спереди, а кто и вообще – снизу, но звук слышат ВСЕ.

Сам звук этот трубный вельми громок. Поэтому и думается, а вот какого хрена слоны трубят: радуются что ли, то ли предупреждают кого, то ли просто хоботы чистят. Не поймёшь. Неопределённо как-то. Объяснения при этом физиологические, понятное дело, не принимаются, потому что это ОБРАЗ такой, а какая в образах мутная физиология, нет её там.

Стратегия неопределённости может нравиться или не нравиться. Кому она нравится, тот и трубит себе слегонца, ну а остальным не до трубы, потому что страшненько так. Хотя, если говорить совсем уж честно, то никто никого и ничего не боится, поэтому при ментальной выработке своего собственного отношения к пониманию неопределённости стоит отказаться от «страха» и «боязни». Их же нет вовсе. Расхождение присутствует в другом: в способности смеяться или неспособности. Тот, кто не способен, тот и проигравшим будет. Такая вот простота.

Есть ещё один момент: стадия противоковидных уколов перешла в стадию весьма болезненных ракетных «уколов» одного накаченного какой-то дрянью полугосударственного организма. Перешла практически мгновенно, никто и мяукнуть не успел, хотя все и отметили, что есть определённое сходство в том, что лечение ныне стало модно проводить уколами: при этом неважно, какой организм там колется. Вот и здесь, поукалывали на славу, и много чего если и не вылечилось, то по крайней мере больше не гниёт.

Я бы прошёл ментально мимо этого наблюдения, если не одно «но»: дело в том, что в стратегии неопределённости ещё ковидной эры уколотерапия ни к чему особенному НЕ привела, хотя и шороху вызвала немало. Но так же пока и на «полигоне У»: рецидивы болезни вроде как лечатся, а вроде как и не лечатся: до рванины хирургии дело не дошло пока. А вот дойдёт ли – снова не очень понятно. Потому что неопределённо как-то. Логика при этом упрямо заявляет, что надо резать, надо, а вот постмодерническое верховенство чёткого ответа не даёт. Да и не даст. Бо поглядим, как там оно будет… Может и не надо вовсе!

Да, сравнения подобного рода грешат зеркальностью: как к нам ковид приходил, так и мы в ответ уже по совершенно другой ТЕМЕ отображаем. Но, согласитесь, есть в этом что-то оригинальное. Я на своей памяти, по крайней мере, и не упомню подобных игр.

А трубный глас из непонятного хобота, напоминающий то ли злобный смех, то ли обычное предупреждение – пока продолжается.

Добавить комментарий